В середине февраля компания “АйТи” провела научно-практическую конференцию “Актуальные вопросы использования СПО в госсекторе”. Одним из основных тезисов выступления генерального директора “АйТи” Тагира Яппарова стало утверждение о том, что вопрос “использовать СПО в принципе или нет” уже не актуален. И судя по числу участников мероприятия, это действительно соответствует реалиям времени. Конференцию посетило более 170 представителей федеральных и региональных органов госвласти, а также предприятий бюджетной сферы из 43 городов России — в арендованном зале всем просто не хватило места, но чиновники покорно стояли в проходах и даже в коридоре.

Причины подобного ажиотажа г-н Яппаров отчасти объяснил в своем выступлении. По его мнению, сейчас вполне четко сформулированы цели государства в области движения к СПО, а борьба с пиратством разрушила существовавшую с начала 90-х годов ушедшего века иллюзию “бесплатности” проприетарного ПО. При этом, как считает г-н Яппаров, потребностям госсектора в наибольшей степени отвечают именно СПО-решения, для которых характерны надежность, безопасность, отсутствие избыточности функционала и т. д.

В подтверждении этих слов были приведены данные из нескольких зарубежных источников, указывающих на то, что уровень проникновения СПО в информационные системы организаций госсектора во многих развитых странах уже весьма высок. Так, в 2009 г. во Вьетнаме он составил 40%, в Евросоюзе в целом — 70, в Малайзии и Дании — по 95, во Франции — 96%.

В России ситуация пока иная. Во многом, как считает г-н Яппаров, из-за ограниченности, по сравнению с проприетарным ПО, набора решений и недостаточной развитости рынка их поддержки и сопровождения — нехватки кадров. Впрочем, в “АйТи” уверены, что критическая масса СПО-приложений уже достигнута (на рынке есть ОС, СУБД, офисные пакеты, СЭД, средства разработки и широкий набор прикладных систем), число обладающих СПО-компетенциями ИТ-компаний неуклонно растет, и главная их задача на сегодня — запуск и успешная реализация крупных СПО-проектов.

Опытом конкретных внедрений СПО с присутствующими поделился генеральный директор компании “ПингВин Софтвер” (входит в группу компаний “АйТи”) Дмитрий Комиссаров. С первых слов он попытался донести до аудитории несколько важных мыслей, пытаясь развеять ряд мифов об СПО, которые уже успели возникнуть в чиновничьей среде.

Как подчеркнул г-н Комиссаров, свободное ПО отнюдь не означает бесплатное. Во-первых, его необходимо поддерживать, и вне зависимости от того, будет ли сервис осуществляться внешним подрядчиком или внутренними усилиями, — это стоит денег. Во-вторых, при переходе на новое ПО требуется переучивать сотрудников, что опять-таки связано с затратами, пусть и одноразовыми.

При этом нынешнее положение вещей таково, что полный переход на СПО сейчас практически невозможен. Свободное ПО существует не для всех областей ПО. И если говорить, например, об обработке 3D-графики или издательских системах, то здесь СПО-аналоги проприетарного ПО зачастую отсутствуют. Поэтому необходимо учитывать, что даже при массовом переходе какой-либо организации на СПО формируется некая гетерогенная среда, в которой будут присутствовать различные операционные системы и прикладные программы.

СПО нужно применять там, где оно эффективно, считает г-н Комиссаров. И гарантированный эффект достигается на так называемых типовых рабочих местах. Для них характерен строго определенный набор ПО (не слишком сложного), где пользователь обычно не имеет права самостоятельно изменять состав и функционал программ, т. е. не обладает правами администратора. На типовых рабочих местах, как правило, задействован персонал с низким и в лучшем случае средним уровнем владения ПК (т. е. важной задачей при переходе является минимизация усилий по переобучению людей), и в идеале на этих местах существуют четкие выработанные требования к информационной безопасности: ограничения на использование внешних носителей, запреты на посещение ненадежных интернет-ресурсов и пр. В общем, нетрудно понять, что весьма значительная часть рабочих мест в госсекторе как раз под определение типовых и подпадает.

Продолжая речь об эффективности, г-н Комиссаров отметил, что она во многом зависит от экономической целесообразности. При переходе от лицензионного ПО к свободному в “ПингВин Софтвер” строят модель эффективности, которая основана на некоторых тезисах. Первый из них — внутри конкретной организации цикл жизни лицензионной ОС (до ее полной замены) составляет примерно пять лет. Несмотря на то что после выпуска Windows XP в 2001 г. Windows Vista вышла в 2007-м, а Windows 7 в 2009-м, опыт общения компании с крупными заказчиками подтверждает правомерность именно такого срока. То есть сравнивать затраты на лицензионную модель проприетарного ПО, по мнению г-на Комиссарова, нужно со стоимостью технической поддержки СПО за соответствующий период.

Остальные параметры эффективности в основном зависят от профиля организации, и полный их анализ занимает отчет объемом порядка 80—100 стр.

Саму миграцию в крупных организациях (особенно территориально распределенных) целесообразно начинать с создания так называемой пилотной зоны. Сначала перевод осуществляется в рамках одного подразделения или региона — 5—10% компьютеров от общего парка. Далее порядка 3—6 мес проходит опытная эксплуатация и оцениваются все риски, после чего подводятся итоги и принимается решение о продолжении миграции. В случае позитивных выводов перевод остальных подразделений/регионов может занять от 6 до 12 мес.

Как уверяет г-н Комиссаров, в среднем на пятилетнем отрезке времени экономия средств от перехода на СПО составляет 50% (иногда больше). Однако с учетом концентрации вложений именно в первый год (затраты на миграцию и обучение персонала) с точки зрения финансового потока экономия начинает чувствоваться только с середины второго года (в лучшем случае через 12—15 мес.).

Остается лишь надеяться, что госсектор к такой отсрочке окажется готов даже в условиях кризисного финансирования.

Версия для печати (без изображений)