Как известно, наше государство планирует ужесточить условия работы офшорных компаний. В послании Президента России Владимира Путина Федеральному собранию (от 12 декабря 2013 г.) есть такие слова: “Доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорной юрисдикции и принадлежат российскому собственнику, конечному бенефициару, должны облагаться по нашим налоговым правилам, а налоговые платежи должны быть уплачены в российский бюджет. И нужно продумать систему, как эти деньги изъять. Они есть, кстати говоря, такие способы, здесь ничего такого, знаете, необычного нет. В некоторых странах уже вводится такая схема: хотите в офшорах — пожалуйста, но деньги сюда. Вводится в странах с развитой рыночной экономикой…Компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами государственной поддержки, включая кредиты ВЭБа и госгарантии. Им, этим компаниям, также должен быть закрыт доступ к исполнению государственных контрактов и контрактов структур с госучастием. Другими словами: хочешь пользоваться льготами, господдержкой и получать прибыль, работая в России, регистрируйся в российской юрисдикции”.

До 19 мая 2014 г. Минэкономразвития России и ФАС России должны обеспечить внесение в законодательство РФ изменений, предусматривающих введение запрета на заключение государственных или муниципальных контрактов с компаниями, находящимися в офшорной юрисдикции.

Повлияет ли политика деофшоризации на ИТ-бизнес? “Политика государства по деофшоризации не несет прямых угроз для ИТ-индустрии”, — считает президент ассоциации Russoft Валентин Макаров. Свое мнение он обосновывает двумя обстоятельствами. Во-первых, льготы и преимущества ИТ-компаниям предоставляются только резидентам РФ. Основной льготой для ИТ-компаний является пониженная ставка страховых взносов для компаний — разработчиков программного обеспечения. Эта льгота по определению распространяется на персонал компаний, работающих на территории РФ. Средства на проведение НИОКР по контрактам министерств и институтов развития, а также государственные контракты получают юридические лица, являющиеся российскими резидентами. Никаких иных мер поддержки со стороны государства наши компании и так не имеют в силу своих особенностей — все финансовые инструменты поддержки (по кредитованию и гарантиям) идут в традиционные сектора экономики.

Во-вторых, учитывая специфику отсутствия материальных активов у ИТ-компаний (имею в виду прежде всего разработчиков ПО), решить задачу перевода прав на интеллектуальную собственность (IPR) и центров капитализации из-за границы в Россию “в лоб”, силовыми методами — не получится. При возникновении попыток усилить контроль или ввести запретительные меры бизнес просто перетечет под другие юрисдикции. Для решения этой задачи государству необходимо снижать риски и улучшать условия ведения бизнеса в России, поднимая их до уровня лучших в мире практик (именно так, поскольку ИТ-индустрия является самой желанной во всем мире. Как жидкость, она готова перетечь в любой регион мира с лучшими условиями и меньшими рисками). Это более сложная задача, но таким путем она в принципе может быть решена в отличие от силового пути решения задачи.

Однако в политике деофшоризации есть ещё один нюанс.

Вот мнение управляющего партнера ГК “Фан” Анатолия Шлуглейта: “На мой взгляд, основная угроза (причем не только в ИТ) от политики деофшоризации в серьезном снижении степени конфиденциальности бизнес-информации. В офшорах, как правило, информация о владельцах является закрытой и не может быть передана третьим лицам. К сожалению, у нас в стране примеров по недружественному захвату какого-нибудь понравившегося бизнеса, завода, здания и пр. сторонними структурами предостаточно. Одна из основных причин, почему собственники стараются сделать структуру бизнеса непрозрачной, — не желание уйти от налогов (о чем часто говорят обсуждая тему офшоров), а потому, что в нынешних условиях это является серьезной защитой бизнеса от рейдерских захватов, а его собственников от возможного давления со стороны криминальных элементов. С точки зрения оптимизации налогов, функционирование бизнеса через офшорные зоны уже давно не представляется универсальным средством. Так как при наличии иностранного учредителя (компании) по российскому законодательству бизнесу необходимо сначала заплатить все налоги на территории РФ и затем уже решать вопрос о переводе прибыли материнской компании или иностранным владельцам. Но тут возникают сложность в решении данной задачи, так как для вывода средств надо предоставить серьезное обоснование в необходимости этого”.

По некоторым сведениям, летом этого года должны появиться законопроекты, содержащие поправки к Налоговому кодексу (в рамках реализации политики деофшоризации). Возможно, после превращения этих поправок в законопроекты ситуация с влиянием данной политики на ИТ-бизнес прояснится.

Версия для печати