В мае прошлого года фонд OpenStack Foundation объявил, что переходит от модели закрытого интегрированного проекта к модели «большого шатра», при которой OpenStack будет охватывать больше проектов, предоставляя пользователям широкий спектр возможностей. Теперь, спустя год после анонсирования «большого шатра», руководители проекта OpenStack, обсудили на конференции OpenStack Summit в г. Остин, шт. Техас, что удалось, а что нет.

Согласно модели интегрированного релиза проекты сначала проходили инкубационный период, а когда считалось, что они достигли зрелости, проводилось голосование по поводу из включения в интегрированный релиз. Однако такой подход плохо срабатывал и не допускал очень быстрого масштабирования.

«Мы совершенно остановились к концу работы над релизом Juno, — сказал менеджер релизов OpenStack Тьерри Карре. — Теперь же нам это не грозит».

Релиз OpenStack Juno дебютировал в октябре 2015 г. В интегрированный релиз вошел проект обработки данных Sahara.

Заслуженный инженер IBM и член совета директоров OpenStack Монти Тейлор сказал, что благодаря «большому шатру» человек или группа людей могут работать над проектом без подачи заявки на предоставление проекту OpenStack инкубационного периода или статуса интегрированного проекта.

Карре добавил, что к моменту выпуска релиза OpenStack Juno в рамках интегрированного подхода требования к новым проектам были столь высоки, что сужали возможности любого нового проекта стать частью релиза OpenStack.

«Кроме того, теперь мы наладили сотрудничество в тех областях, где его прежде не было», — сказал он.

Благодаря «большому шатру» OpenStack может также более гибко реагировать на меняющуюся динамику рынка. Например, Карре отметил, что проект контейнеров OpenStack Magnum, вероятно, было бы невозможно легко интегрировать при старой модели проектов OpenStack.

Хотя «большой шатер» открывает новые возможности для сотрудничества, его всеохватность может обострить конкуренцию. При интегрированном релизе отдельный проект, по словам Карре, посвящается определенному кругу проблем. В «большом шатре» несколько проектов могут обладать сходными возможностями.

Если проекты в «большом шатре» OpenStack не подвергаются тем ограничениям, которые применялись в эпоху интегрированных релизов, от них, тем не менее, требуют «следовать путем OpenStack».

«„Большой шатер“ вынудил нас документировать „путь OpenStack“, — сказал Карре. — Так что это не просто байки у костра».

Путь OpenStack определяет процессы и подходы сообщества разработчиков открытого кода, которым должны следовать все проекты OpenStack.

Модель «большого шатра» обладает как преимуществами, так и недостатками. В настоящее время, сказал Карре, к проектам «большого шатра» не предъявляется требование организационного разнообразия. Поэтому над одним проектом могут трудиться разработчики, работающие в одной компании. Проблема, по словам Тейлора, заключается в том, что при смене настроений в этой компании разработка проекта может прекратиться.

Другая проблема, связанная с моделью «большого шатра», состоит в том, что проекты становятся труднообозримыми. Тейлор признался, что проектов сейчас так много, что он уже не со всеми знаком. Возникает также риск появления проектов, которые не растут и не развиваются.

«Есть несколько исключительных случаев с мертвыми проектами, которые мы ввели в „большой шатер“ в надежде, что они будут расти, но из них ничего не получается, — сказал Карре. — Находясь в шатре, они распространяют запах мертвечины».

Версия для печати