Один из организаторов Russian Open Source Summit 2012 — Российская ассоциация свободного программного обеспечения (РАСПО). О работе этой организации и проблемах отрасли наш обозреватель Сергей Голубев беседует с врио президента РАСПО Юлией Овчинниковой.

PC Week: В прошлом году состав РАСПО изменился. Ассоциацию покинули академические институты и “Альт Линукс”, затем в нее вошли новые участники. С чем это связано, какие выводы из этого можно сделать?

Юлия Овчинникова: Идет нормальный процесс формирования и самоопределения новой организации, выбор стратегии развития. Академические институты и коммерческие компании-разработчики имеют слишком разные цели и приоритеты, в частности, это выражалось в отсутствии активного участия академических институтов в работе РАСПО с самого начала. Приоритет “академиков” — чистая наука, они не должны заниматься развитием рынка. А когда РАСПО сформулировала и проявила активную жизненную позицию (для чего и создавалась), ясно сформулировала свою стратегию и приоритеты, это стало точкой притяжения для других компаний-разработчиков. Любой переход от слов к делу обязательно сопровождается подобными процессами.

PC Week: В чем же тогда заключается гражданская позиция РАСПО, служащая основой для дел?

Ю. О.: Прежде всего в подходах к развитию рынка. Не может отраслевая ассоциация, заинтересованная в развитии рынка, поддерживать создание единственной эталонной системы, пусть даже основанной на СПО. Наша задача — создавать конкурентные условия, при которых могут расцветать все цветы.

Основные принципы, провозглашаемые РАСПО, — конкуренция, интероперабельность, необходимость стандартизации, сила сообщества. Мы готовы трудиться ради реализации этих принципов, что было ярко продемонстрировано в работе над конкурсом по НПП.

В качестве примера можно привести сборочную среду. Наверное, затратив определенные ресурсы, можно создать что-то близкое к идеалу. Но в настоящее время ни одна из существующих сборочных сред не свободна от ряда недостатков и ограничений. Развитием этих сред занимаются различные компании, каждая из которых создавала продукт для собственных нужд и с опорой на собственные принципы.

С точки зрения рыночной логики это совершенно нормально, поскольку предоставляет различным проектам право выбора. Это научная истина одна, а инженерных решений может быть несколько. Более того — их должно быть несколько.

Приемлемого для общества результата можно достичь только через конкуренцию различных продуктов, а не путем написания какой-то одной ГосОС по заказу государства. Хотя бы потому, что решение второй задачи потребует непозволительно много времени.

PC Week: А разве государство куда-то спешит? У меня такого впечатления не возникает. По-моему, как раз наоборот — каких-то заметных и решительных шагов в направлении перехода на СПО пока не видно.

Ю. О.: С одной стороны, с этим сложно не согласиться. Решительности и последовательности явно не хватает. Чего стоят, например, “Требования к информационным системам электронного документооборота федеральных органов исполнительной власти...”, с критикой которых выступила РАСПО.

Однако гиперактивное и сверхрешительное правительство у нас уже было в начале 90-х. Последствия его деятельности до сих пор расхлебать не можем. Поэтому вряд ли стоит удивляться осторожности, с которой власть внедряет что-то новое.

PC Week: “Внедряет осторожно” и “не внедряет никак” — это все-таки не одно и то же. Судя по публикациям в прессе, следует говорить о втором.

Ю. О.: Если честно, то тут нужно вести речь о низкой осведомленности журналистов. И, разумеется, о плохой работе тех подразделений госучреждений, которые отвечают за открытость и публичность проектов.

Далеко ходить за примерами не надо. Вспомним, например, недавноиспеченный ГОСТ на СПО, который, кстати, сам по себе вызвал множество нареканий общественности, так как даже не проходил профессиональную (а не только общественную) экспертизу. Точнее — с каким опозданием его текст появился на сайте Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии. Если внимательно посмотреть на этот “электронный” документ, то нетрудно заметить, что он представляет собой отсканированную брошюру. То есть сначала из электронного документа сделали оригинал-макет для печати, потом напечатали брошюру, потом ее отсканировали и результат в виде графического файла опубликовали на сайте. Сразу вспоминаются легенды о московских таксистах, которые везут пассажира с Казанского вокзала на Ярославский через Черемушки.

Тем не менее внедрения есть. И их достаточно много. РАСПО даже приняло решение учредить специальный конкурс, цель которого — поощрить лучшие проекты в области свободного программного обеспечения, реализуемые федеральными органами исполнительной власти РФ. После обсуждения некоторых деталей информация об этом появится на сайте ассоциации. А награждение победителей состоится на выставке “СвязьЭкспокомм” в мае нынешнего года. Это уже совсем скоро.

PC Week: Каковы принципы и подходы к строительству Национальной программной платформы?

Ю. А.: РАСПО предлагает следующий базовые принципы:

  • свободное ПО везде, где возможно, проприетарное — где необходимо;
  • поддержка отечественного производителя-разработчика;
  • конкурентный подход и множественность решений (более одного поставщика каждому решению);
  • разработанное за счет государства решение должно быть доступно для многократного использования;
  • единый репозиторий решений с понятными принципами “входа”;
  • автоматизированная проверка на интероперабельность, устойчивость и непротиворечивость кода.

PC Week: Недавно один из активистов ЦеСТ Леонид Кривошеин обратился через ЖЖ к СПО-сообществу с призывом “Откроем второе дыхание и новый фронт борьбы!”. Как вы относитесь к подобным лозунгам? Должно ли РАСПО активнее “давить на власть”?

Ю. О.: Я не думаю, что ЦеСТ как-то очень активно давил на власть. И уж тем более не вижу существенных положительных результатов этого давления. А вижу то, что организация давно прекратила свою работу.

РАСПО состоит из коммерческих компаний-разработчиков, работающих на рынке. Делать это под радикальными лозунгами нельзя. С каждой конкретной проблемой надо внимательно разбираться — анализировать причины, предлагать решения. А ходить с плакатом “Долой противников СПО” — это проще всего.

Один из принципов РАСПО — нацеленность на обеспечение интероперабельности, совместимости различных платформ, удобство для пользователей, что, в свою очередь, будет только способствовать скорейшему проникновению и популяризации СПО.

Я не склонна заниматься поиском врагов. Это совершенно неконструктивный путь, и ни к чему хорошему он не ведет.

Важно понимать, что внедрение начинается не с чистого листа. Уже действуют какие-то системы документооборота, к ним привыкли сотрудники...

Допустим, мы начнем всех агитировать за форсированное внедрение СПО. Тут же появится другая организация, выступающая против подобных методов. И она будет намного больше, чем наша. Думаю, результат такой борьбы предсказуем.

С государственными органами нужно не бороться, а работать. Понимая при этом, что среди госслужащих компьютерных гениев не больше, чем среди остальных категорий населения. Понимая, что информационный вакуум вокруг СПО сменила информационная неразбериха, что нисколько не лучше.

Но это вовсе не означает, что не надо критиковать решения госогранов. РАСПО в последнее время предлагала много конструктивных инициатив, некоторые из них даже удалось реализовать, такие, например, как конкурс по НПП (исходно РАСПО предлагала пересмотреть условия конкурса по разработке прототипа НПП) или внесение изменений в “Требования к информационным системам электронного документооборота федеральных органов исполнительной власти...”.

Но позиция “всё кругом плохо, везде кругом враги” для нас неприемлема. Наоборот, мы сейчас активно работаем с другими отраслевыми ассоциациями и видим, что у нас гораздо больше общих целей и задач, чем это могло показаться ранее. Цель — развитие рынка, поддержка отечественных разработчиков, изменение ужасающего состояния дел с подготовкой кадров (учат не думать, а использовать, атрофируют мозги). И “верхняя” цель — конкурентоспособность России как державы на мировом ИТ-рынке.

Кстати, работа “сообща” свойственна русскому человеку, его природе, поэтому принцип open source находит у нас такой отзыв. Никакой самый мощный проприетарный разработчик не может заменить собой работу заинтересованного комьюнити, которое тестирует, критикует, дорабатывает, продвигает и популяризует программное обеспечение лучше любых других стандартных лоббистских (и PR/GR) методов.

PC Week: Не могли бы вы сформулировать основные проблемы, которые должна решать РАСПО?

Ю. О.: Во-первых, есть проблема разобщенности индустрии разработчиков СПО. Они слишком маленькие, чтобы их голос был услышан, да и не было у них единого органа. Очень хочется, чтобы этим органом удалось стать РАСПО.

Во-вторых, отсутствие единых национальных стандартов СПО. Решать эту проблему хотя бы частично можно будет в рамках программы “Информационное общество”. Отрасли нужны понятные стандарты и требования, которые только еще предстоит разработать.

В-третьих, есть проблема свободных лицензий, легитимность которых в нашей стране, к сожалению, ограничена с точки зрения практики работы правоохранительных органов, реалий бухгалтерского учета и налогообложения. Имеет место юридическая противоречивость международной практики и нашего законодательства. И все это усугубляется недостаточной грамотностью проверяющих в области свободных лицензий.

В-четвертых, существует проблема отсутствия внятного вектора государства на поддержку отечественных разработчиков и свободного ПО. Создается впечатление, что просто поговорили и забыли, а распоряжение правительства № 2299-р появилось вообще случайно.

А ведь СПО — это яркий пример возможного трансфера технологий (ТТ), о котором сейчас так много говорят. Фактически СПО представляет собой мировую библиотеку знаний, на базе которых можно создавать достойные передовые решения для нашей страны. Но нужны внятный спрос на это и информационная поддержка со стороны государства — например, в виде дополнительных баллов в тендерах на госзакупки ИТ при их оценке. И, конечно, хотелось бы, чтобы этой важной теме уделяли больше внимания политические партии и отдельные парламентарии. Не все же время им митинговать, пора бы и делом заняться.

Беспокоит нарастающая травля принципов свободного распространения цифрового контента международными организациями по защите авторских прав. “Антипиратские” коалиции и инициативы правообладателей напоминают действия стервятников, пытающихся удушить свободное распространение информации. Открытый код — это тот же цифровой контент, который разработчики сознательно открывают другим, чтобы он стал лучше, чтобы можно было двигаться дальше.

Но самое главное — катастрофическое положение дел с подготовкой квалифицированных ИТ-кадров. Уже не секрет, что обучение в наших вузах давно не соответствует мировому уровню. Однако в ИТ-индустрии ситуация самая плохая — учебные заведения готовят не создателей оригинальных решений, а потребителей импортных продуктов. Программированию, проектированию, разработке не учат, инженерные кадры стареют, новые не приходят им на смену.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)