Какой стратегии должна придерживаться корпорация в меняющихся условиях развития ИТ-рынка? Этот вопрос стоит перед Mircosoft последние два года, в течение которых порою случались довольно неожиданные зигзаги при выборе ее стратегического курса. И вот теперь, кажется, окончательный ответ дан: Microsoft возвращается к своем традиционному позиционированию в качестве ИТ-игрока, для которого первостепенным является рынок корпоративных заказчиков, а потребительский рынок будет оставаться важным, но все же второстепенным. Об этом достаточно четко заявил CEO Microsoft Сатья Наделла по завершении очередной ежегодной всемирной партнерской конференции компании WPC 2014.

Напомним, что за несколько дней до начала этого важного мероприятия, глава Microsoft опубликовал письмо к сотрудникам компании, в котором обрисовал в общих чертах свое видение развития корпорации в современных условиях. Правда, многое в нем было сказано в весьма расплывчатом виде. Так, например, в письме говорилось о необходимости «отшлифовать» стратегию развития направления «устройств и сервисов», объявленную два года назад его предшественником Стивом Балмером. Но в чем именно будет заключаться эта шлифовка и что получится в результате такой ревизии курса? В послании Сатья Наделла фактически ушел от этих вопросов, но сейчас он сформулировал свою позицию более четко, заявив, что в будущем видит компанию как поставщика платформ и средств производительной работы. (Дословно было сказано «as productivity and platform company», но термин «productivity» обычно означает «поддержку производительной работы пользователей», причем прежде всего корпоративных.)

Как известно, Microsoft начинала свой бизнес в 80-е годы прошлого столетия, ориентируясь на массовый ИТ-рынок. В ту пору он не был «потребительским» в том смысле, в каком мы понимаем его сегодня. Скорее, это был рынок решений для малого бизнеса и элитарных частных пользователей, которые могли позволить себе купить ПК. Но уже тогда компания взяла курс на неуклонное повышение уровня клиентов и в середине 90-х вышла в сегмент корпоративных заказчиков. В конце прошлого века руководство Microsoft открыто позиционировало свою компанию как поставщика корпоративных решений, создание которых стало стратегическим направлением развития компании.

Между тем в конце прошлого десятилетия на ИТ-рынке произошли качественные изменения. Во-первых, вектор распространения ИТ, ранее предполагавший перетекание корпоративных технологий в потребительский сегмент, во многих сферах сменился на противоположный. Во-вторых, распространение получили облачные идеи, суть которых в существенной мере связана с переходом от модели владения ИТ к их аренде, от схем лицензирования ПО к использованию программ в виде сервисов.

В этой ситуации, как стало понятно пару лет назад, руководство Microsoft в лице ее CEO Стива Балмера (и при несомненной поддержке Билла Гейтса) решило взять на вооружение модель бизнеса успешных игроков нового поколения (в частности, Apple, Google и Amazon). При этом компания впервые изменила своему принципу «играть по собственным правилам».

Microsoft начала ускоренно расширять спектр своих пользовательских онлайновых сервисов (это направление у нее существовало давно, но с финансовой точки зрения фактически было убыточным), а также решилась на выпуск клиентских устройств (планшетов Surface, а с покупкой Nokia — и мобильных устройств сотовой связи). Собственно, на этом фоне и сложилось новое позиционирование компании — «устройства и сервисы». Очевидно, именно эта попытка изменить курс корпорации в какой-то момент переполнила чашу терпения ее акционеров, что привело к смене руководства Microsoft, за которой должна была последовать коррекция ее курса.

Новый CEO Сатья Нанделла, поначалу явно не спешивший делать какие-либо резкие движения, сейчас говорит о необходимости такой коррекции более определенно, хотя вопросов по-прежнему остается много. Вполне возможно, руководство корпорации пока и само не очень хорошо представляет себе, как перестраивать компанию и, в частности, избавляться от непрофильных направлений. При этом одна из первоочередных задач — разобраться с приобретенным подразделением Nokia Devices and Services. В свое время в рамках этой сделки говорилось о переходе в состав Microsoft 25 тыс. сотрудников Nokia. Но сейчас Наделла сообщил только о 12,5 тысячах, среди которых значительную часть составляют работники аппаратных производств. Можно предположить, что именно они попадут под официально объявленное грядущее сокращение 18 тыс. сотрудников в течение начавшегося 1 июля финансового года (в том числе 6 тыс. до Нового года).

От выпуска смартфонов Microsoft, похоже, не намерена отказываться, но это касается только семейства Lumia на базе Windows Phone. Серия Nokia X на основе Android (ее Nokia презентовала нынешней зимой) по вполне понятным причинам будет закрываться, а линейки Nokia X, Asha и Series 40 будут поддерживаться еще полтора года.

Помимо интеграции с бывшим подразделением Nokia софтверному гиганту предстоит решить и другие проблемы: как выводить онлайновые сервисы на уровень прибыльности, как позиционировать себя на рынке клиентских устройств и строить отношения с OEM-партнерами, как удержать позиции настольных Windows. Да и с развитием направления облачных платформ далеко не все еще понятно.

«Принимать решения по изменениям сложно, но необходимо», — этими словами закончил свое послание сотрудникам Сатья Наделла, пообещав регулярно информировать их на ежемесячной внутрикорпоративной сессии вопросов и ответов.

Версия для печати