“Как отразится на работе российского офиса Microsoft ожидаемое на следующей неделе назначение нового CEO корпорации?” — вдруг после нескольких месяцев молчания у меня раздался в пятницу звонок от приятеля, давно работающего журналистом в известном бизнес-издании. “Никак в видимой перспективе, — ответил я не задумываясь. — Во-первых, я думаю, что назначение нового начальника Microsoft произойдет где-то летом, самое логичное — с нового финансового года корпорации (1 июля), а во вторых, волны каких бы то ни было изменений достигнут России не ранее, чем через год после этого. А скорее всего — через пару лет, первый год у них уйдет на то, чтобы у себя в штаб-квартире разобраться, куда плыть дальше”.

Звонок был связан, конечно, с новым всплеском обсуждения темы “кто примет командование Microsoft после Стива Балмера”, который был вызван очередными прогнозами “знающих людей”. На этот раз аналитическое агентство Bloomberg уверенно заявило, что главой станет Сатья Наделла (руководитель Microsoft Cloud & Enterprise Group) и Microsoft сообщит об этом уже в начале февраля. В публикациях некоторых СМИ это пророчество прозвучало уже чуть ли не как свершившийся факт прихода нового руководителя корпорации. Лично я думаю, что, скорее всего, может быть объявлен список кандидатов, не более того. Хотя, конечно, для пользы компании было бы полезно ускорить процесс замены Стива Балмера, поскольку долгая неопределенность со стратегией развития софтверного гиганта не лучшим образом отражается на доверии к нему со стороны рынка, в том числе заказчиков, партнеров и даже сотрудников корпорации.

Да, вопрос о новом начальнике Microsoft действительно очень важен, причем не только для самой компании, но для всей ее огромной партнерско-клиентской экосистемы. Принципиальным моментом является то, что речь идет, скорее всего, не о замене одной персоны на другую, а о некоторой коррекции всего стратегического курса огромной ИТ-махины. И в этом заключается одна из основных интриг ситуации: с чем на самом деле должен определиться совет директоров Microsoft — выбрать менеджера, который способен реализовать уже сформулированную ранее стратегию развития, или выбрать стратегию, которую предложат соискатели? Я лично считаю, что более реален второй вариант. И соответственно назначение первого лица будет сопровождаться достаточно серьезными изменениями в работе компании, хотя, наверное, они будут видны не сразу.

Мир информационных технологий переживает сейчас, наверное, самую серьезную свою трансформацию со времен 1980-х, когда в результате “революции ПК” в лидеры вышли разного рода ПК-стартапы во главе с Microsoft и Intel. Всё меняется на глазах, огромные обороты и создаваемая десятилетиями репутация не дают никаких гарантий для будущего сегодняшних ИТ-гигантов. Кто-то просто уходит в небытие (как Sun и Borland), кто-то избавляется от активов, составлявших еще недавно основу их бизнеса, продавая их азиатским ИТ-лидерам (как IBM, которая недавно продала Lenovo еще и серверный бизнес)…

В чем причина нынешних катаклизмов в ИТ-мире? Специфика современного этапа развития ИТ видится в качественном изменении характера взаимодействия двух основных частей рынка: корпоративного и потребительского. Смысл происходящих перемен заключается в том, что если до сих на протяжении всей истории ИТ-отрасли ключевую роль играла корпоративные составляющая, то теперь эта роль переходит к потребительской части. Сменился вектор влияния. Если раньше ветра с корпоративного рынка дули в стороны потребительского, то теперь все наоборот.

Соответственно на рынке видны две достаточно четко выделяемые группы ИТ-компаний, которые исторически движутся в будущее с двух разных сторон — с корпоративной (IBM, Oracle, HP) и с потребительской (Apple, Google). В этой ситуации специфика Microsoft заключается в том, что компания оказалась на стыке этого водораздела, что во многом определяет ее позитивные перспективы и негативные проблемы. Компания в свое время пришла на корпоративный рынок со стороны потребительского (давно это было, двадцать лет назад), а теперь усиленно сражается за свое место на своей “исторической родине”. И за этим очень интересно наблюдать, тем более что на примере Microsoft можно следить за “борьбой и единством” корпоративного и потребительского миров в целом.

Переходя на деловой язык, суть проблемы Microsoft заключается в том, что потребительская часть ее бизнеса (а это в основном настольная Windows и клиентский Оffice), которая исторически была всегда базовой основной всего бизнеса корпорации, все последние годы сокращается. Причем если раньше это было сокращение доли в общей структуре доходов, то в последние пару лет речь идет уже и о снижении абсолютных показателей. Руководство компании понимает проблему и пытается ее решить. Но так, как оно ее решает, пока больше напоминает метание в какой-то западне, чем прорыв из тупика. Стратегия компании в области настольных и мобильных систем (смена курса сначала в мобильных ОС, а потом в настольных, начало выпуска собственных планшетов-ноутбуков, приобретение Nokia и пр.) находит все большее непонимание со стороны заказчиков, партнеров, инвесторов и даже ее сотрудников…

Собственно, на фоне этих стратегических метаний новость в конце августа прошлого года о предстоящей смене “непотопляемого” Стива Балмера не стала сильной неожиданностью (фондовый рынок среагировал тогда на нее сугубо позитивно — цена акций Microsoft сразу поднялась на 10%). То, что стратегия Балмера (а по сути — совета директоров во главе с Биллом Гейтсом) нуждается в серьезной корректировке, — это понятно. Но как именно должна выглядеть новая стратегия Microsoft? Этот вопрос остается открытым.

Разговоры о кандидатах в СМИ ведутся давно (пока — лишь на уровне слухов и утечек). Но вот что любопытно: если на начальном этапе поиска кандидатов чаще всего упоминали бывшего руководителя Nokia (а до того — руководителя офисного направления Microsoft) Стивена Элопа, то сейчас предпочтения отдаются Сатья Наделла. Обратите внимание: первый — это представитель “потребительского” направления бизнеса, второй — “корпоративного”.

“Не дай вам бог жить в эпоху перемен” — эта китайская фраза из глубины веком известна всем. Но далеко не все знают, что это только первая часть поговорки, главная мысль содержится во второй фразе: “Но если уж так случилось, то дай вам бог воспользоваться новыми безграничными возможностями!”. Интересно, что и как будет делать Microsoft.

Версия для печати