Известный своей харизматичностью основатель проекта GNU, Фонда свободных программ и Лиги за свободу программирования Ричард Столлман на недавно прошедшей конференции Fossetcon 2015 сделал ряд публичных заявлений. Как пишет InformationWeek, именно этого и можно было ожидать от человека, который выступал на сцене босиком. Столлман, в частности, заявил, что не стоит отождествлять его с отцом открытого программного обеспечения: «Я не отец Open Source. Если бы я был им, то тогда Open Source был бы плодом искусственного оплодотворения без моего ведома и согласия».

Противоречивость заявлений Столлмана с течением времени не теряет своей остроты. Его заявления по-прежнему хлёстки и не оставляют места полуоттенкам: свободное ПО (free software) — добро, несвободное (not-free) — зло. Это посыл гуру «настоящего» свободного ПО современным разработчиком. Вот уже на протяжении 30 лет он придерживается точки зрения, что мир современного софта зиждется на контроле. «Либо пользователь управляет программой, либо программа управляет пользователем. Когда пользователь управляет программой — мы называем это свободным ПО», — говорит Столлман. При этом, как он поясняет, речь здесь вовсе не идёт о бесплатности свободного софта, не стоит отождествлять эти понятия, речь идет о свободе его использования и распространения.

Более детально основатель проекта поясняет трактовку определения «free software» на сайте GNU: «Термин „свободная программа“ означает программу, которая уважает свободу и сообщество пользователей. В двух словах это значит, что у пользователей есть свобода выполнять, копировать, распространять, изменять и улучшать программу. Таким образом, понятие „свободная программа“ относится к свободе, а не к стоимости. Чтобы верно воспринимать эту концепцию, вы должны понимать слово „свободный“ в том смысле, который заключается в выражении „вольная речь“, а не „бесплатное пиво“».

Участники движения GNU поясняют, что свободный софт дается пользователям бесплатно и без каких-либо ожиданий от них. То есть «бесплатно» здесь означает «без каких-либо затрат» со стороны применителя софта.

Но бесплатность может применяться и к такому ПО, как, например, Adobe Flash Player или Oracle Java — эти продукты являются свободно доступными для тех, кто желает ими пользоваться. Но, по мнению сторонников «настоящего» свободного софта, пользователи таких программ не могут посмотреть на исходный код или вносить какие-либо изменения, если они того пожелают. Такого рода программы также нельзя публично распространять, а исправления или патчи в них могут добавлять лишь владельцы торговых марок. Наконец, только вендоры определяют, «какой бренд пива и когда вы получаете».

С другой стороны, определение «вольная речь» или, иначе говоря, свобода волеизъявления означает, что у пользователя программы есть четыре свободы:

·Свобода выполнять программу как вам угодно в любых целях (свобода 0).

·Свобода изучать работу программы и модифицировать программу, чтобы она выполняла ваши вычисления как вы пожелаете (свобода 1). Это предполагает доступ к исходному коду.

·Свобода передавать копии, чтобы помочь своему ближнему (свобода 2).

·Свобода передавать копии своих измененных версий другим (свобода 3). Этим вы можете дать всему сообществу возможность получать выгоду от ваших изменений. Это предполагает доступ к исходному коду.

Однако использование проприетарного бесплатного ПО ограничивается не только законом о копирайте, но и пользовательскими соглашениями (EULA). Даже если копирайт будет разрешать некоммерческое распространение, пользовательское соглашение может его запретить. Отмена копирайта на проприетарную программу через пять лет после публикации не потребует открытия исходного кода, и, видимо, большинство разработчиков не станут его открывать. Пользователи без исходного кода по-прежнему не смогут свободно использовать программу. В программе может даже содержаться «часовой механизм», предусматривающий выход программы из строя через пять лет. Таким образом, пользователи без исходного кода не могут влиять на то, что программа делает при выполнении кода, поэтому, как считает Столлман, «пользователи подпадают под власть разработчиков».

А ведь чистота определений имеет большое значение для ИТ-руководителей, которые все чаще желают использовать «бесплатное и с открытым исходным кодом» ПО в работе предприятий: юридическая терминология должна быть четко прописана. Еще одним препятствием на пути свободного ПО являются сторонники Open Source. «Они хотят говорить о свободном программном обеспечении, но умалчивают о социальных последствиях. Они не хотят расстраивать руководителей компаний, поэтому при определении понятия „Open Source“ стараются взывать только к практическим аргументам, оставляя за бортом идеологическую составляющую ПО», — сказал глава GNU.

По словам Столлмана, термин «свободная программа» вовсе не эквивалентен понятию «программа с открытым исходным кодом». Это исходная точка, в которой в большинстве случаев начинается большая путаница, поэтому будет лучше провести водораздел между ними. Говоря о том, что подразумевается под «практическими аргументами», Столлман пояснил, что сторонники Open Source выступают за полностью открытый исходный код распространяемых программ, называя это «технологическим удобством для разработчиков».

Он также заявил, что приверженцы Open Source пропагандируют открытый исходный код, делая акцент на экономических аргументах; попросту говоря, продвигают сугубо меркантильную точку зрения, согласно которой использование подобных программ экономически выгодно по сравнению с проприетарным софтом, который стоит немалых денег. В качестве контраргумента он привел тезис, что для движения за свободное ПО главное — идеалы и моральные ценности, где, прежде всего, ценится уважение свобод пользователей.

Столлман описал свободное ПО как неотъемлемую частью свободного общества, но при том отметил две проблемы, которые, по его мнению, препятствуют распространению по-настоящему свободных программ. Он полагает, что многие пользуются бесплатным (или Open Source) софтом, поэтому ради этого готовы мириться с несвободными программными компонентами. Столлман также подверг критике порочную практику, когда изымаются части открытого кода, затем их перекомпилируют и продают (он называет это «фокус с открытым исходным кодом») в виде какой-либо программы («в новой обложке»), пользуясь ради наживы трудом сообщества.

Как считает Ричард Столлман, чтобы ПО стало свободным, свободным должен быть каждый его компонент. Даже единичный несвободный компонент превращает программу в проприетарную. Он не стесняется приводить примеры несвободного, но популярного в сообществе Open Source софта. Таким примером он назвал проблемы с приватностью в Ubuntu. Напомним, что в Ubuntu появилась функция показа контекстной рекламы, осуществляющая отправку в сервис Amazon приватных данных, фигурирующих в процессе ввода поисковых запросов в панели Dash. Главное недовольство связано с тем, что данная функция включена по умолчанию и при этом пользователь явно не предупреждён, что его данные без предварительного согласия отправляются сторонней компании.

Отключение по умолчанию сетевого поиска не является достаточно мерой, так как при активации данной функции она остаётся неконтролируемой в процессе работы. По мнению Столлмана, пользователь должен иметь возможность отказаться от отправки данных на внешние сервисы для любого запроса, чего можно добиться добавив отдельную кнопку, по которой всегда будет осуществляться только локальный поиск.

Когда дело доходит до применения софта, многие ИТ-руководители предприятий хоть и интересуются тонкостями терминологии, в первую очередь им важна функциональность программы. Многие компании при использовании ПО учитывают финансовые риски, лицензионную политику, условия совместного доступа к софту и другие факторы, совокупность которых делает применение софта Open Source на предприятиях не таким простым.

Версия для печати (без изображений)