Четверть века назад, еще до начала широкого распространения компьютерных сетей и мобильных технологий, любой продукт — автомобили, холодильники, печатающие машинки, телефоны и пр. — был проприетарным. В ту пору у производителя практически не было необходимости в сотрудничестве с другими компаниями, за исключением поставщиков материалов и комплектующих. Однако тихая революция, стартовавшая в начале 90-х, когда Линус Торвальдс выпустил первую версию Linux, вызвала рябь — может быть, правильнее назвать это цунами — в мире бизнеса и за его пределами. Концепция open source фундаментально изменила операционную деятельность компаний и их подходы к разработке продуктов. Такие платформы, как Linux, Java и Apache Hadoop перевернули все с ног на голову и вывернули на изнанку.

Все большее значение придается способности продукта взаимодействовать с другими устройствами и приложениями. О чем бы ни шла речь, от фотографии до систем домашней автоматизации, все труднее оставаться в рамках ограниченного периметра. Сегодня продукт или приложение — это лишь звено гораздо более сложной интегрированной системы. Мобильность, облака, большие данные — все это усиливает данную тенденцию.

Подключенные устройства образуют подключенные системы, а все вместе предполагает высокоорганизованные взаимоотношения между партнерами. Согласно прогнозу Cisco Systems, 99% элементов, составляющих физический мир, со временем будут снабжены метками. Уже сейчас компании размещают их везде, где можно, — от деревьев до медицинских приборов. В связи с этим не трудно понять, как быстро продукты могут устареть и оказаться ненужными, если создавались без использования открытой модели.

Возьмем для примера предлагаемый компанией Nike браслет Fuelband для мониторинга физической активности. Выпущенный на рынок в феврале 2012 г., этот продукт завоевал широкую популярность. У меня был такой, и должен сказать, что он хорошо спроектирован и весьма полезен. Но когда я решил начать более серьезно следить за своим здоровьем, то выяснилось, что проприетарный подход компании Nike мне не подходит, поскольку не позволяет перенести собранные данные в другие приложения. А, например, Fitbit Force, напротив, интегрируется с множеством устройств и приложений, позволяющих следить за физической активностью, количеством потребленных калорий и весом, продолжительностью сна и т. д. И что? Недавно я переключился на открытую платформу. Прощай Nike, здравствуй Fitbit.

Это лишь один конкретный пример. Подключенные дома, подключенные машины, подключенные устройства — все они требуют нового подхода к созданию и нового мышления. По-прежнему важно выпускать продукты суперкласса, но пытаться сохранить над ними полный контроль значит проиграть дело. Любой бизнес- или ИТ-руководитель, не способный принять свойственный отрытому подходу образ мышления, обречен на провал — даже имея лучший продукт и все возможные маркетинговые инструменты.

Это цифровой код для бизнеса в XXI веке.

Версия для печати