Новость о том, что CEO Microsoft Стив Балмер оставит свой пост в течение ближайших двенадцати месяцев, с полным основанием можно назвать громом среди ясного неба. Да, конечно, уже давно было понятно, что Microsoft переживает непростой период в своем развитии, вырабатывая новую стратегию в новых экономико-технологических условиях ИТ-рынка, и все это сопровождается неявными, хотя и вполне очевидными разногласиями в руководстве компании. Однако извне казалось, что Стив Балмер крепко держит корпоративный штурвал и уверенно ведет корпорацию по четко обозначенному курсу. Причем, что было очень важно, не было сомнений, что CEO публично оглашает и реализует на практике отнюдь не собственные “придумки”, а именно стратегию, одобренную (и в данном случае не так уж и важно, кто был её автором) высшим стратегическим руководством, то есть советом директоров Microsoft.

И все же, несмотря на “ясное небо”, было столь же понятно, что вероятность (а возможно, даже и неизбежность) грозы усиливается. Объявленный Стивом Балмером (в очередном послании акционерам компании) год назад стратегический план преобразования Microsoft в компанию, ориентированную в своем бизнесе на “сервисы и устройства”, встретил понимание далеко не у всех экспертов и, что еще важнее, инвесторов. Самое главное — не очень было ясно, что должно получиться в результате реализации этих лозунгов и как именно руководство компании собирается это делать. Прошедшее с анонса новой стратегии время не дало ответы на возникшие вопросы, а если и дало, то скорее они выглядят как не очень позитивные, а то и откровенно негативные. В качестве примера можно привести хорошо известные перипетии последнего года с Windows 8 и новым направлением бизнеса компании в виде производства планшетов Surface.

Напряженность в воздухе ощущалась все сильнее, поскольку на двух ключевых мероприятиях Microsoft в самом конце недавно завершившегося финансового года и в начале нового (технологический форум BUILD '2013 и очередная всемирная партнерская конференция) серьезного анализа итогов реализации новой “сервисно-приборной” стратегии не прозвучало и о какой-то коррекции курса (в условиях явно видимых проблем) не говорилось. Все проходило в духе лозунгов “правильной дорогой идете, товарищи!” и выражения полного одобрения руководящей линии.

Но если все это были лишь далекие грозовые зарницы, то в середине июля раздались первые раскаты возможных перемен — был опубликован отчет Microsoft о завершенном финансовом периоде, и фондовый рынок сразу выставил свою конкретную оценку “проделанной за год работы”: курс акций корпорации упал на 10%. Нельзя сомневаться, что тут же встали вопросы “кто виноват?” и “что делать?” И теперь получены ответы на них: “Балмер” и “искать нового CEO”. Отметим, что фондовый рынок такие ответы воспринял позитивно: курс акций немедленно восстановился до “предотчетных” значений.

В этой ситуации надо сказать, что официальные слова самого Стива Балмера о том, что у него изначально были мысли об уходе с руководящего поста именно в середине пути трансформации компании, больше похожи на хорошую мину при плохой игре. Характерно, что члены совета директоров (в том числе Билл Гейтс) в своих комментариях по этому поводу ничего о подобных “изначальных планах” не упоминают. Возраст Стива Балмера (57 лет) еще очень далек от предельного для руководителя такого масштаба, о проблемах со здоровьем, к счастью, тоже речь не идет.

Подтверждением незапланированности отставки служит то, что работа по поиску преемника начинается только сейчас, причем “с чистого листа” (кстати, любопытно, что Microsoft, кажется, решила провести настоящий тендер по выбору руководителя, что-либо подобное — создание комитета по подбору, использование рекрутерской компании — трудно припомнить для случая назначения руководителя столь высокого ранга).

В западных СМИ уже появилась информация, что решение об отставке Балмера было принято в ответ на выраженное акционерами недовольство результатами компании за последний финансовый год. И, видимо, ситуация выглядит весьма серьезной, раз совет директоров принял, судя по всему, непростое для себя решение (ведь нет сомнения, что Балмер проводит политику, согласованную с советом).

Итак, ответ на вопрос “что делать?” найден: менять CEO. Но понятно, что это ответ “первого приближения”, не более того. И основной вопрос не в том, на кого менять, а как строить тактику и стратегию. В чем, собственного говоря, виноват Балмер: что он выработал не очень верную стратегию развития Microsoft или как-то не так занимался ее реализацией? И соответственно: чего ждут акционеры от нового CEO — новой стратегии или иных методов ее исполнения?

Вопросы эти остаются пока открытыми. Наверное, в течение ближайшего года мы получим некоторые ответы на них. Но настоящими ответами будут не публичные заявления представителей Microsoft, в том числе и членов совета ее директоров, а конкретные дела. Например, одним из важных индикаторов того, как будет меняться стратегия и тактика компании, станет направление ее работы в области настольных и мобильных систем.

Что ж, будем следить…

Версия для печати