Центр технологий и инноваций PwC и Российская венчурная компания (РВК) представили второй отчет Money Tree, посвященный обзору российских венчурных сделок за три квартала 2012 г. Безоговорочным лидером на этом рынке остается ИТ-сектор. За 9 мес. объем венчурных вложений в него составил 485 млн. долл. в рамках 90 сделок, что в 2,5 раза превышает показатели аналогичного периода за прошлый год. К ИТ-сектору в данном случае относятся услуги электронной торговли, облачные технологии, телекоммуникации, мобильные приложения, сервисы и приложения, связанные с созданием и развитием социальных сетей, интернет-сообществ, справочных и рекомендательных сервисов, а также онлайн-туризм, разработка электроники и компьютерного оборудования. В прошлом выпуске отчета другие сегменты рынка не учитывались вовсе, а их включение в новую редакцию на общей картине венчурных инвестиций отразилось лишь номинально. Так, сделок с повышенным риском в секторе промышленных технологий было зафиксировано всего 14 на общую сумму в 2,6 млн. долл., а в секторе биотехнологий — 13 на сумму 7 млн.

Впрочем, как можно было понять со слов директора Центра технологий и инноваций PwC Антона Абашкина, данные цифры и соотношения пока еще нельзя считать абсолютно достоверными. ИТ-сектор венчурных инвестиций становится все более прозрачным, но это происходит буквально на наших глазах. По словам г-на Абашкина, еще в прошлом году до 50% сделок были непубличными. Что же касается новых секторов, то они и вовсе практически не развиты, уровень проектов невысок и культура раскрытия информации находится в зачатке. Так что авторы исследования не исключают, что в будущем им придется существенно скорректировать отчетные данные за текущий год. При этом доступной информации становится больше, в том числе и благодаря публикации отчета Money Tree. Как уверяет директор департамента инфраструктурного и регионального развития РВК Андрей Введенский, после выхода обзора за 2011 г. многие компании сами стали выходить на организаторов проекта, желая предоставить свои данные.

Так или иначе, в настоящий момент авторы исследования уже располагают достаточной информацией, чтобы сделать некоторые выводы. Как отмечает г-н Абашкин, отчетливо заметно, что все больше возрастает конкуренция между компаниями за инвесторов и между фондами за проекты. В контексте этого компании демонстрируют рост специфического профессионализма — презентации проектов становятся грамотнее, а инвесторы начинают глубже проникаться спецификой ИТ-бизнеса. При этом существенный рост суммарного объема инвестиций в ИТ-секторе происходит не из-за увеличения количества сделок, а в результате более серьезных объемов вложений на более зрелых стадиях развития проектов. Если в прошлом году большая часть инвестиций проходила на самых ранних (посевных) стадиях, то сейчас и сами проекты выросли, и фонды смогли приблизиться к более естественному для себя формату работы, для которого характерны крупные вложения с более качественной экспертизой стартапов. В рамках этого тренда г-н Абашкин отмечает появление изрядного количества инвестиций в так называемые бизнес-инкубаторы, которые способны снимать с владельцев капитала головную боль по отбору перспективных проектов.

Безусловным лидером по привлечению инвестиций остается подсектор электронной торговли. На него приходится 21 сделка на сумму порядка 315,7 млн. долл., что демонстрирует рост более чем в шесть раз по сравнению с аналогичным периодом 2011 г. (14 сделок, 48,9 млн.). Г-н Абашкин указывает на то, что в этом подсекторе наблюдается наибольшее присутствие иностранного капитала и для него характерны самые крупные сделки — преимущественно на поздних стадиях инвестирования.

По количеству сделок лидирует подсектор облачных технологий — 22 сделки на сумму около 25,6 млн. долл. На третьем месте проекты, связанные с направлением социальных сетей и справочно-рекомендательными сервисами (17 сделок), но, несмотря на высокую активность в данном подсекторе, объем венчурного капитала в нем составил всего 24,7 млн. долл.

Г-н Введенский напоминает, что большая часть российских социальных сетей и приложений для них являются копиями западных проектов. В силу предсказуемости их развития они привлекают как разработчиков, так и инвесторов, поэтому копирование зарубежных трендов в принципе является значимой тенденцией на венчурном рынке.

Авторы исследования также отмечают проекты, связанные с развитием сервисов мобильных приложений — 6 сделок на общую сумму 26,3 млн. долл., а также подсектор онлайн-туризма, в котором активность сохранилась на уровне прошлого года — 5 сделок на сумму 25 млн. долл.

Г-н Абашкин крайне позитивно оценивает появление так называемых “выходов” из проектов — продаж инвесторами (удовлетворенных нормой полученной прибыли) своих долей в поддержанных ими стартапах. Таких сделок за отчетный период было зафиксировано шесть, и рынок сейчас находится в ожидании продаж крупных активов.

В новом исследовании отдельно была проанализирована география инвесторов с точки зрения реального местоположения их штаб-квартир — без учета места регистрации юридического лица. Инвесторы из России по-прежнему являются основной движущей силой развития российского рынка (они приняли участие в 106 сделках), но и участие иностранных инвесторов заметно: второе место по количеству сделок принадлежит США (7 сделок), третье — Германии (6 сделок).

Авторы обзора считают, что о прогрессе российского венчурного рынка также говорят инвестиции в развитие инновационной инфраструктуры. За три квартала 2012 года было зарегистрировано семь таких сделок на общую сумму 24,7 млн. долл.

Согласно отчету, за три квартала 2012 года было выделено 655 грантов в области ИТ, биотехнологий и промышленных технологий, суммарный объем которых превысил 133 млн. долл., однако авторы исследования не включают данные по грантам в общий объем рынка, относя их к нерыночным инструментам финансирования инновационных компаний.

На фоне этих позитивных оценок также важно упомянуть мнение г-на Введенского, считающего, что российский рынок венчурных инвестиций еще слишком молод и не дорос до тех объемов, когда можно было бы экспертно делать выводы о появлении каких-то специфических тенденций. Например, об очевидном росте или снижении среднего объема по каждой сделке и пр. Пока что ситуация такова, что буквально одно-два крупных инвестиционных соглашения способны резко изменить статистику в ту или иную сторону.

Версия для печати (без изображений)