Сторонники корпоративной архитектуры утверждают, что пришло время заполнить зияющую брешь в цифровых предприятиях.

Давайте посмотрим на предложенное фирмой Gartner определение: «Корпоративная архитектура (enterprise architecture, EA) — это дисциплина, изучающая методы проактивного, комплексного реагирования предприятия на революционные факторы посредством выявления и анализа способов осуществления перемен, необходимых для воплощения нужных бизнес-концепций и достижения соответствующих результатов. EA-специалист помогает деловым и ИТ-руководителям, предоставляя им готовые к внедрению рекомендации по корректировке политик компании и проектов, за счет которых им удастся прийти к заданным бизнес-результатам, используя в своих интересах подходящие явления революционной трансформации (disruption) бизнеса».

Согласно Gartner, EA и те, кто ее практикуют, рассматриваются в качестве проводников такой трансформации.

Давайте признаем, что термин «трансформация» потеснил термин «инновация» в роли модного словечка. Все хотят быть цифровыми революционерами — генеральные директора, вице-президенты, менеджеры, ключевые работники и практически любой член организации, которому не безразлична ее судьба.

Что собой представляет трансформация? Это не просто доработка или реконструкция продукта или сервиса. С точки зрения Клейтона Кристенсена, впервые предложившего этот термин более десяти лет назад, трансформация означает рыночный переворот вследствие изобретения неких решений, благодаря которым появляются принципиально новые рынки, часто имеющие сегменты с неудовлетворенным или плохо удовлетворенным спросом. Компаниям не нужен обычный совет, как улучшить то, что они делают. Им нужны люди для создания нового бизнеса, способного потенциально уничтожить бизнес существующий.

Так кто же возглавит движение в мир цифровой трансформации? Генеральные директора, у которых нет ни времени, ни способностей объять все, с чем ассоциируется цифровая трансформация? ИТ-менеджеры, которые не обязательно владеют четким представлением о целях бизнеса или хотя бы его потенциале?

Это очень удачные обстоятельства для выхода на сцену корпоративных архитекторов. К примеру, Джин Росс, директор по исследованиям школы менеджмента MIT Sloan, считает корпоративных архитекторов неотъемлемой частью организаций, преследующих заветную цель перехода на цифровые рельсы.

Так каким же образом стать сторонником трансформации (т. е. фактически снести подчистую существующий бизнес и заменить его на что-то новое) — и при этом не потерять работу? Нужно суметь продемонстрировать организации, как именно совместить различные технологии и сервисы, чтобы достичь результатов гораздо больших, чем у какого бы то ни было стартапа.

У Росс взял интервью Майлз Сьюер, главный апологет использования платформ компании Informatica, который пересказал ее взгляды на современное развитие EA в недавнем посте на сайте The Open Group. Идеальная цифровая организация, с ее интегрированными каналами и беспрепятственными, непрерывными транзакциями, «само собой, подразумевает архитектуру».

Цифровое предприятие — это такое предприятие, которое умеет извлечь пользу из совокупности технологических платформ и стратегий, включая облака, мобильные технологии, социальные каналы, анализ данных и Интернет вещей. В основе любого успешного подхода лежит вовлеченность клиентов и решения, переведенные в электронную форму.

Росс сделала интересное наблюдение: знаменитые стартапы, причинившие так много головной боли участникам сформировавшихся рынков (ну вы поняли, все эти Uber и Airbnb), отлично справляются с какой-то одной, конкретной задачей. Более зрелые предприятия способны хорошо выполнять несколько функций сразу. Здесь ключевой момент — именно в способности хорошо выполнять все эти задачи комплексными методами, что по силам только действительно устоявшимся компаниям. «Конкурентное преимущество возникает на почве применения знаний и умений, которые могут быть, а могут и не быть у остальных компаний, и интеграции их способами, благодаря которым рождается нечто невероятно мощное, — считает Росс. — Интеграция бизнес-возможностей сама по себе создает целое коммерческое предложение, которое очень тяжело будет скопировать конкурентам».

Для этого понадобится всесторонний анализ технических активов предприятия и их роли в общей картине. Плюс ко всему, бизнес должен быстро реагировать на нужды своих клиентов. Сейчас, как никогда ранее, самое лучшее время для того, чтобы стать корпоративным архитектором. Бизнес еще никогда так не нуждался в корпоративных архитекторах.

Джейсон Блумберг тоже отметился в этой теме, призывая специалистов по EA взять на себя инициативу по внедрению перемен у себя на предприятии. Результатом таких перемен, разумеется, должна стать более обширная и быстро реагирующая цифровая форма организации. Хотя корпоративные архитекторы и так уже давно приписывали себе эту роль, призрак цифровой трансформации вносит в нее элемент крайней неотложности. «EA-специалисты должны играть первую скрипку в этом процессе стремления к большей бизнес-гибкости, т. к. существует множество типов перемен, которые требуют разных подходов. Умение взять трудную, многогранную проблему, разбить ее на ключевые части и затем применить адекватные меры для ее решения — в сущности, это и есть самая сильная сторона EA».

Суть утверждений Росс и Блумберга в следующем: предприятия, как никогда ранее, чувствуют себя под ударом в условиях новой, цифровой экономики, и отчаянно нуждаются в лидерах, способных выйти вперед и показать им, как можно с пользой применить окружающие их технологии. Вот это и есть естественная задача для корпоративных архитекторов.

Версия для печати