События развиваются стремительно: вчера Microsoft объявила не только о назначении нового CEO корпорации — им стал Сатья Наделла, до сих пор возглавлявший фактически все направление работы компании на корпоративном рынке, подразделение Microsoft Cloud and Enterprise, но и о замене в высшем стратегическом руководстве компании. Новым председателем совета директоров стал Джон Томпсон, сменивший на этом посту основателя Microsoft Билла Гейтса, который теперь будет участвовать в деятельности компании в роли “основателя и технического наставника” (Founder and Technology Advisor). Таким образом, смена власти в Microsoft произошла по более ускоренному и более радикальному сценарию, чем это намечалось в начале этого процесса, когда в августе Стив Балмер объявил о намерении уйти в отставку: сменилась не только исполнительная, но и “законодательная” власть корпорации, а по срокам план передачи полномочий перевыполнен более, чем в два раза (менее полугода вместо ожидавшегося года).

Джону Томпсону — 64 года (Гейтсу — 58, Балмеру — 57, Наделле — 46—47, его точная дата рождения неизвестна!). В настоящее время Томпсон руководит компанией Virtual Instruments, до 2009-го он десять лет был CEO Symantec, а ещё раньше 28 лет проработал в IBM и ушел оттуда с поста вице-президента. Последние несколько лет он возглавлял в совете директоров Microsoft группу независимых членов. Его назначение на пост председателя вряд ли можно назвать неожиданным. Именно он возглавил комиссию совета по выбору кандидата на пост CEO, и в этой ситуации вполне логичным выглядит то, что он будет осуществлять руководство компанией, разделяя полную ответственность со своим протеже (хотя, разумеется, выборы CEO проводились коллегиально). В новый состав совета директоров Microsoft входят 10 человек, из которых только трое занимают в ней какие-то посты — Гейтс, Наделла и Балмер (его статус в корпорации пока не уточняется).

Отметим еще два аспекта данного события, которое, безусловно, является одной из ключевых точек в истории компании (может быть, даже поворотной). Первый: вместо отцов-основателей (Балмер формально не является основателем, но по факту он, конечно, имеет именно такой статус) к руководству пришли независимые менеджеры, не связанные узами ностальгических воспоминаний о том, как все начиналось. Более того, от прямого руководства компанией отошли ее самые крупные акционеры (у Гейтса и Балмера уже давно нет контрольного пакета акций, но все же именно их вес был, кажется, решающим при принятии решений советом директоров). Второй момент имеет социальную окраску, которая во многом характеризует современную общественно-политическую ситуацию в США: Сатья Наделла родом из Индии, Джон Томпсон — афроамериканец. Разумеется, этот аспект в американских СМИ даже не обсуждался, как не очень существенный для них.

Двойная смена власти в Microsoft в целом подтверждает мнение о том, что речь изначально шла не о поиске преемника для продолжения некоторого выработанного ранее стратегии Гейтса — Балмера, а о выработке новых принципов развития корпорации на долгосрочную перспективу. В пользу этой версии говорит и то, что начальный срок, отпущенный на выбор нового руководителя, был сокращен вдвое: были заметны нарастающие проблемы Microsoft, связанные в том числе и с неопределенностью ее руководящего курса.

Насколько эти предположения верны будет, конечно, понятно позднее, скорее всего с наступлением нового финансового года (1 июля). Но понятно и то, что уже сейчас Сатья Наделла будет вынужден решать ряд серьезных вопросов по управлению компанией, в частности, в связи с предстоящей интеграцией мобильного бизнеса Nokia в структуру Microsoft.

Версия для печати (без изображений)