На прошлой неделе в один и тот же день произошли события, которые наглядно продемонстрировали диаметрально противоположные стратегии, выбранные компаниями Dell Technologies и Hewlett Packard Enterprise для маневрирования в условиях стремительно меняющейся ИТ-отрасли, в связи с чем у руководства обеих компаний выдалась возможность аргументировать свою позицию.

И на аргументы они не поскупились: и главный исполнительный директор Dell Майкл Делл, и его коллега на аналогичном посту в компании HPE Мег Уитман не только постарались мотивировать свои поступки и принятые решения, но также доказать, каким образом выбранная именно ими стратегия ставит их компанию в более выгодное положение, позволяющее справиться с переходом отрасли на облака и широкий спектр прогрессивных технологий , таких как быстро расширяющийся Интернет вещей (IoT), мобильные устройства, аналитика больших данных, искусственный интеллект, виртуальная реальность и масса различных программно-определяемых средств и технологий.

Майкл Делл поставил более 60 млрд. долл. на то, что «больше — значит лучше». В результате сделки по приобретению корпорации EMC, над которой обе компании работают уже 11 месяцев, возникнет гигантский ИТ-вендор стоимостью в 74 млрд. долл., интересы которого представлены во всех областях сегмента корпоративных ИТ — от компьютеров до дата-центров и облаков. В его владении будут находиться множество компаний, в том числе VMware, Pivotal, SecureWorks, RSA и Virtustream, — в совокупности в них работают 140 тыс. сотрудников (хотя многих из них скоро сократят) в 180 странах.

В ходе состоявшейся на прошлой неделе телеконференции с журналистами и аналитиками главный исполнительный директор Dell вновь высказал свое убеждение в том, что, когда дело касается первенства в сфере поставки корпоративных ИТ-решений, размер компании имеет важное значение. Став клиентом Dell, компания получает возможность решить с помощью одного и того же делового партнера все свои проблемы технологического плана — от закупки ПК и серверов до приобретения устройств хранения данных, организации связи, виртуализации, облачных сервисов и корпоративного ПО. Компания-поставщик предлагает конвергентную, гиперконвергентную и программно-определяемую инфраструктуру, а также технологии и сервисы на основе гибридных облаков.

Он также отметил, что огромным преимуществом для Dell является то, что это частная компания (хотя VMware и SecureWorks по-прежнему являются открытыми акционерными обществами), и именно это позволяет ей планировать будущее по-другому, не так, как это делают публичные компании вроде HPE. Публичные компании постоянно испытывают на себе пристальное внимание со стороны финансовых аналитиков и акционеров, из-за чего они вынуждены преследовать более краткосрочные цели. Им приходится ежеквартально отчитываться о доходах и намного больше внимания уделять получению прибыли.

Dell, будучи частной компанией, может позволить себе думать иначе. «Нам необязательно действовать в угоду краткосрочным целям, — заявил Майкл Делл. — Мы можем планировать на десятилетия вперед».

В интервью журналу Fortune он сообщил, что руководство Dell «желает внедрять новые идеи от лица своих заказчиков, а с этим у многих публичных компаний как раз есть трудности, особенно если у них нет нужного портфеля продуктов. Уникальная особенность компаний Dell, EMC, Virtustream, Pivotal, Secureworks, RSA и др. состоит в том, что нам удается объединить их лучшие возможности. Причем, благодаря тому, что мы частная корпорация, мы это можем делать в долгосрочной перспективе. Другим компаниям приходится распродавать себя по частям, так или иначе испытывая при этом разного рода трудности».

В продолжение телеконференции он старался не упоминать напрямую HPE и IBM, ведь VMware состоит в партнерских отношениях с обеими компаниями. Тем не менее, он все же указал на то, что другие вендоры «стали активно реагировать на сделку, которая оказывает существенное влияние на многие из их стратегий».

Со своей стороны, Уитман не осталась в долгу ни у Dell, ни у Cisco Systems. В день закрытия сделки между Dell и EMC корпорация HPE объявила об отделении своего софтверного бизнеса и слиянии его с компанией Micro Focus посредством сделки, стоимость которой оценивается в 8,8 млрд. долл. Такая сделка поспособствует значительному расширению Micro Focus, в которой HPE теперь владеет 50,1% акций, и продолжит курс на реорганизацию компании, перешедшей под начало Уитман после того, как в 2011 г. она стала главным исполнительным директором Hewlett-Packard. В ноябре 2015 г. компания разделилась на две части: HPE занялась продажами корпоративных ИТ-решений и сервисов, а HP Inc. сосредоточилась на производстве компьютеров и принтеров.

Однако еще до разделения Уитман начала избавляться от видов бизнеса, которым она не придавала ключевого значения. В прошлом году HP продала за 300 млн. долл. свое бизнес-подразделение систем безопасности TippingPoint, а также за 2,6 млрд. долл. контрольный пакет акций своей китайской дочерней компании-поставщика средств сетевой связи H3C. В этом году, уже после разделения, HPE объявила о своих планах отделить бизнес по оказанию корпоративных услуг и продать его корпорации Computer Sciences (CSC) за сумму, равную, по оценкам, 8,5 млрд. долл.; теперь же очередь дошла до софтверного бизнеса.

(Даже в процессе сокращения HPE Уитман тем не менее готова покупать другие компании, которыми можно закрыть бреши в бизнесе — речь, в частности, идет о приобретении Aruba Networks в прошлом году и покупке за 275 млн. долл. производителя суперкомпьютеров SGI в нынешнем году).

В то время как Майкл Делл рассуждает о размерах и масштабах, Уитман говорит о необходимости сокращения размеров и повышении гибкости компании. Комментируя в ходе телеконференции с журналистами и аналитиками конкретно ситуацию с Dell, она сообщила, что взяла курс на более узкую специализацию и повышенную гибкость.

«Пока они растут, мы уменьшаемся, — сказала Уитман. — И это важно, так как я уверена, что в плане инноваций и быстрого выхода на рынок ключевое значение имеют скорость и гибкость. К тому же они наращивают заемный капитал, а мы, наоборот, снижаем его объемы. У нас на руках 5,3 млрд. долл. чистой выручки от деятельности компании, и к тому времени, как мы завершим серию этих сделок, у нас будет еще больше средств и ликвидности».

Она также отметила, что HPE «стремится к новым технологиям, будь то посредством собственных новаторских решений, путем приобретения других компаний или через заключение партнерских отношений, и наша исключительная специализация играет нам на руку. А они всего лишь наращивают объемы устаревших технологий. ... Возможно, их руководству это кажется довольно успешным шагом с финансовой точки зрения, но я совсем не уверена, что он принесет пользу клиентам».

Уитман отметила, что рыночная стоимость HPE сейчас составляет 28 млрд. долл., что ненамного ниже стоимости корпоративного бизнеса Dell, если привести эти компании к более разумному общему знаменателю в плане корпоративных ИТ-решений. Она также подчеркнула, что в отличие от Dell, залезшей в 50-миллиардные долги для финансирования сделки с EMC, у HPE имеется 5,3 млрд. долл. активных средств.

«Сегодня мы наблюдаем, как технологии меняются со скоростью света, и, по моему мнению, в следующие пять лет тон задавать будут предприимчивые, проворные и нацеленные на конкретный рынок компании, — заявила Уитман в интервью телеканалу CNBC. — Так что контраст с Dell у нас просто разительный. Они растут, а мы становимся компактнее».

Версия для печати