“Рамблер”: задача бизнеса - зарабатывать деньги

Прошло примерно полтора года с момента, когда проект “Рамблер” получил новых владельцев и менеджмент. О том, чем живет и с какими угрозами сталкивается сегодня один из крупнейших российских холдингов, рассказывают его президент Михаил Ханов и исполнительный директор Игорь Ашманов.

PC WEEK: Хотелось бы понять, каким образом построен бизнес холдинга “Рамблер”, каким вы видите его перспективу, какие ставите задачи для бизнеса и как это все работает.

Михаил Ханов

Михаил Ханов: Цель нашего бизнеса - заработать денег. В этом году мы планируем выйти на операционную окупаемость. По нашим оценкам, Интернет-компания с хорошо выстроенным брэндом типа “Рамблер” может приносить в год от одного до двух миллионов долларов чистой прибыли. Эта оценка базируется на прогнозе развития рынка Интернет-рекламы. Если не случится экономических катастроф, то за счет прихода в Сеть крупных оффлайновых рекламодателей рынок вырастет до 8 млн. долл. в этом году и до 14-15 млн. в 2002 г. Получается достаточно неплохой бизнес.

PC WEEK: На каких моделях он базируется?

М. Х.: Их три: размещение рекламы, спонсорство и платные услуги. Во-первых, я уверен в эффективности Интернет-рекламы и готов доказывать кому угодно, что у нее есть будущее.

Вторая модель партнерства, работает следующим образом. Мы имеем аудиторию, умеем ее фокусировать. С другой стороны, есть компании с хорошо развитым оффлайновым бизнесом, желающие создать свое представительство в Интернете. И они могут сделать это через “Рамблер”, получив при этом от нас аудиторию, ко-брэндинг, технологическую поддержку. Сейчас мы активно ведем переговоры с подобными фирмами. С двумя из них отношения близки к подписанию контрактов. Но я думаю, что доля этой модели не превысит 10-15% в общем доходе в нынешнем году.

Третья модель - взимание платы за некоторые сервисы. Ими могут быть сбор статистических данных, предоставление услуг почты, хостинга, информационный поиск. Скажем, два доллара в год за почту - вполне приемлемая цена. Но следует иметь в виду, что если делать их платными, то очень важно не только выставить правильную цену, но и оказывать эти услуги на совсем ином уровне. Сейчас многое можно списать на бесплатность сервиса. В случае платных услуг пользователь получает совсем другие права. В целом эта модель весьма спорная для России, хотя на Западе к ней относятся уже достаточно спокойно. В текущем году для нее, вероятно, время еще не настанет.

PC WEEK: Как вы собираетесь поддерживать баланс интересов партнера по продвижению информации и собственных интересов?

М. Х.: Партнер получает тематический раздел: погода, компьютеры, наука, стиль. У одного раздела может быть только один спонсор. Скажем, ассоциация клубов берет в аренду раздел “Ночная жизнь”, платит определенную сумму в месяц и получает право на преимущественное продвижение себя на данном ресурсе. Но, естественно, так, чтобы не отбить охоту у аудитории посещать раздел. За этим будет следить информационная редакция и отдел аналитики “Рамблера”, а условия партнерства четко прописываются в договоре. В конце концов, в этом заинтересована и сама компания, если она мыслит хоть чуть-чуть стратегически, а не одним днем.

В целом действуют обычные законы PR, построения сообществ (community). Нужно следить за тем, чтобы community было правильно сформировано, а затем продвигать в нем какие-то товары и услуги. Интернет для партнеров будет просто дополнительным каналом сбыта товаров или услуг.

PC WEEK: Собираетесь ли вы получать дополнительные доходы от аутсорсинга услуг? Скажем, Yahoo! 10% доходов приносит построение интранет-сайтов крупных корпораций.

М. Х.: Каждый должен заниматься своим делом. Мы строим технологии. Но мы будем продавать свою поисковую систему для внутрикорпоративных нужд после того, как в мае выйдет ее версия 2.5.

PC WEEK: Поговорим о том, как организован холдинг. Насколько независимы отдельные проекты?

М. Х.: Мы устроены так же, как и любой другой холдинг. Головной организации принадлежит контрольный или подавляющий пакет акций в проектах. Если проект ведет способная команда, то она развивает свой бизнес самостоятельно, хотя он и получает поддержку от головного ресурса. Например, у iXbt.ru аудитория была создана “Рамблером”. Сейчас проект вырос и в помощи уже не нуждается. Lenta.ru поддерживается постоянно, Doktor.ru и Mama.ru тоже. Разноплановые проекты позволяют нам делать пакетные предложения крупным рекламодателям.

PC WEEK: Sales-группы также независимы?

М. Х.: У iXbt в качестве sales-компании выступает "Двасолнца", у Lenta - IMHO, хотя сейчас они также договорились о совместной работе с Click VI, новым подразделением "Видео-Интернешнл". Естественно, sales-команда "Рамблера" занимается продажей рекламы на "Рамблере", мы активно работаем с рекламными агентствами, как традиционными, так и специализирующимися только на интернет-рекламе.

PC WEEK: Существует проблема падения эффективности порталов в мире: год от года снижается доля от числа пользователей Интернета, работающих с ними. Что вы думаете о долгосрочных перспективах бизнеса?

М. Х.: Существуют непреходящие ценности - сервисы Интернета. В нашем случае это поиск, каталог (живой рейтинг Top100), почта, чат, форумы и новости. Сказанное вами свидетельствует о том, что пользователи становятся более опытными и напрямую обращаются к тем или иным информационным ресурсам. Но рано или поздно у них возникает необходимость в нахождении новой информации. Ее можно искать либо с помощью запросов к поисковой системе, либо воспользовавшись уже сформированными каталогами, по определенному рубрикатору. Поэтому нужда в наших сервисах остается и вероятность того, что даже опытный пользователь прибегнет к нашим услугами, очень высока.

PC WEEK: В связи с этим такой вопрос. В России сейчас три крупные поисковые системы и несколько каталогов. Такое ощущение, что это слишком много на 3 млн. пользователей. Плюс идет процесс глобализации данного рынка. Фактически на него вышла фирма Google, начав предоставлять довольно качественные услуги по поиску на русском языке. Через некоторое время еще какие-то компании, возможно, придут сюда. Когда несколько компаний предлагают одно и то же, каждой из них очень трудно выделиться. Каковы ваши ожидания в этой области? Что вы делаете, чтобы повысить привлекательность своего сервиса?

М. Х.: Строим брэнд и работаем над технологией. У нас 40 разработчиков. В марте мы запустили новое ядро с новыми индексом и пользовательскими характеристиками. Его и технологию обсчета Top100 мы улучшали весь прошлый год. По отзывам пользователей, поиск “Рамблера” стал на порядок лучше. Нормально, когда есть несколько поисковых движков. Это лучше для всех.

PC WEEK: О технологиях. Согласно официально заявляемым данным, в БД “Рамблер” вдвое меньше документов, чем у “Яндекса”...

Игорь Ашманов

Игорь Ашманов: Цифры о числе документов в базе мало о чем говорят. Что считать документом - вот в чем вопрос? “Яндекс” не объясняет, что он понимает под документом. Что такое документ в Сети? И я не готов до конца объяснить, что наши программисты считают документом. В Рунете бывает до пяти кодировок. Библиотеки Максима Мошкова, содержащие огромное количество страниц, имеют до 30 зеркал. Не дай Бог, какой-нибудь технический специалист в силу своей скрупулезности при подсчете взял и объединил дубли. Вот и получилось, что документов в два раза меньше. Он не подумал о маркетинге и при подсчете дубль не считал за два документа. Так что число документов - довольно бессмысленный параметр. Но в отличие от “Яндекса” “Рамблер” изначально обладал способностью отсеивать дубли.

Есть научные методики оценки качества поискового сервиса, основанные на тестировании поиска большого числа редких слов и сайтов, но они требуют много усилий и поэтому очень дорогостоящие. Соответственно мало кто реально тестировал поисковые машины. Мы проводили подобные исследования, и, по нашему мнению, новый движок “Рамблера” вполне конкурентоспособен с “Яндексом” и “Апортом”.

PC WEEK: Как вы оцениваете перспективы Google на российском рынке?

И. А.: У системы Google есть определенные дефекты. Мы о них знаем, так как изучали ее, когда обдумывали предложение о лицензировании. Во-первых, в базу Google трудно добавлять сайты из Рунета. Россия для Google - страна маленькая, и компания не гарантирует оперативное добавление этих данных. Во-вторых, там нет поддержки морфологии, что значительно снижает полноту поиска. По мнению Google, все слова нужно искать в именительном падеже и тот сайт, где они есть в именительном падеже, и есть самый релевантный. Но это годится для английского языка, а в русском самый распространенный падеж - родительный. Google обновляется раз в месяц. Ну и на машинах, оснащенных русскими браузерами, он показывает лишь последовательность цифр и решеток.

Будущее его в России не совсем очевидно. Дело в том, что “Альтависта” теряет долю на рынке и Google занимает ее нишу, место четвертого поисковика - к нему обращаются те, кому по каким-то соображениям не нравятся русские поисковые сайты. Будет ли он расти и оттеснять всех дальше - неизвестно, так как Google пока не является брэндом. Сейчас им в основном пользуются профессионалы. Они, конечно, постепенно расскажут о нем знакомым, но просачивание брэнда - это долгий процесс.

Хотя определенная угроза есть. Она будет еще больше, если Google найдет здесь партнера, который хотя бы сделает нормальный интерфейс и обеспечит удовлетворительную работу с русскими браузерами. Пока этого не случилось.

PC WEEK: Ваш прогноз на ближайшее будущее? Приходят новые пользователи, 50% в год. Как они распределятся между тремя ведущими поисковыми системами?

И. А.: Это вообще нельзя предсказать. Все зависит от силы брэнда. Как мы видим, эти брэнды популярны не в равных долях. Скажем, посещаемость “Апорта” существенно ниже, но почему это так и сохранится ли подобное положение с приходом новых пользователей, мы не знаем. Можно предположить, что новые пользователи узнают о поисковых механизмах от старых, тогда процентное соотношение должно сохраниться. Но не обязательно. Вот “Яндекс” дал рекламу по ТВ, допускаю, что большинство новых пользователей шло к нему. Но одновременно и у нас был значительный рост. Но это, возможно, был эффект нашего спонсорства передачи “Что? Где? Когда?”. Что влияет на новичков в Интернете, толком пока никто не знает. Может быть, телевидение. Окончательное распределение пользователей будет сильно зависеть и от маркетинговых затрат.

PC WEEK: В завершение разговора о конкуренции хотелось бы узнать ваше мнение по следующему вопросу. Согласно индексу SpyLOG получается, что число уникальных посетителей у совокупностей ресурсов “Яндекса” или “Голден Телекома” сейчас соизмеримо с тем, что имеется у “Рамблера”. Год назад ситуация была существенно лучше в пользу “Рамблера”. Чем это объяснить?

М. Х.: “Рамблер” существует четыре года. Было время, когда нам принадлежало 80% аудитории Рунета. Но сравните “Рамблер” двухлетней давности и нынешний. Какой лучше? Вот в чем прелесть конкуренции на рынке для пользователя. Все игроки вынуждены работать, улучшать сервисы. Но, например, каталог Top100 до сих пор держит 50-60% рынка, по данным того же SpyLOG. Возьмите также более авторитетные исследования фирм “Комкон-2” или Gallup Media и увидите, что узнаваемость нашего брэнда (brand awareness) - свыше 70%, а месячная аудитория - почти 55% от числа пользователей Рунета. У “Яндекса” где-то около 40%.

PC WEEK: У западных компаний 70% расходов составляют расходы на рекламу. Может ли так статься, что обострившаяся конкуренция вынудит и российские компании тратить на это большие деньги, что отложит достижение их окупаемости?

М. Х.: У нас очень маленькие затраты на маркетинг. В прошлом году их доля составляла менее 10%. Сейчас же рынок находится в равновесном состоянии. Никто не готов тратить большие деньги на прямую рекламу. Бюджеты переведены в состояние максимальной экономии, все мероприятия идут максимально низкобюджетные, на бартерной основе.

PC WEEK: В прошлом году “Рамблер” получил инвестиции. На что они были потрачены? И как инвесторы оценивают результат работы компании за год?

М. Х.: Владельцы компании подтвердили свой план инвестиций еще на два года. То есть оценка по крайней мере не отрицательная.

Что касается того, куда пошли инвестиции, - это прежде всего вложение в команду, которая достаточно дорога (всего в “Рамблере” работает около 100 человек). Затем закупка огромного количества “железа”, в том числе провайдерского типа. Мы выстроили собственную площадку и являемся своебразным “мини-провайдером”. Еще - приобретение проектов: iXbt, Lenta.ru, Doktor.ru, Mama.ru. Ну и маркетинговая активность, участие в выставках, например, реклама и т.д.

PC WEEK: Расскажите, пожалуйста, о проектах в других странах.

М. Х.: Общая идея, которую мы хотели реализовать, следующая. Мы вместе с местным партнером создаем клон “Рамблера”. Наш вклад - это технологии (система поиска, рейтинг Top100, почтовый и новостной движки), обучение команды, пусконаладочные работы. А потом партнер занимается проектом самостоятельно - продвигает его на рынке, проводит маркетинговые акции. Дальше мы завоевываем долю рынка и делим прибыли.

Эта идея хорошо сработала в Болгарии. У нас там очень сильный партнер в виде местного Global One. Получился один из лучших поисковых серверов в Болгарии.

Немецкий “Рамблер” мы использовали для тестирования некоторых идей. Например, проверяли многоуровневый Top100. Но модель не пошла. Не могу сказать, что будет с проектом дальше. Пока он живет, мы его поддерживаем.

PC WEEK: Появился Rambler.cz в Чехии... Что это? В каких еще странах появится “Рамблер”?

М. Х.: Официально заявляю: Rambler.cz к нам никакого отношения не имеет. Ведь кто угодно может, скажем, зарегистрировать домен в ЮАР, украсть дизайн и рекламировать там что угодно. Что касается того, где еще откроется “Рамблер”, - то на Украине, в ближайшее время.

PC WEEK: Много говорят об оптимизации затрат “Рамблера”, об увольнении части сотрудников. Что еще ждать в этой области?

М. Х.: Инвесторы говорят: мы готовы уволить двух программистов, получающих по $800 в месяц, но нанять четырех с зарплатой $1000, если это повысит эффективность общих работ в три раза. Сейчас мерило не деньги, а то, сколько прибыли можно снимать с одного доллара. Можно доллар, можно три, а можно вообще ничего. Важно, как построен процесс, как он управляется, в каком направлении он движется. Увольнения принесли экономию в несколько тысяч долларов. Но смысл их не в экономии, а в том, чтобы сотрудники понимали - если что-то неэффективно, то мы это сразу же отрезаем. И знали, откуда берутся предъявляемые к ним претензии. Экономия на персонале 1% в год не стоит того количества слухов и шума, которые потом возникают. Но когда три человека занимаются кадрами - это слишком.

PC WEEK: Итог - в 2001 г. вы планируете только спокойную работу. Не будет безумной рекламной кампании, дорогостоящих проектов...

М. Х.: Мы собираемся качественно улучшать сервис. От этого зависит наша доля на рынке. Конечно, сервисы должны быть востребованы. Конечно, те из них, что не находят спроса, будут закрыты. Но, например, проект “Подарки” за месяц приобрел потрясающую популярность. На нем одном мы зарабатываем до 10 тыс. долл. в месяц. Или проект “Гороскопы”, открытый две недели назад. Это совместный проект, с чужим контентом, но в уже апреле он принесет 4 млн. хитов. Именно развитие большого количества элементарных сервисов позволит удержать аудиторию и в последующем заработать на рекламе товаров и услуг в этой аудитории.

PC WEEK: Ваш комментарий о возможном слиянии “Рамблера” с другими холдингами...

М. Х.: Взаимовыгодная интеграция - разумнее, нежели бездумная вражда. Это основной тезис, актуальный в этом году. Но прежде, чем объединяться, необходимо четко понять, где и как будут сэкономлены деньги. Просто объединиться и тратить те же суммы, но вдвоем - как минимум глупо. Я не знаю, как решает свои проблемы Port и Netbridge, но, на мой взгляд, есть только один путь - полностью выгнать одну из команд, поглотить ресурсы этой компании и сделать совместный брэнд.

Да, мы, естественно, хотели бы объединиться с кем-нибудь из крупных брэндов для оптимизации бизнес-процессов. Но сейчас ни один человек вам не скажет, как можно осуществить подобную оптимизацию, кроме как описанным выше путем. И поскольку это решение ни одного из игроков рынка не устраивает, то...

Прежде чем объединяться, нужно знать, для чего. Как только экономическая выгода станет ясна, последуют какие-то шаги в этом направлении. Но пока все на уровне разговоров. Можно часто повторять слово “синергия”, но говорить сейчас об объединении не просто рано, а очень рано.

PC WEEK: Спасибо за беседу.

Версия для печати