НовостиОбзорыСобытияIT@WorkРеклама
ИТ-бизнес:

Блог

Будет ли IBM строить фабрику по производству микропроцессоров в России?

Этот вопрос возник после прочтения статьи Николая Носова "Открытое аппаратное обеспечение и импортозамещение процессоров", в которой после общего анализа ситуации дается ответ на вопрос "что делать?"

Локализация производства, строительство в России современной фабрики по выпуску процессоров, работающих по техпроцессу, скажем, 22 нм, — вот то, что действительно может решить проблему импортозамещения. И пусть хозяином этой фабрики будет иностранная компания, например, та же IBM. Главное, что она будет находиться в России, действовать в российском правовом поле и на ней будут работать и осваивать самые современные технологии наши соотечественники.
Реально ли это? На одной чаше весов — политика и нежелание делиться самыми современными технологиями. На другой — возможность дать своему процессору новую жизнь и захватить значительную долю российского рынка.
Я считаю, что такую идею совершенно нереальной, пустые мечты. На которые не стоит тратить время, вместо того, чтобы делать что-то содержательное.
При этом мне кажется, что доводы про обе чашки весов являются неверными.


А что мешало IBM или Intel строить в России такие фабрики 15, 10, 5 или 3 года назад, когда политические отношения было очень хорошими и развивались по восходящей? Нежелание делиться технологиями? Конечно, нет, хотя бы потому создание такой фабрики еще совсем не означает, что используемые там технологии будут доступны еще кому-то. Не говоря уже о том, что никаких технологических секретов нет, все известно. Просто технологии – ОЧЕНЬ сложные и ОЧЕНЬ дорогие. Как давным-давно нет секрета атомной или водородной бомбы. Вся теория тут известна из вузовского курса физики. Вот только сделать ее очень сложно.
Причины отсутствия таких заводов – в первую очередь экономические, хотя политические тоже очень важны.

Политические заключаются в том, что речь идет о производстве, требующем колоссальных капитальных затрат, которые окупаются только через несколько лет после начала производства. Для этого инвестору нужно быть уверенным в надежной защите своих инвестиций и в устойчивости ситуации в стране в целом. Опыт последнего времени, к сожалению, показывает, что подобные опасения зарубежных инвесторов были совершенно правильными. Достаточно напомнить о закрытии созданных в России автозаводов, создание которых требовало на пару порядков меньше инвестиций, чем для современного полупроводникового производства.

Кстати, тут нужно посмотреть на опыт Китая. Как получилось, что эта страна стала огромной площадкой для западного производства? Одна из главных причин: реальное обеспечение гарантий по инвестициям. КНР начал создавать Специальные экономические зоны в 1979 году (задолго до нашей перестройски). Они обеспечивали не только льготные налоговые условия, но особый правовой статус на этих территориях. Но при этом понадобилось почти 25 лет для того, чтобы в надежность этих гарантий поверили зарубежные инвесторы, которые вклыдвать туда десятки миллиардов долларов в критически важное для себя производство. 25 лет!  

Мы же сейчас находимся даже не в "нулевой" отметке старта, а, скорее, в отрицательной зоне.

Что касается плюсов – "На другой — возможность дать своему процессору новую жизнь и захватить значительную долю российского рынка", то не понятно, о какой "новой жизни" идет речь, и как такая фабрика может помочь увеличит долю в России. Не говоря, уже о величине этой доли в относительных и абсолютных величинах.

В статье приводится позитивный пример российско-французского завода плавленых сыров President. Насколько мне известно, он был построен до начала кризиса, и нет уверенности, что его владелец рискнул бы на такой шаг сейчас. Но строительство такого задода было действительно экономически обоснованным: не таких уже большие капитальные затраты, используется местное сырье, продукция продается внутри страны… Чего нельзя сказать про фабрику микропроцессоров.

Еще один "позитивный" пример из статьи::

Но когда-то фантастикой казалось и сотрудничество VISA и MasterCard c НСПК.

Это вопрос довольно сложный. Как российский потребитель, я лично чувствую неудобства и даже потери. И, кажется, не только я один. (см. Как дела с Национальной системой платежных карт?.

Реализация проекта НСПК потребовал серьезных затрат (кстати, суммы нигде не называются), причем не только со стороны бюджета, но и со стороны банков-участников. А что мы получили в результате проекта (который еще далек от завершения) – не понятно.

Кстати, на его примере можно посмотреть, как в реальности выглядит воплощение идей "импортозамещение" – западные ИТ заменили (но не полностью!) на китайское. Китайское – это не импорт? А где же российские сервера, СХД, сетевое оборудование?

Что же касается Visa и MasterCard, то уровень их сотрудничества с НСПК тоже не очень понятен. Создается впечатление, что эти МПС просто передали свои информационно-коммуникационные функции по операциям в России от своих "негосударственных" партнеров в руки государственной НСПК. Т.е. НСПК, используя "административный ресурс" отняла хлеб у российских коммерческих провайдеров. Разве это импортозамещение? Это замещение коммерческого сектора государственным.
Колесов Андрей
Собственно тут есть два аспекта

1. Импортозамещение - это цель или средство? И не подменяем ли мы термином "импортозамещение" понятие "натуральное хозяйство"?

2. Нужно говорить о реальных планах и реальных делах, а не строить фантастические, нереализуемые (и ненужные) сценарии.  
Николай Носов
Конечно, импортозамещение - это средство. Если без него можно обойтись - ничего делать не надо. Цель - снижение импортозависимости в критичных областях.  Но без своей микроэлектроники, без своих ( не важно кто хозяин)  современных фабрик - полностью от  импортозависимости не избавиться. И этот вопрос надо не умалчивать, а поднимать.  
Колесов Андрей
У нас с вами разное понимание цели. По мне, целью является скорейшее преодоление кризиса и развитие страны, рост экономики, повышение благосостояния народа, счастье и пр.