Свободное и слабоконтролируемое сетевое пространство продолжает вызывать беспокойство у российских чиновников — 16 марта текущего года в Государственной Думе прошли парламентские слушания на тему “Законодательная поддержка развития Интернета в России”.

Центральным вопросом повестки стало обсуждение законопроекта о внесении изменений в Закон “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”. Один из его соавторов, председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов доверительно сообщил присутствующим, что между собой рабочая группа называла проект законом об Интернете. Данная формулировка вызвала критику со стороны директора Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергея Плуготаренко, призвавшего докладчиков не нервировать напрасно многомиллионную аудиторию Рунета, у которой подобные сочетания слов не вызывают ничего, кроме содрогания.

Кстати, как не трудно заметить, название темы самих слушаний было подобрано очень аккуратно: никаких агрессивных слов наподобие “регулирования” — именно "поддержка развития". По словам представителя профильного ведомства — директора департамента государственной политики в области СМИ при Минкомсвязи Екатерины Лариной, преждевременное регулирование Интернета ни к чему хорошему привести не могло. Однако сегодня, по ее уверению, уже наступил момент, когда введение правил востребовано самим интернет-сообществом — дескать для всех стало очевидным, что если сетевое пространство будет и дальше развиваться в условиях диких джунглей, то процесс станет контрпродуктивным и развитие Интернета затормозится.

Оставим эти утверждения на совести чиновника и попытаемся понять, что же нас в ближайшее время ожидает.

Как заверяет депутат Госдумы, руководитель рабочей группы по созданию вышеупомянутого законопроекта Ольга Носкова, в своей работе авторы исходили из важнейшего социального значения Сети как инструмента обеспечения гражданских свобод. Для консультаций были приглашены эксперты из разных областей.

По словам г-жи Носковой, в итоговом документе впервые были даны определения базовым понятиям. (Как отмечает г-н Федотов, до сих пор у нас не было даже официального определения самого Интернета, из-за чего правоохранительные органы и суды вынуждены оперировать многими понятиями на уровне обыденного толкования. Ярким примером абсурдности ситуации является памятное многим судебное решение в отношении сетевого журнала “Новый фокус” в Хакассии, в соответствии с которым предписано было конфисковать сайт издания, что сильно озадачило службу судебных приставов.)

В новом законопроекте, по уверению г-жи Носковой, решена проблема трактовки территориальной юрисдикции России, а также прописано, что ограничение функционирования сетевых ресурсов и права пользования ими может осуществляться государством только по решению суда. В общем мы имеем дело с попыткой дать ответы на все основные вопросы сетевых взаимоотношений — кто должен регулировать, кого, как и в каком объеме. При этом разработчики, как утверждает г-жа Носкова, старались добиться максимальной сбалансированности жестких и мягких средств этого регулирования.

Сейчас получившийся в итоге документ находится “в высокой степени готовности”. Его предварительный вариант был вывешен в Интернете на всеобщее обозрение, и комментарии к нему, по словам г-жи Носковой, были учтены рабочей группой. Несмотря на это, авторы по всей видимости не рискуют брать на себя всю полноту ответственности, потому что в завершении своего выступления г-жа Носкова предложила создать рабочую группу при Президенте, чтобы законопроект прошел всеобщую экспертизу, как это было с законом о полиции.

Обсуждаемый законопроект — отнюдь не единственная попытка законодательно “поддержать развитие” Интернета. По утверждению г-на Федотова, только за последний год различные инициативные группы подготовили сразу несколько тематических законопроектов.

Один из них (не прошедший) пытался приравнять все сайты в Интернете к СМИ. Именно таким путем пошли в Казахстане, внеся крохотные изменения в закон о СМИ. Теперь все казахские сайты должны функционировать в режиме средств массовой информации, включая порносайты, интернет-магазины и т. д.

В другом проекте (также не прошедшем) предлагалось приравнять к СМИ все сайты в Интернете, кроме… И дальше прилагался длинный перечень исключений. (По убеждению г-на Федотова, в контексте постоянно развивающегося сетевого пространства любой подобный список крайне быстро устаревает в силу своей конечности.)

Есть и более жизнеспособные инициативы. Как сообщил г-н Федотов, в Госдуме уже прошел первое чтение законопроект “О внесении изменений в законодательный акт в сфере средств массовой информации, телевидения и радиовещания”. В нем пытаются урегулировать только интернет-СМИ, но осуществляется это, по мнению г-на Федотова, таким образом, что возникает гораздо больше вопросов, чем дается ответов. (Данная оценка документа вызвала явные возражения со стороны Екатерины Лариной, так что можно предположить, что законопроект поддерживается Минкомсвязи и рано или поздно его примут.)

В общем, как мы видим, законотворчество на тему Интернета в самом разгаре. И спектр мнений тут очень широк. С одного края — люди, подобные Михаилу Федотову, который даже предлагает закрепить право на доступ в Интернет как одно из основных прав человека. (Никто вроде и не возражает, но как интегрировать такое положение в закон, пока не ясно.) С другой стороны — чиновники, вроде г-жи Лариной, которая считает, что в Интернете не должно быть разрешено то, что запрещено в офлайне — если нельзя ругаться матом в публичных местах, то этого нельзя делать и в Сети. (Приравнивание Интернета к публичному месту априори ущербно, но винить в использовании подобной аналогии чиновников как-то глупо.) И к великому сожалению есть еще одна группа активистов, ничего в Интернете не смыслящих. Так на Парламентских слушаниях на трибуну поднялся председатель комитета Госдумы по делам молодежи Павел Тараканов и, желая проиллюстрировать назревшую необходимость в сетевом регулировании, рассказал душераздирающую историю про то, как он несколькими часами ранее пытался обновить Internet Explorer 9. По его словам, с него запросили 2,5 долл., а сняли 300 руб. и хотели снять еще.

Разумеется г-н Тараканов всего лишь продемонстрировал личное незнание того, что Explorer обновляется бесплатно, а все коммерческие варианты — 100-процентное надувательство. Но что-то подсказывает, что именно такой уровень компетенции в вопросах сетевого устройства пока еще преобладает в Госдуме.

Версия для печати (без изображений)