Проблемы этой индустрии тесно переплетены друг с другом

Недавно посетителям раздела “ИТ-Бизнес” нашего сайта был задан следующий вопрос: “Что надо сделать для развития в нашей стране софтверной индустрии?”. На него можно было дать несколько ответов. И вот как эти ответы распределились:

  1. уменьшить налоговое бремя на софтверные компании (60%);
  2. увеличить объем госзаказа на разработки тиражируемого ПО для нужд медицины, образования и госструктур муниципального и регионального уровней (43,3%);
  3. разработчикам ПО надо более тесно взаимодействовать со своими потенциальными клиентами (33,3%);
  4. усилить борьбу с компьютерным пиратством среди корпоративных пользователей (23,3%);
  5. принять другие меры (16,7%);
  6. усилить борьбу с компьютерным пиратством в каналах распространения ПО (16,7%);
  7. усилить борьбу с компьютерным пиратством среди домашних пользователей (10%);
  8. переселить всех программистов и менеджеров проектов в Сколково (3,3%).

Среди “других мер” наши респонденты назвали следующие:

  1. закрыть границу для импортного софта;
  2. создать централизованный каталог прикладного ПО, классифицированный по темам, публиковать его в Интернете;
  3. вырастить постановщиков задач;
  4. уменьшить госзаказ;
  5. необходима ориентированная на разработчиков госпрограмма по развитию отечественной софт-индустрии.

Прокомментировать итоги этого опроса редакция попросила топ-менеджеров ряда российских компаний, занимающихся разработкой ПО. Их мнения мы и предлагаем вашему вниманию.

“Безусловно, налоговое бремя существенно затрудняет развитие софтверной индустрии, — говорит директор по развитию бизнеса Paragon Software Group Натия Картвелишвили. — Но вопрос налогообложения необходимо рассматривать в комплексе государственной политики в сфере ИТ вообще. Этот комплекс государственных мер, на мой взгляд, должен выглядеть следующим образом: поддержка новых проектов-стартапов — в виде налоговых льгот и упрощения порядка регистрации и лицензирования деятельности; пересмотр налоговой политики в ИТ-сфере; расширение объемов госзаказа (что предполагает определенное бюджетирование на федеральном уровне)”.

“Приоритет недопущения (снижения) налоговой нагрузки очевиден, — отмечает президент ассоциации Russoft Валентин Макаров. — Рост страховых взносов для компаний-разработчиков с 26 до 34% (а для экспортеров — с 14 до 34%) означал бы рост себестоимости на 37 200 руб. на одного разработчика в год (для экспортеров — на 93 000 руб.). Для предприятия в тысячу человек это оборачивается потерей 37,2 млн. и 93 млн. руб. соответственно. Для крупных компаний это очень много, а для малых — просто смерть. Это слишком существенная проблема, без решения которой дальнейшая судьба индустрии была бы под вопросом. К счастью, всем вместе удалось сначала убрать повышение страховых взносов для средних и крупных компаний, а теперь мы приветствуем предложение Минэкономразвития по расширению этого режима на весь инновационный малый бизнес”.

“Следующий приоритет (увеличить объем госзаказа на разработки тиражируемого ПО для нужд медицины, образования и госструктур муниципального и регионального уровней) также очевиден, поскольку он отражает ситуацию, в которой мы живем, — продолжает Валентин Макаров. — Монополизм и чрезмерная доля государства в экономике приводят к тому, что половина экономики живет вне конкуренции и потому не нуждается в новых решениях. И государство, и монополизированная экономика, конечно, закупают ИТ-решения, но в отсутствие конкуренции их критерии выбора поставщика не являются рыночными. И значит, обычный бизнес не может добраться к этим контрактам”.

“Я бы тоже акцентировал внимание на уменьшении налогового бремени для софтверных компаний, — сказал генеральный директор компании “ABBYY Россия” Григорий Липич. — А также на увеличении объема госзаказа на разработки тиражируемого ПО для нужд медицины, образования и госструктур муниципального и регионального уровней. Кроме того, важно усилить борьбу с компьютерным пиратством среди корпоративных пользователей”.

“Да, отчасти проблему стабильного поступления доходов могло бы решить увеличение госзаказа, — считает директор компании PROMT Светлана Соколова. — Однако появление на рынке подобного заказчика-монополиста неизбежно привело бы к вырождению конкуренции, а в условиях российской действительности — еще и к тому, что побеждать часто будет далеко не сильнейший игрок. То есть рост госзаказов даже в оптимальном варианте дал бы положительный эффект только в краткосрочном периоде. Глубокие системные изменения невозможны без изменения общего климата в стране. Должно поменяться отношение к производителям ПО и со стороны государства, и со стороны общества. Очевидно, что переселением всех программистов в Сколково проблемы не решить. В нашей стране работают талантливые люди, создаются очень интересные программные продукты. Если удастся изменить отношение потребителей к ПО, объяснить им, что надо интересоваться программными новинками и платить за них, процесс изменится в лучшую сторону”.

“К тому, что попало в приоритеты, я бы добавил одну важную на мой взгляд идею, — заметил Валентин Макаров. — Дело в том, что сейчас при выделении госсредств на проведение НИОКР или на внедрение ИТ-системы никак не учитывается фактор конкурентоспособности участвующего в конкурсе производителя (продукта) на мировом рынке. А казалось бы, проще простого обеспечить стимулирование действительно перспективных российских производителей, если при выборе победителя использовать в качестве главного один простой критерий — объем экспорта или экспортный потенциал продукта либо услуги российского производителя. Дело в том, что продажи на чужих рынках являются лучшим (единственным!) показателем его конкурентоспособности. Поддерживая экспортера, государство заведомо поддерживает наиболее сильного производителя, к тому же помогая ему наращивать мышцы и завоевывать глобальный рынок. Завоевание глобального рынка по сути является национальной идеей любой развитой (а сейчас — и развивающейся) страны. А мы все ищем свою национальную идею, фактически не имея четкого критерия оценки победителя конкурсов и таким образом создавая поле для злоупотреблений”.

“Ситуация на рынке программного обеспечения России довольно противоречива, — полагает аналитик из компании “Доктор Веб” Вячеслав Медведев. — С одной стороны, имеется большое количество опытных программистов, и их число растет. С другой, количество компаний, ориентированных на разработку собственного программного обеспечения и добившихся на этом пути успеха, можно пересчитать практически по пальцам. С одной стороны, количество пользователей, имеющих компьютеры и подключенных к Интернету, весьма велико, а с другой, уровень доходов большинства населения не позволяет успешно развиваться малому бизнесу, ориентированному на то, чтобы удовлетворять потребности клиентов в услугах высокого качества. Рассуждать, почему так случилось, можно долго, но гораздо правильнее определить те направления, которые могут привести к росту количества успешных программных проектов”.

“Статистика продаж и проводимые опросы пользователей программных продуктов показывают высокую степень удовлетворенности функционалом существующих продуктов, — продолжил свою мысль Вячеслав Медведев. — Вследствие этого большинство последних релизов продуктов самого разного назначения направлено не на наращивание функционала (хотя и это имеет место), а на улучшение удобства пользования продуктом для новых пользователей, не имевших ранее опыта работы с этим ПО. Но это на рынке операционной системы Windows, где практически под каждую задачу существует уже готовая программа, и зачастую не одна. Другое дело альтернативные ОС. И в первую очередь Linux. Согласно планам правительства все государственные организации должны быть переведены на свободное ПО. В частности, в рамках этого проекта разрабатывается национальная программная платформа, создаются репозитарии открытого программного обеспечения. Правительством РФ утверждены источники венчурного финансирования для проектов различного размера, и уже есть примеры, когда выделялись средства на создание инновационных программных решений. Принимаются меры для снижения налоговой нагрузки на компании, занимающиеся разработкой. Здесь можно сказать о федеральном законе № 272 ФЗ. Естественным препятствием на пути перехода к отрытому ПО служит проблема несовместимости с программными пакетами, разработанными для платформы Windows, и отсутствие драйверов для многих периферийных систем”.

"Мы постоянно сталкиваемся с несовершенством законодательной базы, отсутствием либо нарушением правовых норм в области защиты интеллектуальной собственности, то есть в вопросах, связанных с пиратством и авторскими правами, - добавила Натия Картвелишвили. - Поэтому необходимо развивать ИТ-культуру на самом высоком уровне. Инновационные прорывы возможны только при полной последовательной поддержке государства. Однако факторы развития софтверной отрасли не следует воспринимать по некой линейной шкале значимости. То есть, к примеру, нельзя сказать, что поддержка стартапов со стороны государства имеет более важное значение и гораздо весомее, чем, допустим, госзаказ на софт или развитие ИТ-культуры. Все эти факторы тесно переплетены друг с другом, и с нашей точки зрения, их можно представить как единую плоскость, состоящую из пересекающихся множеств”.

“Участники вашего онлайн-голосования совершенно справедливо подметили два основных фактора развития софтверной индустрии, — говорит Светлана Соколова. — Это снижение налогового бремени и борьба с пиратством. Обращает на себя внимание то, что оба фактора подразумевают не принятие позитивных мер, а борьбу с существующими “тормозами” развития отрасли. И если по поводу снижения налогов хотя бы понятно, куда обращаться, и сейчас идет активная работа в этом направлении, то в сфере борьбы с пиратством все намного сложнее. Пока что реальные рычаги воздействия есть только на корпоративных пользователей. Что касается пользователей — частных лиц, масштаб пиратства среди них столь серьезен, что наказанием вопрос не решить. В итоге незаконное использование программ процветает и производитель не получает тех доходов, на которые был бы вправе рассчитывать”.

Валентина Макарова радует, что фактор “разработчикам ПО надо более тесно взаимодействовать со своими потенциальными клиентами” наши респонденты поставили не на десятое, а на третье место. “Это дает нам шанс на развитие, — уверен он. — Приятно отметить, что даже согласно зарубежным данным, уровень пиратства в России в области ПО за период кризиса не только не вырос, но даже снизился на 1%. Этот факт, на мой взгляд, отражает взросление пользователя и рынка. И этим же объясняется сравнительно низкий приоритет этого фактора”.

“Софтверная индустрия будет развиваться тем быстрее и динамичнее, чем более современной будет становиться экономика России, — добавил к сказанному Григорий Липич. — Это взаимосвязанные системы: рост и модернизация экономики неизбежно дает стимулы для развития индустрии софта. В периоды экономической стагнации или падения и софтверная индустрия будет вести себя аналогичным образом. Но уже сейчас и государству, и частному бизнесу необходимо системным образом инвестировать образование и создавать возможности для применения полученных знаний в стране. В настоящее время софтверным компаниям приходится переучивать и доучивать специалистов, которые выходят из вузов”.

Комментарий о том, что необходимо системным образом заниматься подготовкой программистов и создавать возможности для применения их знаний в стране, представляется весьма существенным. Важно отметить, что эти две меры переплетены друг с другом исключительно тесно. Ведь если мы за счет государства будем готовить классных программистов, но не создавать для них достойные рабочие места, то светлые умы неизбежно будут утекать за границу. А сколько их уже утекло! Никто толком и не знает, сколько именно. По слухам, в одной только Microsoft “российская диаспора” — одна из самых многочисленных. Да и в Google тоже.

Если же мы создадим идеальные условия для работы программистов (в Сколкове и других “спецзонах”), но не позаботимся загодя о “выращивании” соответствующих кадров (а любовь к созданию софта надо прививать со “школьной скамьи”), то нам придется “импортировать” программистов из других стран и платить им немалые деньги. То есть ситуация будет напоминать ту, которая царит сейчас в отечественном футболе. Где громкие скандалы — не редкость.

Версия для печати