Дискуссия о том, что такое отечественный суперкомпьютинг, ведется не первый год. С одной стороны, в ведущем международном рейтинге Top 500 мощнейших вычислительных машин планеты регулярно появляются системы с пометой “Россия”. Однако в графе “производитель” у большей их части фигурируют наименования западных вендоров (IBM, HP и т. д.), а те редкие отечественные компании, которых кураторы рейтинга признают самостоятельными поставщиками решений, постоянно вынуждены доказывать общественности легитимность такого статуса. (Элементная база машин, как ни крути, производится за рубежом.)

Однако техническая сторона вопроса — дело профильных специалистов. Остальным же приходится довольствоваться косвенными показателями. И среди них, пожалуй, один из самых важных — уровень восприятия российских разработок за пределами нашей страны.

Окно в Европу

В конце мая текущего года в отечественном суперкомпьютинге (чем бы он ни был) произошло весьма примечательное событие. Впервые в новейшей истории российская компания сделала полноценную попытку выхода на европейский рынок: “Т-Платформы”, чей кластер “Ломоносов” из Московского государственного университета занимал на тот момент 12-ю строчку Top 500 с пиковой производительностью 414,42 Тфлопс, объявили об открытии своего офиса в немецком Ганновере.

По уверениям компании, структура филиала будет примерно такой же, как у московского головного офиса, хотя и с иным удельным весом ряда подразделений. Так, по словам директора по продуктовому маркетингу “Т-Платформ” Алексея Нечуятова, в ближайшее время наниматься на работу в Германии станут не столько разработчики (их и в России хватает), сколько продавцы, специалисты по развитию бизнеса, сотрудники техподдержки и сборщики систем (монтаж и финальное тестирование суперкомпьютеров будет осуществляться на месте — в Европе).

Отвечая на вопрос, зачем для работы за рубежом компании понадобилось стационарное присутствие в Европе, генеральный директор “Т-Платформ” Всеволод Опанасенко пояснил, что в деле продвижения столь серьезных технологий на удаленном рынке многие вещи должны делаться локально. Развивая эту мысль, Алексей Нечуятов отметил, что суперкомпьютинг — очень персонифицированный, а отнюдь не транзакционный бизнес. Европейские заказчики крайне серьезно относятся к модели техподдержки и хотят регулярно видеть у себя представителей поставщика решений лично (каждую неделю-две).

Кроме того, по словам г-на Нечуятова, в Европе в принципе совершенно отличный от нашего менталитет. Там не существует двойных стандартов; ты должен быть предельно профессионален и компетентен (уметь отвечать на любые вопросы), а также четко и в срок соблюдать все договоренности. Поэтому для “Т-Платформ” сейчас важно привлечь “западных” людей, которые привнесут определенную корпоративную культуру.

В настоящий момент на должность регионального директора по продажам компании удалось пригласить очень известного в компьютерном мире топ-менеджера Жильбера Лаубера. Операционную деятельность офиса возглавил Александр Перфаль, а консультантом “Т-Платформ” по продажам в Великобритании стал Кейс Корлес.

Несмотря на общность ментальных свойств, в целом европейский суперкомпьютерный рынок, по словам г-на Опанасенко, подвержен весьма серьезному региональному делению (в разных его частях свои правила работы). Четыре основные составляющие — Германия, Франция, Англия и Финляндия.

Причин, по которым в качестве “окна в Европу” “Т-Платформы” выбрали именно Германию, несколько. По уверению г-на Нечуятова, эта страна не только является крупнейшим рынком в регионе, но также очень интересна с точки зрения инженерных ресурсов и более-менее открыта для разных вендоров и поставщиков. (В этом смысле рынок Франции, например, монополизирован в гораздо большей степени — на нем конкурирует всего несколько компаний, и условия работы существенно сложнее.)

Клубная система

Как нетрудно догадаться, сам факт открытия зарубежного офиса автоматического появления заказчиков отнюдь не гарантирует. К примеру, исполнительный директор “РСК СКИФ” (российской компании, также позиционирующей себя в качестве разработчика суперкомпьютерных технологий) Алексей Шмелев вспоминает опыт известной французской компании Bull. В попытках выйти на общеевропейский рынок она вложила десятки миллионов евро в содержание офиса в Германии, в маркетинг и рекламу своих решений, но первые продажи появились лишь через два года.

Что касается “Т-Платформ”, то на момент объявления об открытии филиала компания уже имела в своей копилке два зарубежных контракта, хоть и оцениваемых Всеволодом Опанасенко как весьма скромные (“на сотни тысяч евро”): были осуществлены поставки для отделения гравитационной физики Института Макса Планка в Ганновере и для исследовательского института Infocomm Research в Сингапуре.

За прошедшие с тех пор без малого три месяца новых соглашений подписано не было. В компании сообщают об активной работе как в Восточной, так и в Западной Европе и об участии в нескольких тендерах, но говорить о каких-то конкретных результатах не спешат.

В целом, как можно было понять из общения бесед с представителями “Т-Платформ”, контракты — это на данном этапе далеко не единственный показатель успеха продвижения. По словам Алексея Нечуятова, сейчас крайне важен вопрос правильного позиционирования. Отложив на потом общение с массовыми заказчиками (как правило, университетами и академическим сектором), в компании избрали стратегию приоритетного взаимодействия с грандами европейского суперкомпьютерного рынка. В стремлении создать определенный тренд руководство объездило все крупнейшие вычислительные центры, где, по уверению Всеволода Опанасенко, как минимум получило подтверждение того, что разработки “Т-Платформ” являются вполне конкурентными и могут пользоваться спросом. Как утверждает г-н Нечуятов, буквально за полгода, предшествовавших открытию офиса, осведомленность на рынке о компании и о предлагаемых ею решениях очень возросла, причем “Т-Платформы” теперь узнают и воспринимают ни много ни мало как европейского поставщика.

По уверению г-на Опанасенко, суперкомпьютинг — это некий клуб, поэтому первичная наработка связей была начата очень давно. За последние 7—8 лет представители “Т-Платформ” посетили все крупные тематические выставки, с недавних пор стали представлять на них свои решения, а в начале нынешнего лета даже выступили серебряными спонсорами на юбилейной 25-й международной конференции-выставке International Supercomputing Conference в немецком Гамбурге — одном из двух важнейших событий отрасли в году.

Решения и их перспективы

Несмотря на тезис, прозвучавший во вступлении к этому материалу, несколько слов о технологиях, с которыми компания “Т-Платформы” идет в Европу, сказать все же необходимо. Описывая экспозицию на своем стенде в Гамбурге, Всеволод Опанасенко выделил четыре основных решения. Мейнстримом всей коллекции была названа T-Blade 2 — blade-платформа, обеспечивающая свыше 90% производительности “Ломоносова”. На второе по значимости место г-н Опанасенко поставил пакет Clustrx, который он определил как некий отвечающий за функционирование суперкомпьютера блок, включающий не только ОС, но и менеджмент, а также определенные вещи, связанные с отказоустойчивостью системы. (В компании уверяют, что благодаря Clustrx при запуске даже не тюнингованных приложений происходит увеличение производительности на 3—10%.)

На третьем месте следует давняя разработка компании “Т-Платформ” (немного модифицированная) — платформа T-Blade 1.1, на которой частично построен “Ломоносов” и полностью СКИФ МГУ “Чебышев”. И замыкает четверку платформа на базе процессора PowerXCell 8i, также используемая в “Ломоносове”.

Компания намерена и дальше вкладывать весьма серьезные средства в разработки и уже в конце года планирует представить два новых инновационных продукта, предстоящий анонс которых г-н Опанасенко по важности поставил в один ряд с презентацией в свое время T-Blade 2.

По всей видимости потенциал своих нынешних и будущих решений в компании оценивают весьма высоко, потому что уже к 2013—2014 гг. рассчитывают занять 3—5% мирового суперкомпьютерного рынка в денежном исчислении. Очевидно, что неплохим подспорьем в этом деле может оказаться намеченное расширение “Ломоносова” до петафлопсного уровня, после чего кластер (и его производители) поднимется на более высокую строчку Top 500.

Напомним, что принципиальное решение нарастить мощность крупнейшего на сегодня суперкомпьютера страны было обнародовано председателем Госдумы России Борисом Грызловым в марте текущего года. Оно, впрочем, отнюдь не означает, что апгрейдом будут заниматься именно первоначальные разработчики — в стране действует 94-й федеральный закон, и исполнитель контракта должен выбираться на основе открытого конкурса.

По сообщению пресс-службы “Т-Платформ”, в конце лета на сайте “Сбербанк-АСТ” (автоматизированная система торгов) в электронной формесоответствующий аукцион был объявлен. Список участников будет полностью сформирован до 21 августа, но информация о них станет доступна только после объявления победителя.

Сейчас сложно предположить, кто захочет составить конкуренцию “Т-Платформам”. Правда, г-н Опанасенко вполне допускает, что такая компания может найтись — “Ломоносов” сдавался с полным набором технической документации, поэтому тот, кто не поленится в ней разобраться, теоретически сумеет справиться и с контрактом.

Кто следующий?

Если утверждения г-на Опанасенко о клубной системе в суперкомпьютинге и большой важности выставок принять за постулаты, то за исключением самих “Т-Платформ” некие амбиции по освоению зарубежных рынков можно отметить лишь у одной отечественной компании — упомянутого выше “РСК СКИФ”. Во всяком случае на гамбургской выставке под российским флагом помимо “Т-Платформ” экспонировался еще только ее стенд (отдельный стенд МГУ с виртуальной презентацией “Ломоносова” в данном контексте не в счет).

В настоящее время главной продукцией этой компании являются суперкомпьютеры “СКИФ-Аврора”, созданные в альянсе с итальянской Eurotech и Институтом программных систем РАН им. А. К. Айламазяна при технической поддержке Intel. Первая такая машина с пиковой производительностью 24 Тфлопса в конце июня была запущена в Южно-Уральском государственном университете, а семью месяцами ранее (в ноябре прошлого года) она каким-то чудом даже сумела отметиться в 450-й строчке 34-й редакции Top 500.

Из переписки с представителями “РСК СКИФ” нам так и не удалось четко понять, намерена ли компания в ближайшее время выходить на зарубежные рынки. Алексей Шмелев назвал эту задачу сложной, высокозатратной и долговременной, указав, что для ее решения требуется несколько составляющих. Во-первых, понимание объема рынка и потенциального места на нем новой компании, плюс свободные финансовые ресурсы при условии весьма долговременной перспективы их окупаемости. Во-вторых, наличие продукта или услуги с конкурентными свойствами — новичок обязательно должен быть в чем-то определенно лучше (в свойствах товара, в цене, в логистике или во всем одновременно). И в-третьих, существование сильного форпоста на новом рынке — как правило, партнера, который давно на нем работает.

Далее г-н Шмелев отмечает, что западный партнер (Eurotech) у “РСК СКИФ” имеется уже второй год, а выдающиеся характеристики “СКИФ-Авроры” позволяют полагать, что у решения есть шанс на успех в Европе. Вот только намерен ли “РСК СКИФ” этим шансом воспользоваться, г-н Шмелев так и не уточнил.

Других последователей “Т-Платформ” на российском рынке пока не наблюдается.

Версия для печати (без изображений)