ЭЛЕКТРОННАЯ КОММЕРЦИЯ

В 1999 г. было модно рассуждать о том, что Рунет - фактор экономики. Интернет-специалистам, конечно, приятно было так думать, но к действительности это имело весьма отдаленное отношение. Однако в ушедшем году ситуация стала меняться: он отличается тем, что Интернет в России из модной игрушки стал превращаться в инструмент, помогающий реальному бизнесу зарабатывать деньги.

В первых рядах оказались, как всегда, компьютерные компании. Широкопрофильные дистрибьюторские центры “Дилайн” и RSI организовали Web-сайты, позволяющие дилерам перевести в Сеть значительную часть закупочных операций. Системы подобного же назначения развернули и другие фирмы, в сферу деятельности которых входит специализированная оптовая торговля, - “Формоза”, “АйТи” и пр.

Но главное даже не факт внедрения самих решений, а то, что они оказались востребованы клиентами. Например, “Дилайн” и “Формоза” заявляют, что через их систему проходит больше половины заказов. Если сложить их стоимости, то получатся десятки миллионов долларов.

В продолжение этого процесса стали возникать Интернет-площадки (в том числе биржи), где торги идут по принципу “многие ко многим” (например, eMatrix, организованная холдингом eHouse). Число сделок на них (как заявляют их владельцы) также растет. О неплохих объемах продаж рапортуют и компьютерные Интернет-магазины. Существенная доля в Интернет-торговле приходится на регионы, и доля эта быстро растет - Рунет перестает быть чисто московским явлением.

Колоссальные сдвиги видны также в использовании Интернета в финансовом секторе, скажем, в области трейдинга ценных бумаг и активов - шлюзы для этого открыли практически все биржи. Как сообщается, спрос на подобные услуги огромен, в первую очередь со стороны региональных пользователей. Однако банки (за исключением одного-двух) не торопятся перевести обслуживание клиентов в Интернет.

В не-ИТ-секторе экономики ситуация сложнее. Хотя и здесь предприняты попытки автоматизировать взаимодействие между покупателями и продавцами. Например, появились такие относительно успешные торговые Интернет-площадки, как e-Metex (в металлургии), “Зерно-Онлайн” (в сельском хозяйстве), “Инмарис” (оборудование для нефтегазовой отрасли), Faktura.ru (продукция широкого профиля) и др. Отдельные компании, вроде производителей детского питания Nutricia и бумаги Modo Paper Moscow, создали системы для сбыта своей продукции через Интернет. Открылось несколько горизонтальных порталов, таких, как Business.ru, которые ставят целью помочь потенциальным партнерам находить друг друга.

Однако использование Интернета в не-ИТ-секторе тормозится из-за множества проблем: наличия паразитических посредников (которые не могут быть устранены, так как дают “откаты” участникам процесса), страха директоров старой формации перед внедрением каких бы то ни было новых технологий организации труда, неупорядоченности внутренних бизнес-процессов в компаниях, наличия долговременных, устоявшихся еще в советской экономике связей между фирмами и т. п.

Так что можно ожидать, что развитие в данной области пойдет весьма извилистым путем. Активная часть бизнеса все же станет использовать Интернет-технологии для поиска партнеров и в гораздо меньшей степени - для ведения торговли. Но большинство компаний с более-менее грамотным менеджментом сосредоточатся в первую очередь на внедрении внутренних систем автоматизации, мало связанных с Интернетом. Самыми востребованными окажутся услуги фирм, занимающихся внедрением ERP-систем и сопутствующим бизнес-консалтингом, но не “чисто интернетовских” сервисных компаний. Услуги фирм, помогающих клиентам во внедрении интранет-систем и корпоративных порталов, будут пользоваться спросом в основном у крупных российских и иностранных корпораций.

Хотелось бы еще сказать, что развитию Интернет-бизнеса мешает плотная завеса лживого маркетинга (о данной проблеме упомянул Александр Егоров из питерской компании “Рексофт”, см. PC Week/RE, № 48/2000, с.21). Я же могу подтвердить, что с этим приходится чуть ли не ежедневно бороться. Огромная доля цифр, которые приводят фирмы в качестве показателей своей работы, не находит подтверждений при малейшей попытке их проверить, используя как модель сведения о компаниях-конкурентах или данные от поставщиков. Если воспользоваться, скажем, известной корреляцией между числом заказов, сделанных в Интернет-магазине, и его посещаемостью, то разница для некоторых из них получается на порядки, что не может не вызывать подозрений. Проекты часто прикрываются громкими словами: GAAP, “аудиторы большой пятерки” и т. п., - хотя всем хорошо известны бизнес-схемы, которые позволяют сымитировать рост оборота (речь идет о перекачивании в него инвестиционных денег) и одновременно легально уйти от налогов на него. При этом многократный рост оборотов порой нетрудно объяснить, если взглянуть на объем вложенных внешних денег. Не будет этих денег - оборот, возможно, не только перестанет расти, но и начнет сокращаться.

Зачем говорится подобная неправда (или полуправда), догадаться легко. Но она заставляет сомневаться абсолютно во всей поступающей информации. Впрочем, это может быть лишь свойством рынка, находящегося в зародышевом состоянии, - несколько лет назад некоторые дистрибьюторы говорили о цифрах годового оборота в сотни миллионов долларов. Как же получилось, что сейчас они в разы меньше?

Но в целом ситуация с Интернетом будет, конечно, диктоваться не заклинаниями, а реальным состоянием экономики страны.

Версия для печати