Технический директор EMC Джон Роуэс написал в корпоративном блоге, что объединенная компания будет использовать багаж инноваций EMC, инвестируя в исследования и разработки (R&D), приобретения других фирм и поддержку стартапов, а переход EMC в частную собственность даже откроет дополнительные возможности.

«EMC, в будущем Dell+EMC, продолжит использовать прежнюю модель инноваций, в соответствии с которой мы осуществляем внутренние инвестиции в постепенно развиваемые и прорывные технологии и активно высеваем, взращиваем, покупаем и расширяем революционные стартапы, — написал Роуэс. — Эта модель прекрасно сработала, учитывая, что нас обычно расценивают как одну из наиболее инновационных ИТ-компаний при том, что мы конкурируем с компаниями многократно большего размера».

Тем самым Роуэс ответил на высказывания Вайнода Кослы, сооснователя Sun Microsystems, а ныне главы фирмы Khosla Ventures, прозвучавшие на недавней конференции Structure 2015. Во время публичного интервью Косла сказал, что намеченная 57-миллиардная покупка Dell компании EMC и присоединенных к последней компаний будет «хорошим финансовым ходом» для главы Dell Майкла Делла, однако станет сдерживающим и отвлекающим фактором в отношении инноваций.

Конкуренты также высказываются в том духе, что проблемы, вызванные слиянием двух ИТ-компаний высшего ранга, будут отвлекать их от бизнеса, и у других вендоров откроется возможность переманивать клиентов. Исполнительный директор Hewlett Packard Enterprise Мэг Уитман отметила сразу же после объявления о сделке в октябре 2015 г., что Dell возьмет в долг почти 50 млрд. долл. и что выплата процентов по этому долгу составит в сумме около 2,5 млрд. долл. в год.

«Эти 2,5 миллиарда будут отняты из бюджета R&D и других важных для бизнеса видов деятельности, и это не послужит улучшению обслуживания заказчиков, — написала Уитман в электронной рассылке сотрудникам HPE, добавив, что интеграция EMC и Dell «глубоко затронет обе компании и очень сильно отвлечет их персонал и команду управленцев от нормальной работы, поскольку грядут соединение двух очень разных культур, перемены в руководстве и выработка совершенно новой стратегии».

Роуэс из EMC возразил против подобных высказываний, заявив в отношении Кослы, что «Вайнод — толковый венчурный капиталист, и не приходится сомневаться в его умении распознавать инновации в стартапах, но его взгляд на нашу способность к инновациям не совсем точен». Напомнив об истории инноваций и инвестиций EMC, Роуэс добавил, что ее переход в частный статус поможет деятельности в сфере R&D.

«Объединение Dell+EMC на самом деле устранит одну из присущих публичным компаниям проблем, которой нет у стартапов, — искусственно поддерживаемую необходимость поквартального отслеживания краткосрочных ожиданий, — написал он. — В частной структуре объединенная компания будет иметь больше времени на проработку инноваций и возможность для реализации R&D большего масштаба. Это также позволит переадресовать в среднем 3,5 млрд. долл. в год, которые сегодня тратятся на выкуп акций и выплату дивидендов».

Итогом сделки, которую намечено завершить в этом году, будет создание компании с оборотом в 80 млрд. долл. Официальные лица Dell заявили, что приобретение EMC ускорит превращение компании в крупнейшего поставщика корпоративных ИТ-решений и сервисов и усилит ее возможности конкурировать с компаниями типа IBM, HPE и Cisco Systems. Dell также получит вместе с гигантом в области хранения данных EMC и объединенные с ним компании, включая VMware (виртуализация), VCE (конвергированная инфраструктура), RSA (безопасность), Pivotal (разработка приложений) и Virtustream (облачные вычисления).

Руководители и Dell, и EMC также думают о способах уменьшения долга, который обременит сделку. Например, Dell предполагает продать ряд бизнесов, включая SonicWall, Quest и свое сервисное подразделение, созданное на базе бизнеса Perot Systems, купленного компанией в 2009 г. за 3,9 млрд. долларов.

Версия для печати