На развитие любой отрасли в каждой стране обязательно влияют как глобальные факторы, так и местная специфика. Этот тезис носит, кажется, вполне очевидный, универсальный характер и конечно же относится к ИТ-рынку. Отметим сразу, что особенностью России является то, что уровень воздействия национальной составляющей у нас намного выше по сравнению со странами, которые можно отнести к категории ИТ-развитых. Данный аспект не раз обсуждался на разного рода ИТ-мероприятиях последнего времени.

При этом отмечается такой парадокс. С одной стороны, наши национальные особенности (менталитет, традиции управления страной и предприятиями, законодательство, бюрократизм) служат неплохим механизмом защиты от проникновения на внутренний рынок зарубежных игроков (эту эшелонированную защиту способны преодолеть только ИТ-гиганты) и создают благоприятные условия для развития местных компаний, лучше приспособленных для работы в данной среде. С другой стороны, не говоря уже о потребителях, которые во многом ограждены от передовых зарубежных поставщиков, в долгосрочном плане это негативно сказывается на российском ИТ-бизнесе, который несет потери от недостаточно быстрого развития ИТ-рынка страны (учитывая его абсолютные размеры) и в силу как раз ориентации на “национальные особенности” оказывается фактически заперт в границах территории страны.

Влияние национальных особенностей ощущают конечно же все сегменты нашей ИТ-отрасли. Но вряд ли будет ошибкой такое утверждение: среди всех направлений отечественной ИТ-сферы самым “национальным” является рынок средств управления корпоративным контентом и систем электронного документооборота (ECM/СЭД). Одним из наглядных примеров тому стал прошедший в мае очередной ежегодный форум DOCFLOW — по общему признанию главное ECM/СЭД-событие страны. Кажется, за всю почти уже двадцатилетнюю историю этого мероприятия нынешний форум был самым “отечественным”: из всех заметных зарубежных ECM-вендоров (ведущих свой бизнес и в России) на выставке была представлена только компания EMC (IBM отметилась в конференц-программе). При том, что в недавние годы тут временами бывала вся лидирующая “большая пятерка” (EMC, IBM, Microsoft, Open Text и Oracle).

Разумеется, в стратегическом плане наш ECM/СЭД-рынок развивается в русле глобальных тенденций, о которых нам хорошо известно из исследований Gartnerи Forrester. Но все же и влияние “национальных особенностей” велико, хотя эти аспекты почти не попадают в поле зрения местных исследователей. Попробуем немного разобраться в этих вопросах.

Наши национальные особенности

Среди наших главных “национальных особенностей” в первую очередь нужно выделить три основных аспекта:

  • общее отставание по уровню проникновения ИТ в жизнь (экономику, государственное управление, частную жизнь и пр.) страны, что видно по таким показателями, как уровень ИТ-расходов на душу населения или доля ИТ-затрат в ВВП страны;
  • особенности системы управления организациями и страной в целом с сильными историческими традициями “административно-командной” модели;
  • ощутимое присутствие “государства” (система государственного управления) в жизни страны.

Все эти аспекты являются взаимосвязанными, но среди них можно выделить особую роль “ощутимого присутствия государства”, которое, к сожалению, не самым лучшим образом сказывается на динамике развития и ИТ-рынка в целом, и СЭД-отрасли. Дело в том, что государство традиционно выступает на рынке в двух ролях — как регулятор (через формирование нормативно-правовой базы, которая для ECM-проблематики имеет повышенное значение) и как самый крупный заказчик (хотя по экспертным оценкам его доля не превышает 30% на рынке). И тут мало того, что государство как регулятор явно запаздывает с принятием решений, а как заказчик является весьма консервативным и не очень нацеленным на получение реального эффекта от внедрения ИТ. Национальной особенностью нашего государства является еще и то, что оно усиленно пытается выступать также и в роли ИТ-поставщика, непосредственного игрока рынка, который играет при этом по не совсем рыночным законам.

Все это сказано к тому, чтобы пояснить: мы не просто отстаем в области ECM, всего лишь воспроизводя у себя “западную ситуацию” с задержкой в несколько лет. Двигаясь, конечно же, в русле мировых (точнее даже, “естественно-природных”) тенденций, мы постоянно используем свои специфические модели миропонимания, ищем какие-то собственные “пути развития”, придумываем “национальные” схемы реализации этих идей. Создается впечатление (которое подтверждается проводимыми исследованиями экспертных мнений), что мы развиваемся в этом направлении не исходя из понимания необходимости для нас самих, а лишь под воздействием напора общего природно-мирового процесса.

От СЭД к ECM

Если посмотреть историю развития российской ИТ-отрасли на современном этапе (с начала 1990-х, когда ИТ-рынок собственно и встал на путь формирования), то нетрудно заметить, что разработка СЭД- и ERP-решений (хотя ни того, ни другого термина в ту пору еще не было вовсе) началась как раз тогда, почти одновременно. Более того, старейшие российские компании-разработчики сегодняшнего дня с двадцатилетним стажем присутствия на рынке принадлежат как раз к категории СЭД-вендроров (“Электронные офисные системы”, “ИнтерТраст”, Научно-технический центр Института развития Москвы), имея при этом еще более давние исторические корни из советской поры.

Однако довольно быстро выяснилось, что основные интересы предприятий в плане ИТ-автоматизации связаны с решением учетных задач — именно под знаменем ERP выполнялся основной объем работ по внедрению ИТ в российских компаниях с середины 1990-х до середины “нулевых” годов нового столетия. СЭД-направление тоже развивалось, но все же имело явно второстепенное значение на ИТ-рынке. Однако ситуация начала меняться примерно в середине прошлого десятилетия, когда актуальность тематики СЭД стала быстро расти и суммарные затраты на реализацию таких проектов оказались по крайней мере соизмеримы с затратами на ERP-автоматизацию.

Отметим следующие основные причины этого:

  • компании в значительной степени завершили процесс своей ERP-автоматизации и смогли перейти к решению новых задач автоматизации;
  • стала повышаться роль управления документами с точки зрения основного бизнеса компаний;
  • быстро формировались отрасли, связанные с документориентированной деятельностью (финансово-кредитные структуры, страховой бизнес, проектные организации и т. д.);
  • заметно возросла активность государства по автоматизации деятельности огромного государственного аппарата на базе ИТ;
  • на рынке все более актуальной становилась задача по переходу от бумажного электронного документооборота к реальному.

На последнем пункте нужно остановиться отдельно. Дело в том, что сам термин “СЭД” появился на нашем рынке не так давно, примерно десять лет назад, и спустя некоторое время стал общепризнанным, вытеснив другие “конкурирующие” названия (система автоматизации документооборота или делопроизводства, система управления документами, система автоматизации документационного обеспечения). Однако до недавнего времени российские СЭД по сути были ориентированы в основном на решение задач автоматизации организационно-распорядительного документооборота (ОРД). И более того — в значительной степени на поддержку его “бумажного” варианта (электронный учет бумажных документов).

За последние пятнадцать лет отечественные СЭД-решения прошли, конечно, большой путь от переноса в электронную форму регистрационно-учетных журналов до создания систем “сквозного документооборота” в масштабах крупных холдингов. Такие системы “научились” согласовывать документы в электронном виде, хранить образы, использовать ЭЦП, коллективно работать над проектами документов, контролировать поручения, реально ускорять информационные потоки в организации. СЭД стали средством поддержки не только сотрудников канцелярии, но и значительной части управленческого персонала.

В то же время, оценивая в целом ситуацию в российской сфере СЭД, нужно отметить, что по сути дела только пару лет назад тут закончился этап автоматизации бумажного документооборота, начался поворот в сторону перехода к безбумажным технологиям и создания полноценных систем управления электронными документами. Новые задачи автоматизации обуславливают для отечественных СЭД-разработчиков, внедренцев и заказчиков необходимость решить целый ряд новых проблем, связанных с изменениями в самой концепции построения систем и более того — в подходе к работе с документами.

Если сформулировать кратко, то перед поставщиками СЭД-решений стоит непростая задача “расширения горизонтов” применения предлагаемых ими продуктов за традиционные рамки ОРД и привычного делопроизводства. При этом им нужно решить несколько проблем:

  • расширить функциональные и технические возможности своих продуктов (при том, что многие из них уже давно вышли за рамки ОРД и представляют собой некоторый, хотя, наверное, и не очень полный вариант ECM-платформы);
  • преодолеть бытующие на рынке представления об управлении контентом как исключительно о задачах ОРД;
  • быть готовыми к усилению конкуренции на ECM/СЭД-рынке, в том числе за счет более активного присутствия зарубежных вендоров, поставщиков из смежных областей (ERP, CRM), а также провайдеров облачных сервисов;
  • не просто следовать требованиям рынка, а действовать опережающе, в том числе активнее продвигать идеи мобильности, облачных моделей и т. д.

Версия для печати