Пока более-менее достойными продолжателями дела «строителей» простого и дружелюбного десктопа можно назвать разве что проекты Cinnamon и MATE. Однако этим список желающих внести свою лепту вовсе не исчерпывается.

Неделю назад сообщество разработчиков Manjaro Linux (дистрибутив, основанный на Arch Linux) выпустило новый релиз системы под номером 15.11. Основным рабочим столом одной из её редакций был выбран Budgie — пока ещё малоизвестный вариант рабочего окружения, идеология которого является прямым продолжением концепции GNOME 2.

Первый тестовый выпуск восьмой версии этого рабочего стола состоялся примерно год назад. Интересно, что Budgie нельзя назвать чистым форком GNOME, хотя он и основан на его библиотеках. Дело в том, что все интерфейсные компоненты там заменены на собственные разработки.

В частности, за управление окнами отвечает оконный менеджер Budgie Window Manager (BWM), основанный на libmutte и являющийся базовым плагином Mutter. Пользовательские сеансы организованы при помощи оригинального менеджера сессий BudgieSession.

С одной стороны, оригинальные элементы — это всегда интересно пользователям и полезно разработчикам. Но подобные решения заметно тормозят разработку, поскольку несколько усложняют этот процесс.

Тем не менее, включение Budgie в перечень основных рабочих столов весьма уважаемого и дружелюбного дистрибутива (пусть даже на уровне community-сборок) — уже показатель определённой зрелости решения. По крайней мере достижения того уровня, при котором оно может быть интересно обычному пользователю и сотрудникам отделов ИТ-подразделений, в чьи обязанности входит наблюдение за перспективными разработками.

К сожалению, для практического применения рабочее окружение пока не готово. Ещё на стадии запуска системы в live-режиме и её установки пользователь столкнётся с неожиданным препятствием — невозможностью настроить переключение раскладок. Отсюда, кстати, совет практического характера — на этом этапе следует выбирать английский язык для ввода, хотя интерфейс может быть любым.

После установки системы ничего не меняется. Несмотря на то что в стандартных настройках GNOME возможность выбрать комбинацию клавиш для переключения раскладок имеется, на практике она ни на что не влияет. А из дополнительного набора инструментов эта функция и вовсе удалена.

Единственный выход — настроить клавиатуру общесистемными средствами. Которые, очевидно, не имеют никакого отношения в конкретному рабочему столу.

Для тонкой настройки Budgie разрабатывается собственный инструмент, но пока его возможности ограничены управлением всевозможными аплетами и выбором визуальных тем оформления. Планируют ли разработчики расширить набор настолько, чтобы пользователь мог применять его для настройки всего рабочего окружения? Судя по темпам развития, вряд ли.

Однако ориентация на собственные специфические решения привела к тому, что некоторые штатные инструменты GNOME оказываются неработоспособными. Но пересматривать концепцию авторы проекта вряд ли согласятся — уже слишком много сделано. Ну что ж, тем интересней и поучительней понаблюдать, чем всё закончится.

Несмотря на это недостатки, обусловленные, вероятнее всего, обычными болезнями роста, в Budgie есть некоторые эргономические новшества. Разумеется, кому-то они покажутся удобными, а кому-то — нет.

Заслуживает внимание попытка разработчиков совместить популярный ныне полноэкранный интерфейс для запуска приложений (Dashboard в GNOME 3, SimpleWelcome и Homerun в KDE) с традиционной реализацией этого важнейшего элемента рабочего стола. В результате по умолчанию там нет открывающихся разделов, но все приложения распределены, причём не в алфавитном порядке, а по категориям. Авторы считают, что начинающему пользователю так будет проще найти нужную программу, поскольку все они находятся у него перед глазами. Но при этом меню запуска не занимает экран полностью.

Опытному пользователю это вряд ли понравится, однако разработчики предусмотрели возможность переключения меню к полностью традиционному виду. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.

Все элементы интерфейса представляют собой аплеты. Это вполне разумно, поскольку позволяет вовлекать в процесс разработки значительное число программистов. Не исключено, что с точки зрения авторов проекта процесс должен происходить примерно так: если пользователю нужна какая-то функция, то он самостоятельно пишет аплет и делится им с остальными.

Однако совершенно очевидно, что подобные схемы работают при очень большом сообществе. Таким образом, получается замкнутый круг — недостаток аплетов не позволяет появиться масштабному сообществу, а отсутствие такого сообщества препятствует массовой разработке аплетов. Успешный выход из такой ситуации представляется весьма непростым, что делает проект ещё более интересным.

Таким образом, на сегодняшний день Budgie представляет собой практически бесполезный для пользователя, но чрезвычайно интересный для разработчика проект. Прежде всего для получения опыта участия в международных проектах не только на второстепенных ролях.

Версия для печати (без изображений)