Ассоциация региональных операторов связи АРОС, приветствует принятие Федерального закона от 23 февраля 2011 г. № 18-ФЗ “О внесении изменений в статью 24 Федерального закона «О связи»”. При этом Ассоциация считает, что не все принятые поправки отвечают интересам повышения эффективности государственного регулирования в этой сфере, а часть положений требует своей корректировки.

Предусмотренные законом изменения касаются процедур, связанных с выделением и присвоением частот и радиочастотных каналов. Одна из основных новаций закона связана с существенным уменьшением срока принятия решения о выделении частот — со 120 календарных до 35 рабочих дней.

Сокращение срока принятия решения о присвоении радиочастот будет способствовать ускорению развертывания будущих сотовых сетей, а ставшее теперь законным использование правопреемниками ранее разрешенных радиочастот обеспечит абонентам непрерывность получения услуг связи.

Новые поправки, по мнению АРОС, позволят операторам связи более оперативно задействовать радиочастотный ресурс, а также устраняют риски по поводу сохранения права на использование радиочастотного спектра, возникавшие ранее при преобразованиях операторских компаний.

Вместе с тем Ассоциация отмечает, что добавленный в п. 11 статьи 24 абзац о процедурах прекращения использования полос радиочастот создает для участников рынка неоправданные риски, поскольку никоим образом не определены ни критерии “обоснованности” решения ГКРЧ о прекращении использования радиочастот, ни порядок, сроки и источники финансирования для возмещения владельцам РЭС убытков, связанных с таким досрочным прекращением.

Кроме того, Ассоциация обращает внимание на фактическое упразднение экспертизы электромагнитной совместимости (ЭМС) как объективной основы принятия решения о выделении или отказе в выделении полос радиочастот. Теперь отказ в выделении полос радиочастот не обязан основываться на расчетах уполномоченной службы, а может быть вынесен по “заключению одного из членов ГКРЧ”.

На взгляд Ассоциации, эта новая норма вступает в коллизию с абзацем 4 пункта 2 статьи 22 ФЗ “О связи”, согласно которому: “В случае, если в решении рассматриваемого комиссией вопроса представитель одного из указанных органов имеет заинтересованность, которая может оказать влияние на объективность принятия решения, указанный представитель в голосовании не участвует”.

Фактическое установление в законе права “вето” для членов ГКРЧ усиливает потенциальную коррупциогенность разрешительной процедуры и, в очередной раз, заставляет задуматься о целесообразности передачи ее исполнения в соответствующий орган исполнительной власти.

Версия для печати