ЧЕМ БОЛЬШЕ НЕЛИЦЕНЗИОННОГО ПО ИСПОЛЬЗУЕТ ПРЕДПРИЯТИЕ, ТЕМ БОЛЕЕ ВЫСОКИМ ЭКОНОМИЧЕСКИМ РИСКАМ ОНО ПОДВЕРГАЕТСЯ

В конце февраля компания IDC обнародовала итоги опроса, проведенного в ноябре прошлого года по заказу Microsoft. В качестве респондентов выступили более 400 лиц, принимающих решения, связанные с использованием информационных технологий на предприятиях различных отраслей с компьютерным парком от 10 до 250 ПК. Исследование охватило пять федеральных округов России (Центральный, Северо-Западный, Южный, Сибирский и Уральский) и, по словам ведущего консультанта IDC Russia & CIS Виктора Пратусевича, проводилось на основе квотной выборки.

О том, сколько всего российских СМБ-предприятий располагает компьютерным парком от 10 до 250 ПК, в IDC сказать затруднились. Отметили лишь, что их менее 1 млн. По личному мнению Игоря Боровикова, председателя совета директоров компании Softline, члена президиума и председателя комитета по ИТ общероссийской общественной организация малого и среднего предпринимательства “ОПОРА России”, таких предприятий в нашей стране насчитывается от 700 до 800 тыс. Точных исследований на этот счет никто, однако, не проводил. Да и ситуация достаточно быстро меняется: одни предприятия закрываются или поглощаются, а другие возникают буквально с нуля. Впрочем, эта оценка представляется вполне правдоподобной и сопоставимой с количеством предприятий, использующих продукты “1С”.

Что же касается общего количества СМБ-предприятий в России (вне зависимости от числа используемых в них компьютеров), то оно, по мнению Дмитрия Халина, директора департамента по работе с малым и средним бизнесом и партнерами “Microsoft Россия”, близко к 1,2 млн. Для сравнения: по данным ФНС России по данным ФНС России, отличные от нуля налоги за 2009 г. заплатили 2,7 млн. юрлиц. Кроме того, в нашей стране, по данным ФНС, насчитывается около 4 млн. ПБОЮЛ (предпринимателей без образования юридического лица).

Однако вернемся к вышеупомянутому опросу. Он проводился по телефону, с использованием специально разработанной анкеты. При этом задача анкетирования состояла в том, чтобы определить осведомленность и восприятие респондентами различных рисковых ситуаций, которые могут возникать в результате использования нелицензионного ПО, выяснить, сталкивались ли респонденты в последние время с какими-то проблемами, возникшими вследствие сбоев в работе ПО и оценить, сколько времени и человеческих ресурсов потребовало разрешение данных проблем.

В итогах опроса фигурируют два ключевых словосочетания “компании с низким уровнем использования нелицензионного ПО” (так называемые “зеленые“ компании, т. е. охватывающие предприятия, в которых доля нелицензионных программных продуктов не превышает 20%) и “компании с высоким уровнем использования нелицензионного ПО” (“красные” предприятия, в которых доля нелицензионных программных продуктов превышает 80%). Термин “компании со средним уровнем использования нелицензионного ПО” (т. е. “желтые” предприятия, у которых доля нелицензионных программных продуктов лежит в пределах от 20 до 80%), в отчете IDC не используется. Не указано там и процентное соотношение СМБ-компаний в рамках категорий “компании с низким/средним/высоким уровнем использования нелицензионного ПО”.

Дело здесь вот в чем. Виктор Пратусевич рассказал нам, что это исследование было построено как сравнение двух групп организаций. Они были одинаковыми по “демографическим” параметрам (распределению по округам и видам деятельности), но представляли собой высокий и низкий сегмент по уровню использования нелицензионных программ. Целью опроса было сопоставить риски и затраты между компаниями этих двух групп. Соответственно при скрининге (отборе подходящего респондента при звонке с приглашением к интервью) IDC не включала в опрос компании со средним уровнем использования ПО. Но при этом для опроса намеренно было набрано примерно равное (около 200) количество компаний из “красного” и “зеленого” секторов. Затем было проведено статистическое сравнение средних показателей по каждому вопросу анкеты между “красной” и “зеленой” группой.

В то же время средний уровень использования нелицензионного (пиратского) ПО в нашей стране известен. По данным IDC, в 2007 г. он составлял 73%, в 2008-м — 68%, а в 2009-м — 67%. Итоги 2010 г. ещё не объявлены. Почему в упомянутом выше отчете IDC в качестве пороговых значений были выбраны уровни именно в 20 и 80%, трудно объяснить. Видимо, сказалось влияние “принципа Парето”, сформулированного в результате обобщения различных фактов и применимого к очень многим бизнес-ситуациям.

Из вышеупомянутого исследования IDC можно сделать два важных вывода.

1. Для компаний с высоким уровнем использования нелицензионного ПО вероятность возникновения инцидентов, вызванных сбоями в работе ПО, существенно выше, чем в компаниях с низким уровнем использования нелицензионного ПО.

К примеру, частота возникновения критических сбоев систем, приводящих к остановке одного или нескольких бизнес-процессов, на 30% выше в “красных” компаниях (с такой ситуацией сталкивались 23,5% из всех опрошенных), чем в “зеленых” компаниях (17,4%).

От потерь и повреждений ценных или конфиденциальных данных страдают на 21% больше “красных” компаний (9%), чем “зеленых” (7,5%). Частота непредвиденных расходов на ПО в 3,7 раза ниже в “зеленых” компаниях (1,5%) по сравнению с компаниями с высоким уровнем использования (5,5%).

Другие рисковые ситуации (вместе взятые) происходят в “красных” компаниях в 2,5 раза чаще, чем в “зеленых” (7,5% и 3,0% соответственно). В данную категорию вошли потеря средств, ранее вложенных в ПО, утечка конфиденциальной информации, юридические последствия использования нелицензионного ПО, проблемы с проведением аудита и сертификации, потеря доверия инвесторов и партнеров, потеря репутации, финансовые потери, связанные с неспособностью выполнить условия важных соглашений.

2. Ущерб, который несут СМБ-предприятия вследствие сбоев в работе ПО (см. диаграмму 2) сильно зависят от уровня использования нелицензионного ПО Согласно оценкам IDC, в компаниях “красной зоны” ущерб от каждого критического сбоя системы составляет в среднем в 40 тыс. долл., в то время как в компаниях “зеленой зоны” данный показатель почти в три раза ниже.

В анкете IDC был вопрос: “Если компания, аналогичная вашей, использует нелицензионные программные продукты, насколько высока вероятность, что она столкнется со следующими одиннадцатью проблемами?”. По каждой из перечисленных проблем было пять вариантов ответов: очень низкая (1), низкая (2), средняя (3), высокая (4), очень высокая (5).

Обобщенные итоги ответов респондентов на этот вопрос приведены в диаграмме 3. Из неё видно, что первая тройка последствий от использования нелицензионного ПО в СМБ-предприятиях выглядит так:

  • юридические последствия;
  • проблемы с проведением аудита и сертификации;
  • финансовые потери, связанные с неспособностью выполнить условия важных соглашений.

Но и остальные восемь типов последствий не стоит сбрасывать со счетов.

В исследовании IDC, проведенном по заказу Microsoft, термин СПО (свободное программное обеспечение) не употребляется. Как пояснил Виктор Пратусевич, вопросы с использованием этого термина в анкете, на которую ответили свыше 400 респондентов, не присутствовали. А много ли российских СМБ-предприятий в той или иной степени использует СПО? По мнению Игоря Боровикова, такого рода предприятий очень мало: “Среди СМБ-предприятий СПО используется не более чем на 3% серверов и не более чем на 5% рабочих станций”.

Свежих данных IDC на этот счет раздобыть не удалось. А вот ранее аналитики IDC утверждали, что в 2008 г. в общемировом масштабе из 59% случаев инсталляции легального ПО 44% приходилось на установки проприетарных программных продуктов и 15% — на установки бесплатного ПО или ПО с открытыми кодами.

“Тема противодействия пиратству крайне важна, — заявил Игорь Боровиков. — Тысячи компаний СМБ выступают не только как пользователи ИТ, но и как игроки ИТ-рынка, и оградить их от нечестной конкуренции со стороны распространителей пиратского ПО, подрывающих их бизнес, — одна из наших приоритетных задач. Исследование IDC ценно тем, что позволяет бизнесу достаточно объективно оценить свои риски при использовании нелицензионного ПО”.

Версия для печати (без изображений)