Джереми Бертон, президент EMC по продуктам и маркетингу, поделился своими прогнозами на 2016 год, комментируя главные технологические тренды, изменения и проблемы, которые проявятся на глобальном уровне в 2016 году и будут отражены в корпоративном послании об информационном поколении и цифровой трансформации. Джереми Бертон считает, что аналитика данных и цифровой образ жизни будут все больше трансформировать мир и природу бизнеса.

Члены совета директоров все больше понимают ценность цифрового бизнеса и данных, которые он создает, но теперь им нужно пригласить новых исполнителей, которые смогут продвигать план цифрового развития по всей компании — и в этом состоит основное изменение. Все чаще директору по цифровым технологиям будут поручать использование новейших и наилучших технологий, чтобы сделать продукты более умными и обеспечить лучший уровень сервиса для потребителей. Данные — та основа, на которой будут построены все новые возможности — требуют анализа, только тогда они могут обеспечить конкурентное преимущество. И этот феномен имеет отношение не только к технологической сфере — это феномен «всех отраслей». Но даже несмотря на то, что директора знают, как это облегчит им жизнь, они все еще обсуждают организационные таблицы, распределение обязанностей и корпоративные войны. В конечном счете, действительно, должен ли директор по цифровым технологиям (CDO) отчитываться перед CEO, CMO или CIO?

Носимые сенсоры переходят в новую эпоху и даже помогут преодолеть некоторые барьеры и расширить грани достижимого для ряда спортивных дисциплин. Пловцы уже сегодня полагаются на подводные камеры для анализа гребков, но последние предлагают весьма ограниченное видение вопроса. Новые сенсоры для этого вида спорта будут только одним примером того, какие прорывы для анализа данных атлетов будут совершены в 2016 году, чтобы помочь им достичь максимальных результатов. Такие компании, как Nike — которые называют себя «новым голосом атлетики» — будут поддерживать это стремление, собирая данные для дальнейших инноваций. Их мы увидим на экранах, именно они будут работать «за кулисами» Олимпийских Игр, как никогда ранее. Сенсоры будут встраиваться в предметы одежды, чтобы создать элитных атлетов в всех отношениях — от диет и режима сна до стиля бега и оптимальных углов наклона тела — подсказывая спортсменам, как высвободить максимум своих физически возможностей. Конечно, Усэйн Болт не станет одевать Fitbit: носимая электроника будет адаптироваться к негласным потребностям каждого атлета.

Несмотря на ажиотаж, созданный Jawbone и Fitbit, носимая электроника в следующем году еще не окажет массового эффекта в сфере персональной медицины. Чтобы сделать это, медицинские специалисты должны получить прямой доступ к данным о своих пациентах — только тогда можно будет обнаружить заболевание на ранней стадии по его первым признакам. Сумеют ли медики и создатели таких устройств объединить усилия, чтобы создать необходимую для этого инфраструктуру? Захотят ли сами потребители предоставлять постоянный доступ к биометрическим данным? Джереми Бертон считает, что именно культурные особенности становятся наиболее масштабным барьером для персональной медицины, который вряд ли будет преодолен в 2016 году.

В 2015 году поп-культура породила легенд о Теневом Интернете — мистическом черном рынке, где преступники продают свои таинственные инструменты и заказывают атаки на людей.

«С цифровой точки зрения Теневая Сеть остаётся темной, потому что её не индексируют поисковые системы. Но теперь все изменится, конечно не так, чтобы вы или я смогли искать в этом сегменте (для нас он останется очень темным), но вместо этого теневая сеть станет надежным подспорьем для „хороших ребят“. Непонятно? Позвольте мне объяснить: большинство компаний уже понимает, что вопрос состоит не в том, будет ли взлом, а в том, когда он будет? С этим пониманием организации начинают искать технологии, которые смогут минимизировать риски. Как? За счет мониторинга мест, куда данные попадают после того, как их крадут — Теневой Сети. Программные инструменты, которые будут отслеживать Теневой Интернет и искать украденную информацию, получат большое распространение в 2016 году. В частности, их использование поможет сократить время продолжения утечки, одновременно повышая скорость обесценивая украденных данных. Таким образом, компании смогут принимать ответные действия намного быстрее, чтобы защитить своих заказчиков, — и все это за счет использования Теневого Интернета», — пояснил Джереми Бертон.

Уже сейчас вы можете купить недорогие системы ВР с установкой на смартфон. Кто пользуется этим? Да практически никто! Разве что парочка читателей этого текста. Но дело не в этом: инновации в области виртуальной и дополненной реальности будут появляться все быстрее за счет стимулов со стороны сферы развлечений.

«Представьте себе, что вы идете на рок-концерт, где можете смотреть на шоу с первого ряда, а также зайти за кулисы после концерта — и все это даже не покидая свою гостиную. Благодаря Rift от Facebook, потребители смогут получить свою высококачественную систему виртуальной реальности. При этом специалисты по организации спортивных событий и развлечений — увидев, что можно превратить стадион на 80 000 зрителей в арену на 800 000, заняв при этом всего одно кресло — будут искать способы цифровой трансформации, чтобы получить преимущества от использования новых технологий, они и помогут виртуальной реальности сделать рывок вперед. Спортивные мероприятия и различные турне будут первыми в предоставлении действительно фантастически впечатлений — обзор на 360 градусов из кабины болида F1 или просмотр концерта U2 из VIP-ложи — и все это без необходимости даже вставать с дивана. Не считая радостных танцев или других проявлений восторга. И хотя я считаю, что поточное вещание в формате ВР произойдет позже, чем в 2016 году, эти предложения начнут привлекать людей. А у направления в целом — большие перспективы. Речь идет о $4,5 миллиардах для спорта и развлечений, к тому же для всех остальных — это хороший способ сэкономить $15 на хот-догах и $100 на парковке», — добавил Джереми Бертон.

«Вот уже пару лет я говорю о том, что переход на электродвигатели — далеко не самая интересная инновация в сфере автомобилестроения. Вместо этого нужно говорить о программном обеспечении, особенно об автоматизации при помощи ПО. Наиболее крупные автоконцерны Германии и Японии соревнуются друг с другом на непривычном поприще: стремятся сделать с автомобилем то, что Apple сделала с телефоном. Поиграв немного с новой функцией электромобиля Tesla „Автопилот“ на шоссе 101 в Кармель, я практически убедился в том, что это ждет все автомобили — и гонка за совершенным ПО значительно ускорится в 2016 году. Я не говорю об одних только автомобилях с автопилотом, но и об автомобилях, которые будут подключатся к Wi-Fi, когда вы их паркуете в гараже, автомобилях, которые смогут загружать новые функции из Интернета. Об автомобилях, которые будут все сильнее подстраиваться под вас с каждой новой поездкой, об автомобилях, которые предлагают новые функции еще до того, как вы поняли, что они нужны вам. Все это делает программное обеспечение и аналитика данных, собранных при помощи этого ПО. В ближайшие 10 лет половина автопроизводителей, которых мы знаем сегодня, перестанут существовать в том же виде под натиском нового ПО», — считает Джереми Бертон.

Пресс-релиз

Версия для печати