1 июля 2009 года вступили в силу изменения в Федеральный закон № 94-ФЗ, в т.ч. глава 3.1 «Размещение заказа путем проведения открытого аукциона в электронной форме», которые регламентировали новую систему электронных аукционов в сфере госзаказа. Таким образом, к моменту вступления в силу закона о № 44-ФЗ российское общество имеет пятилетний опыт работы с электронной формой торгов, и вполне закономерно подвести некоторые итоги.

Одним из ключевых позитивных результатов работы с электронной формой торгов является наличие сформированной инфрастуктуры, к которой относятся: несколько сотен тысяч (276 582 заказчика — ООС) участников электронных торгов, вооруженных ЭЦП (электронной цифровой подписью) и имеющих практику участия в электронных торгах; электронная форма позволила снять геолокационные ограничения для участников торгов: информация об опубликованных лотах общедоступна, принять участие в торгах может любой поставщик вне зависимости от региона; существует возможность аккордного участия в электронных торгах; с 2011 года функционирует портал zakupki.gov.ru, который станет основой Единой информационной системы, планируемой к запуску в 2016 году; возможно оперативное подключение необходимых банковских сервисов; отработаны алгоритмы взаимодействия с контролирующими органами (ФАС, Рособоронзаказ и т.д.); существует реальная возможность оценить репутацию компании (реестр недобросовестных поставщиков).

Электронная форма проведения торгов позволила наблюдать за итогами проведенных торгов: заключением контракта, его исполнением или расторжением. Так, в 2013 году заключено контрактов на 3 224 782 млн. рублей, из них исполнено на 21 %, в процессе исполнения — 76%. Именно этот параметр лег в основу контрактной системы (44-ФЗ), охватывающей весь процесс проведения закупки от планирования до исполнения.

Важным преимуществом электронной формы торгов является возможность выявить и количественно оценить коррупционные проблемы: сговоры, тендерное рейдерство (совпадение IP, фиктивное участие), манипуляции в ходе торгов с демпингом цены.

Таким образом, электронная форма доказала не только свою жизнеспособность, но и высокую эффективность, т.к. динамика интенсивного развития рынка госзаказа налицо: доля государственного заказа от общего рынка закупок при старте закона в 2009 году составляла 28,1%, в 2013 году — 89,7%. Электронная форма торгов позволяет получить точные данные, исходя из которых формируются рекомендации по дальнейшему совершенствованию законодательства и технической базы.

Пресс-релиз

Версия для печати