Наступает финишный этап вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО), и сегодня многие эксперты вновь вернулись к теме ожидаемых для страны результатов от этого шага. Очевидно, что поставщики энергоресурсов и полезных ископаемых окажутся в выгоде. Даже наше сельское хозяйство почти уверено, что и ему повезет и оно сумеет выстоять в конкуренции со странами ЕС. А как будет чувствовать себя отрасль связи и российский телекоммуникационный рынок?

Одной из первых на эту тему прозвучала оценка Ассоциации региональных операторов связи (АРОС), которая считает, что ожидаемое вступление России во ВТО будет способствовать повышению эффективности и прозрачности регулирования отрасли связи. Известно, что обязательства России в области связи и телекоммуникаций, связанные со вступлением в ВТО, зафиксированы в специальном протоколе, подписанном в ноябре 2006 г. Согласно данному документу, основополагающим принципом государственного регулирования рынка связи и телекоммуникаций должно являться установление равных условий для доступа национального и международного капитала на рынок.

По мнению АРОС, данный принцип в РФ полностью реализован, с допуском иностранного капитала в отрасль проблем нет. Например, все пять крупнейших игроков рынка подвижной связи — компании с массивным иностранным акционерным участием. Российские “ВымпелКом” и Tele2 — стопроцентные дочки западноевропейских компаний. Акции МТС и “Ростелекома” продаются на нью-йоркской и лондонской биржах, один из основных владельцев “Мегафона” — TeliaSonera.

Специфические требования ВТО, касающиеся телеком-отрасли, регламентируют осуществление мер по повышению инвестиционной привлекательности сектора, а также обеспечение открытых и равных для всех участников правил игры на рынке. В частности, среди условий вступления можно выделить следующие четыре аспекта.

Первое — недискриминационность межоператорского взаимодействия. ВТО рекомендует установить цены на присоединение на основе себестоимости данной услуги. Нынешняя практика рынка заметно расходится с данным принципом, так как зачастую поборы крупнейших операторов с присоединяемых компаний связи маскируются под различные сервисные и дополнительные услуги. Первоначально требования ВТО были учтены при подготовке новой редакции закона “О связи” в 2004 г., в которой было введено понятие “существенного оператора”, публичность и недискриминационность присоединения к которому является обязательными. Но на последней стадии принятия этого закона из “существенных” были исключены все мобильные операторы. С тех пор их рыночная доля возросла многократно. И когда новый оператор хочет присоединиться к одному из “большой тройки”, зачастую возникают проблемы.

Второе — независимость регулятора. Она подразумевает прежде всего, что он не участвует непосредственно в управлении работой телекоммуникационных компаний. Участие министерства в руководстве, например, “Ростелекомом” прослеживается до сих пор и достижение статуса независимости, очевидно, требует определенных изменений.

Третье — справедливое распределение ограниченного ресурса в отрасли, прежде всего — радиочастот. Справедливость распределения радиочастот до сих пор подвергается сомнению многими участниками рынка, подаются иски к Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ), свое несогласие с его решениями иногда высказывает ФАС. Таким образом, в данном вопросе есть поле для деятельности администрации связи по сближению с позицией ВТО.

Четвертое — оказание универсальных услуг связи. Одно из требований протокола ВТО по телекоммуникациям — обеспечение всего населения присоединяющейся страны универсальной качественной связью по доступным ценам. При этом, какая это конкретно услуга, не прописано. В 2004 г. было решено, что основной универсальной услугой станет оснащение населенных пунктов таксофонами. Однако со временем стало ясно, что данный проект себя не оправдывает — на него потрачены миллиарды рублей, собранных с самих операторов в фонд универсального обслуживания, а по таксофонам почти никто не разговаривает.

Одновременно за последние годы опережающими темпами развивалась сотовая связь, показатели проникновения которой во многие разы превзошли показатели, заложенные в принимавшиеся в начале 2000-х годов правительственные концепции. В связи с этим необходимо говорить о пересмотре перечня универсальных услуг связи, включении в него сотовой связи как наиболее массовой и недорогой услуги связи, успешно замещающей обычную проводную связь.

“Мы приветствуем готовящееся вступление России в ВТО, полагая, что данный шаг будет способствовать существенным изменениям в целом ряде вопросов регулирования отрасли, — отметил президент АРОС Юрий Домбровский. — Безусловно, телекоммуникационная отрасль — это сфера с высоким уровнем конкуренции и довольно высокой эффективностью осуществляемого государственного регулирования. Однако и здесь есть целый ряд областей, требующих своего совершенствования, прежде всего — в части обеспечения недискриминационного доступа к сетям связи, повышения прозрачности распределения частот, вопросов определения универсальной услуги и ее оказания”.

К сожалению, по большому счету отрасль связи — это не только сфера предоставления услуг, где успешно действуют операторы связи, но еще и разработка и производство телекоммуникационного оборудования. И здесь ситуация для российских производителей намного хуже. Наша промышленность средств связи, с трудом пережившая двадцать бессмысленных перестроечных лет, скорее всего, окажется неконкурентоспособной по отношению к мировым поставщикам телекоммуникационных систем, и хотелось бы, чтобы и на этом фронте правительственные структуры сумели найти приемлемые для страны и для отечественного ИКТ-бизнеса решения. Думаю, что теперь самое время высказать свое отношение к вступлению в ВТО представителям деловых кругов, имеющим отношение к разработке и производству телекоммуникационных решений.

Версия для печати