Депутат ГД Илья Костунов разместил в Twitter официальный ответ Минкомсвязи на запрос о реализации плана перехода государственных органов на свободное ПО. Интерес депутата, вероятнее всего, вызван тем, что согласно действующему плану исполнения распоряжения № 2299-р в текущем году должны быть завершены все предусмотренные работы. Вот основные из них:

• разработка и утверждение рекомендаций о составе квалификационных требований к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей федеральными государственными гражданскими служащими;

• разработка и утверждение систематизированного перечня образовательных программ и учебно-методических материалов, рекомендованных для применения в образовательных учреждениях;

• формирование пакета базового свободного программного обеспечения для решения типовых задач органов государственной власти;

• создание и обеспечение функционирования единого репозитория свободного программного обеспечения;

• разработка предложений по созданию центра поддержки пользователей свободного программного обеспечения;

• внесение требуемых изменений в перечень спецификаций форматов хранения данных и интерфейсов обмена данными;

• внедрение в федеральных органах исполнительной власти и подведомственных бюджетных учреждениях пакета базового свободного программного обеспечения и пакетов дополнительных прикладных программ;

• установление порядка бюджетного учёта в части использования СПО;

• исследование возможных механизмов и перспектив государственной поддержки российских разработчиков СПО.

Поскольку до завершения проекта осталось меньше года, можно смело утверждать, что он фактически провален — в полном объёме завершить его наверняка не получится. Хотя, в 2010 г. он вовсе не казался нереалистичным. Трудным — да, невыполнимым — нет.

Очевидно, самое плохое в данной ситуации — делать вид, что ничего не случилось. Поэтому депутатский запрос логичен. Если при реализации проекта профильное министерство столкнулось с какими-то непредвиденными проблемами, то их следует назвать. Если же причины провала заключаются в чём-то ином, то сделать надлежащие выводы.

Если принять во внимание, что ответы на аналогичные обращения РАСПО были по сути банальными бюрократическими отписками, то это первый документ, в котором содержится более-менее конкретная информация как о позиции профильного министерства относительно перспектив внедрения СПО, так и по уже проделанной в данном направлении работе.

Прежде всего министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров сообщил, что после консультаций с экспертами отрасли им было принято решение радикально сменить подход к внедрению СПО в органы государственной власти. Если раньше предусматривалась обязательная и тотальная миграция (метод «сверху вниз»), то сейчас решения о переходе будут приниматься на местах после анализа экономического эффекта (метод «снизу вверх»).

Как нетрудно заметить, при подобном подходе профильное министерство теряет как свою руководящую роль, так и сколько-нибудь значимую ответственность за конечный результат. Принимать решение о переходе на СПО будут руководители соответствующих ведомств. Что при этом будет делать само Минкомсвязи, министр не уточнил.

Любопытно, что министерство продолжает (или делает вид, что продолжает) считать, что переход на СПО как часть глобальной программы импортозамещения имеет целью исключительно экономию денег — наверняка не случайно в письме говорится о «экономических последствиях», а не просто «последствиях». Хотя уже давно очевидно, что речь идёт о национальной безопасности, а не о банальной коммерческой выгоде.

Вторая интересная деталь — совещания с экспертами проводились в 2014 г. Иными словами, обсуждение возможных путей реализации распоряжения № 2299-р началось только через минимум полтора года после вступления г-на Никифорова в должность министра.

О причинах смены подхода догадаться нетрудно. Наверняка министр имеет достаточно адекватные представления об уровне ИТ-компетентности руководителей на местах и не хочет оказаться «крайним» в случае провала централизованного проекта. А вероятность провала, если вспомнить, что само Минкомсвязи в своё время заморозило реализацию программы, достаточно высока.

Разумеется, в письме упомянуто тяжёлое наследие прошлого. Г-н Никифоров пишет, что «поэтапное внедрение СПО связано со спецификой стандартизованных решений и сложностью переноса данных из ранее использовавшихся информационных систем». И считает это достаточной причиной для внесения изменений в план перехода органов исполнительной власти на СПО.

Однако, в плане перехода на СПО одним из пунктов значится именно решение этой проблемы. Причём, решена она должна быть в IV кв. 2012 г. действующим составом министерства, назначенным в мае того же года. Шесть месяцев на анализ перечня спецификаций и внесение в них необходимых изменений вполне достаточно — это практически «кабинетная» и «обособленная» работа, не требующая активной коммуникации с другими ведомствами. Так что попытка свалить хотя бы часть вины на предшественника получилась явно неудачной.

В качестве успешного примера министр упоминает отказ от продукции Oracle в реализации СМЭВ. С упоминанием того, что американский продукт был выбран предыдущим составом Минкомсвязи и ОАО «Ростелеком» в 2009-м.

Однако, следует заметить, что распоряжение № 2299-р появилось только в 2010-м, поэтому никаких формальных претензий к тому решению быть не может. Что, разумеется, автоматически не делает его правильным и оптимальным.

Наконец, о главном — о Национальном фонде алгоритмов и программ. Г-н Никифоров утверждает, что он создан. И формально это действительно так. Однако, на сегодняшний день большинство разделов этого фонда пусто, поэтому назвать его реально работающим пока никаких оснований нет.

К тому же имеющиеся там решения тоже вызывают определённые вопросы. В частности, две позиции из двух существующих в разделе «Общесистемное программное обеспечение» занимает «Официальный сайт Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству».

По всей видимости, это и есть все результаты работы министерства по выполнению распоряжения № 2299-р в частности, и в реализации программы импортозамещения в области ИТ вообще. Таким образом, назвать работу Минкомсвязи в этом направлении просто неудачной — сильно польстить работникам этого ведомства.


Версия для печати (без изображений)