Цифровая трансформация в последнюю пару лет стала практически обязательной темой любого разговора о текущем состоянии и перспективах развития всех сфер бизнеса, но из общих рассуждений о ее чудодейственной силе порой совсем не складывается понимание того, как же на самом деле может и должна, а главное — зачем, проходить такая трансформация. Наверное, вспомнив известную восточную истину «сколько не говори „халва, халва“, во рту слаще не станет», ведущий панельной дискуссии на конференции IBM Cloud&Security Summit сразу предложил приглашенным экспертам, представителям компаний-заказчиков, ответить на вопрос, как они понимают практический смысл этого понятия и как эта стратегия воплощается на их предприятий.

«Для нас цифровая трансформация — это не модные слова, а реальный, в какой-то степени даже единственно верный, путь развития бизнеса. Если мы хотим оставаться конкурентоспособными, а тем более расширять свой бизнес, причем не только на мировом, но и на внутреннем рынке электроэнергии, то нам нужно заниматься не только оптимизацией существующих деловых и производственных процессов, но и вывести на качественно новый уровень долгосрочное планирование развития всей атомной отрасли, что сделать без современных ИТ просто невозможно», — высказал свое понимание вопроса заместитель генерального директора, директор по экономике и финансам «Росэнергоатома» Сергей Мигалин. Говоря о необходимости серьезных и постоянных инвестиций в ИТ, в том числе в самые новейшие направления их развития, он отметил, что вопрос заключается совсем не только в выделяемых суммах (хотя это тоже важно), а в их правильном использовании: «Внедрение ИТ в деятельность предприятия, а тем более крупного, должно идти под руководством бизнеса. И дело тут не только в том, что нужно контролировать расходы на ИТ и следить за тем, чтобы инвестиции в ИТ давали конкретные результаты. Если дать это дело на откуп айтишникам, то они просто уйдут не туда».

Говоря об актуальности цифровой трансформации в розничной торговле, финансовый директор X5 Retail Group Светлана Демяшкевич обратила внимание на такой парадокс: ритейл, с одной стороны, является одним из ведущих потребителей ИТ, но с другой — это довольно консервативная сфера, в плане ориентации на ИТ-новинки она все же отстает от таких передовиков, как банки или телеком. «„Амазона“ (как онлайного ритейлера») у нас в России пока нет, поэтому мы не считаем, что на видимую перспективу до 10 лет онлайновые модели составляют реальную конкуренцию для традиционных сетевых магазинов. При этом у нас есть осознание того, что нашими соперниками будут новые игроки, которые сегодня выходят на розничный рынок чаще всего со стороны ИКТ-отрасли. Нам нужно готовится к конкуренции с ними, в том числе серьезно изучая новые технологии типа Big Data и блокчейн«, — сказала она, отметив, что сегодня и у традиционных схем торговли есть еще большие внутренние резервы.

По словам Светланы Демяшкевич, сегодня в X5 Retail Group около 80% инвестиций в ИТ связаны с улучшением существующих деловых процессов и только пятая часть — с качественно новыми ИТ-проектами. Но при этом в компании уже два года существует отдел Big Data численностью в 150 высококвалифицированных специалистов, в их ведении находятся важные для бизнеса направления, такие как управление изменением ценообразования, проведение промоакций, реализация схем «умного» ассортимента, построенных на картах лояльности покупателей, и пр.

«Выработка стратегии цифровой трансформации — это всегда споры, столкновение разных точек зрения и принятие компромиссных решений на базе консенсуса. Но каждый ИТ-проект должен приносить эффект для бизнеса, который можно выразить количественно. — подчеркнула Светлана Демяшкевич. — Другой вопрос — скорость старта проектов, она должна быть очень высокой. У нас есть инновационный комитет из четырех человек, который очень быстро принимает решения по запуску качественно новых проектов, от которых не требуется быстрых эффектов, но у такого комитета есть определенный лимит бюджета».

Повышение оперативности принятия решений по новым проектам — это очень актуально, развил эту же тему Сергей Мигалин. Он поделился опытом «Росатома», где в дополнение к уже имеющему комитету по инвестициям два года назад была создана во многом параллельная структура «Совет по развитию и глобализации». Эффект оказался довольно неожиданным: между этими двумя органами возникла своеобразная конкуренция, которая позитивно отразилась на качестве и скорости принятия решений.

«Цифровая трансформация — это процесс дальнейшего слияния бизнеса и ИТ, выход на качественно новый уровень такой интеграции, — заявил директор по ИТ, член правления „Росбанка“ Денис Сотин. — Речь сейчас идет не о поддержке с помощью ИТ существующих схем бизнеса, а о трансформации всей операционной модели работы банка, при которой главной задачей становится обеспечение гибких и быстрых изменений на основе новейших достижений ИТ». По его мнению, должна уйти в прошлое схема, когда ИТ-подразделение существует отдельно от бизнеса, нужен набор команд, объединяющих бизнес и ИТ по разным направлениям деятельности. Разумеется, есть специфические функции, например, развитие и поддержка ИТ-инфраструктуры, которые сохраняются за ИТ-отделами, но разработка и поддержка программных сервисов сейчас уходят в бизнес-подразделения.

Он обратил внимание на то, что цифровая трансформация в существенной степени связана с изменением менталитета, с приходом в «большую жизнь», в том числе на руководящие посты, людей нового поколения, для которых ИТ и бизнес являются неразделимыми. Но при этом важно не просто ждать прихода этих людей, но и заниматься как подготовкой новых кадров, так и трансформацией менталитета сотрудников со стажем.

С этой позицией выразил солидарность технический директор группы QIWI Кирилл Ермаков: «У нас нет отдельного подразделения разработки, команды разработчиков работают в конкретных бизнес-подразделениях, по конкретным продуктам и сервисам. Такая же ситуация с технической поддержкой и с ИТ-безопасностью». Таким образом он плавно перевел разговор к теме безопасности и высказал еще ряд соображений: «Я говорю уже три года: поменяйте директоров по ИТ-безопасности или даже просто по безопасности. Традиционная схема, когда эти направления возглавляли люди в погонах, уже давно изжила себя и должна уйти в прошлое. Проблемы безопасности должны осознаваться и решаться изнутри бизнеса, а не насаждаться сверху некоторыми „независимыми“ безопасниками. Безопасность должна быть интегрирована в бизнес-процессы, а не стоять над ними».

По мнению представителя QIWI, cлужба безопасности предприятия должна определять требования к конечной цели, а не к методам, которые нужно использовать для достижения этой цели, она должна быть контролером, а не разработчиком (не только ИБ-, но и самих бизнес-процессов), задача службы ИБ — внедрить модель безопасности в умы сотрудников, чтобы каждый осознавал эти вопросы изнутри себя, а не исполнял указания, навязанные извне. Он также высказал убеждение, что молодое поколение уже понимает многие аспекты безопасности на интуитивном уровне: «Даже детям сегодня не нужно объяснять, почему двухфакторная аутентификация повышает безопасность и когда ее нужно применять, а когда можно обойтись без нее».

Таким образом, вопросы реализации идей цифровой трансформации опять были увязаны с необходимостью изменений на уровне менталитета с переходом на другие модели организации бизнес-процессов. В контексте этой темы Сергей Мигалин сказал: «Атомная отрасль исторически была довольно закрытой, замкнутой, во многом работавшей на протяжении всей своей семидесятилетней истории по принципу „делаем все сами“, с минимизацией деловых контактов с другим отраслями. Но сейчас так работать уже нельзя, нужно менять модель партнерства с внешними контрагентами, интегрироваться в технологическое пространство, изменять схемы, в том числе и исследовательских работ. Именно решая эту совсем непростую для нас задачу, мы начали совместно с IBM проект по предоставлению бесплатных облачных ресурсов для проведения разного рода исследовательских работ (стартапам, научным лабораториям, университетам, студентам и пр.). Нам надо учиться использованию схем государственно-частного партнерства, сотрудничеству с внешними стартапами, взаимодействию с внешним миром».

Эта тема актуальна практически для всех направлений бизнеса, в том числе и банковского, отметил Денис Сотин: «У нас тоже схожие проблемы, в том числе в плане привлечения молодых кадров, для которых интересная работа сегодня зачастую даже важней, чем сколько платят денег».

Версия для печати (без изображений)