В начале 2012 г. компанию Acronis возглавил Алекс Пинчев, перейдя из Red Hat, где он проработал девять лет, сначала исполнительным вице-президентом, а с 2008 г. президентом по мировым продажам, услугам и отраслевому маркетингу. На этих должностях он непосредственно участвовал в разработке и реализации стратегии Red Hat, сделавшей эту компании безусловным лидером в области бизнеса на базе Open Source и одним из ведущих игроком мировой ИТ-отрасли.

Такая смена деятельности выглядит довольно неожиданной, но только на первый взгляд. На самом же деле здесь очень хорошо просматриваются два момента: глубокая интеграция России в глобальное ИТ-пространство, а также вопросы карьерного роста ИТ-менеджеров. Стоит напомнить, что Acronis — это интересный пример выхода российских разработчиков ПО на мировой ИТ-рынок, где компания стала заметным игроком в области средств для аварийного восстановления и защиты данных (ее история берет начало в 2000 году, когда группа инженеров выделилась из созданной еще в 1991 году на базе Физтеха компании “ФизТехСофт”, потом была связана с компанией SWsoft, известной сегодня как Parallels). А сам Алекс Пинчев родился на Украине, после чего его семья переехала в Ленинград, где он окончил Ленинградский институт точной механики и оптики (ЛИТМО, сейчас Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики), а затем, после переезда в Израиль, Германию, а затем в США, имел более 30 лет опыта построения и развития успешных ИТ-компаний. С ноября 2010 г. он входит в состав совета директоров Acronis, а с января 2012-го стал генеральным директором компании, сменив Джейсона Донахью, занимавшего эту должность с 2008 г.

Что стоит за таким не очень ординарным шагом в карьере и какие перспективы Алекс Пинчев видит для возглавляемой им компании и для себя лично? Об этом с ним говорил обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов.

PC Week: Red Hat — отнюдь не единственная компания, решившая сделать бизнес на использовании модели Open Source. Но почему именно она стала безусловным лидером этого направления, выйдя (что, кроме нее, из стана Open Souce, в общем-то, пока никому явно не удается сделать) на уровень ведущих ИТ-компаний мира?

Алекс Пинчев: Когда почти десять лет назад я пришел в Red Hat, я мало что знал о Linux, хотя и тогда все же имел об этом больше представления, чем в среднем об ИТ-рынке. Собственно, основная стратегия Red Hat заключалась в совершенно инновационной по тем временам идее: начать продвижение операционной системы Linux, которая уже достаточно широко применялась в то время в быстро растущем сегменте Web-хостинга, на рынок корпоративных заказчиков для решения разного рода бизнес-задач, в том числе критически важных для предприятий.

Мне кажется, что основой успеха Red Hat было (и является сегодня) понимание того, что достижение успеха — это долгий процесс, требующий создания сначала серьезного фундамента, а потом — постоянных инвестиций в его поддержку и развитие. Одним из главных компонентов этого фундамента является изначальная ставка на сотрудничество с сообществом Open Source. И более того: не просто сотрудничество, а постоянные собственные усилия по его развитию. Мы вкладывали много сил и ресурсов в работу с людьми, которые, с одной стороны, участвовали в создании открытого ПО, а с другой — несли идеи Open Source заказчикам.

Вторая важная причина успеха — ориентация на кооперацию с ИТ-лидерами, в первую очередь с такими, как IBM, HP, Dell, Intel, Oracle. Не все они сразу поверили в возможности Linux, но наша заслуга как раз в том и заключается, что мы настойчиво и последовательно показывали и доказывали перспективы этой ОС.

PC Week: Оценивая пройденный путь: какие качественные изменения на рынке Open Source и в его сообществе произошли за эти десять лет?

А. П.: Десять лет назад сообщество состояло в основном из индивидуальных разработчиков, деятельность которых во многом базировалась на их энтузиазме. Это были настоящие гики, люди, одержимые компьютерными технологиями, но их уже тогда было очень много, по некоторым оценкам, около 1 млн. человек в 100 странах мира. Наверное, сегодня их число намного больше, не могу точно сказать, но главное — это изменения в структуре сообщества. Сейчас его основу в значительной части составляют сотрудники серьезных ИТ-корпораций. Например, в IBM около 3000 специалистов работают в рамках сообщества Open Source. Большие кадровые ресурсы выделяют другие компании, например Intel. Разумеется, Red Hat — на все 100%.

При этом фактор увлеченности продолжает оставаться очень важным, но синергетический эффект дает сочетание энтузиазма с коммерческой составляющей. Но что, возможно, еще важнее — люди, работающие в крупных ИТ-компаниях, мыслят категориями корпоративного уровня, они понимают потребности крупных клиентов, знают, как нужно работать с ними.

PC Week: Получается, что Open Source полностью переведено на планово-коммерческую основу?

А. П.: Нет, ни в коем случае! При всей важности участия корпоративных разработчиков нужно понимать, что это лишь вершина айсберга. А фундаментом, питательной средой продолжает оставаться независимое сообщество разработчиков. Ведь мы должны понимать: нет такого единого глобального проекта под названием Open Source или Linux. Насколько я знаю, есть около 50 тыс. проектов, из которых, например, та же Red Hat интегрирует в виде своего продукта Linux. А общее число разного рода проектов Open Source — более 200 тыс., какие-то успешные, какие-то не очень, но главное — это целый мир, который живет и функционирует независимо от воли или пожелания каких-либо компаний, в том числе и самых крупных.

PC Week: Появление направления Open Source разбило мир ИТ на два лагеря, причем парадоксальным образом получается, что хотя проприетарным бизнесом занимается большинство ИТ-компаний, но почти синонимом не-Open Source все это время была Microsoft. Но в последние годы вроде бы появились признаки прекращения “холодной войны”, при этом Microsoft все чаще заявляет о своей поддержке, в том числе и практическими делами концепции открытого ПО. Что вы можете сказать по этому поводу?

А. П.: То что Microsoft стала чуть ли не приверженцем идей Open Source — это лишь видимость, не более того. “Холодная”, как вы выразились, а я бы сказал, что скорее “горячая” война продолжается. Снизился уровень публичной риторики, а по сути противостояние продолжается, наверное, даже только усиливается. Хотя нужно сказать, что никакого “железного занавеса” между двумя лагерями ИТ, конечно, не существует. Более того, по многим направлениям идет сотрудничество. Этого требует рынок, заказчики. Например, Red Hat работает совместно с Microsoft в области виртуализации. Но в целом, мне кажется, что Редмонд в своих отношениях с Open Source демонстрирует подход “если не можешь победить, то присоединяйся”.

Однако главным для успеха на ИТ-рынке является, конечно, понимание его изначальной гетерогенной сущности и, как следствие, неприемлемость “регилиозного” подхода, когда вы делите мир на тех, кто “за нас” и “против нас”. Red Hat это всегда хорошо осознавала и осознает сейчас, сотрудничая с широким спектром ИТ-поставщиков.

PC Week: Что же вас подвигло на то, чтобы сменить высокий пост в корпорации, занимающей лидирующие позиции на рынке, на должность руководителя все же имеющей не столь высокий статус в отрасли компании?

А. П.: Прежде всего, я должен сказать, что продолжаю относиться к Red Hat просто с любовью. Но два года назад меня пригласили войти в состав совета директоров Acronis, я согласился и по мере деятельности в этом качестве стал все больше знакомиться с компанией, и она мне все больше нравилась. Тут надо еще сказать, что я давно неравнодушно отношусь к теме хранения данных, более того — именно надежного хранения. И я отлично знаю важность для ИТ этого направления и его перспективы. Далее мне понравились люди компании, с которыми я стал взаимодействовать.

Когда мне предложили прийти сюда трудиться руководителем компании, я серьезно задумался. И решился на этот шаг, потому что мне очень интересно заниматься развивающимся бизнесом. Конечно, Acronis — это уже давно не стартап, у нее есть очень серьезные позиции — 200 тыс. корпоративных клиентов, 3,5 млн. конечных пользователей — на рынке, причем не только в США, но и в других странах мира. Но я уверен, что у нее есть и хорошие перспективы для дальнейшего роста, я думаю, что смогу ей помочь в реализации этого потенциала.

PC Week: Средства хранения данных — это сам по себе огромный и разнообразный рынок с большим числом игроков, как ветеранов, так и новичков. Как вы видите позицию Acronis на нем и стратегию развития компании в довольно сложной конкурентной ситуации?

А. П.: Acronis исторически занимается задачами резервного копирования и восстановления данных и, по оценкам аналитиков, является самой крупной частной компанией в этой сфере. Она ориентируется на сегмент малого и среднего бизнеса. Компания быстро растет, но мы решили, что нужно еще больше ускориться в развитии, выйдя на новые для нас рынки, в том числе только-только формирующиеся. В частности, речь идет о направлении мобильных пользователей, в том числе в плане создания облачных хранилищ данных. Далее я могу сказать о работе по поддержке технологий Big Data, о выходе на рынок со своими готовыми аппаратно-программными комплексами (appliance). У нас есть сегодня три дата-центра — один в Европе, два в Америке, на базе которых функционируют наши облачные сервисы по хранению данных, этими услугами сейчас уже пользуются 3000 корпоративных заказчиков и более 50 тыс. частных лиц. Кроме того, мы разрабатываем средства, которые позволили бы клиентам использовать для резервного копирования облачные хранилища всех ведущих поставщиков подобных услуг, в том числе Amazon и Rackspace.

PC Week: Acronis по бизнес-целям является международной компанией, но все с большим основанием можно говорить о ней, как о российском предприятии. Насколько хорошо вы, решив возглавить ее, были знакомы с ситуацией в нашей стране?

А. П.: В Red Hat я отвечал за международный бизнес компании, и Россия входила в поле моих деловых интересов, я приезжал сюда с деловыми визитами примерно два раза в год, и могу сказать, что в целом ситуацию в стране представлял неплохо. Этот рынок был изначально интересен для Red Hat, и я все эти годы с удовлетворением наблюдал за его динамичным развитием. И надо подчеркнуть, что развитие это шло и идет не только в плане роста объема покупок ИТ, в том числе и от компании, где я работал, но и в заметном повышении активности российских разработчиков, которые все шире выходили на мировые ИТ-просторы, добиваясь явных успехов. Со временем я очень четко понял для себя, что Россия не только имеет огромный творческий потенциал, но уже способна реализовать его.

Мое решение перейти в Acronis во многом объясняется не просто видением перспектив ее бизнеса как некоторой абстрактной предпринимательской компании, но и пониманием ее внутренних возможностей для реализации планов развития. Ведь весь объем собственно разработки ее продуктов сосредоточен в России, в Москве. У нас тут трудится 450 человек, из них 300 — разработчики, 150 — специалисты службы технической поддержки. Я вижу среди них очень много талантливых людей, с сильным инновационным стилем мышления и действий.

Знаете, еще пять лет назад о России, как о возможном поставщике инновационной продукции, было, скажем, в США, в том числе и мне лично, почти ничего не известно. Сейчас представление о вашей стране радикально поменялось, в том числе в плане ее возможностей как поставщика ИТ.

PC Week: Но все же, начав уже более плотные отношения с Россией, узнали ли вы что-то новое для себя?

А.П.: Я с родителями покинул Россию сорок лет назад, это была совсем другая страна, не то, что сейчас. И что важно — позитивные изменения в целом, безусловно, продолжаются. Это процесс, в котором, с одной стороны, интересно участвовать, тем более, я родом все же отсюда, а с другой — это представляет интерес и с точки зрения бизнеса, поскольку тут открываются новые возможности.

До конца 2011 г. я видел Россию в основном снаружи. Что-то похожее на принцип “черного ящика”, когда вы видите результаты, но не очень хорошо знаете внутренний механизм их получения. Сейчас же я намного лучше знаю, как устроен этот механизм, и потому могу не только пользоваться результатами, но и намного эффективнее использовать его возможности, более того участвовать в его улучшении. Понимаете, одно дело знать, например, о кадровых возможностях страны на уровне теории и общих рассуждений, но совсем другое — если вы лично видите этих ребят “глаза в глаза”, их желание учиться новому, добиваться успеха в своей работе.

PC Week: Спасибо за беседу.

Версия для печати (без изображений)