Облачные технологии уже не первый год находятся в фокусе внимания бизнеса. А как обстоят дела в государственном секторе? Есть ли интерес к облачным вычислениям как к инструменту предоставления государственных услуг в России? Данные вопросы стали предметом обсуждения в рамках конференции “Новое в жизни ИТ госсектора”, ставшей первым мероприятием для государственных деятелей в Клубе 4CIO. Оно было проведено в содружестве с корпорацией IBM, которая наряду с другими мировыми вендорами активно продвигает облачные технологии на ИТ-рынке. В работе конференции приняли участие руководители ИТ-служб крупнейших российских ведомств (Министерства финансов РФ, Федерального казначейства, Минкомсвязи России и ряда других), а также Центробанка РФ.

Отправной точкой дискуссии стал рассказ генерального директора IBM в России и странах СНГ Кирилла Корнильева о новой государственной ИТ-стратегии США, предложенной главным американским CIO (соответствует уровню федерального министра) Вивеком Кундрой (к настоящему времени он уже покинул этот пост, перейдя на работу в Гарвард, но, как говорится, “процесс пошел”). В соответствии с данной стратегией четверть федерального ИТ-бюджета США, который сегодня составляет 80 млрд. долл., должна выделяться на облачные вычисления. Главные цели стратегии: снижение затрат, повышение прозрачности и эффективности государственных ИТ-расходов. В частности, предполагается, что ее реализация позволит добиться 30%-ной экономии на инфраструктуре дата-центров.

По словам г-на Корнильева, стратегия в сфере облачных вычислений является самой масштабной и на сегодняшний день одной из самых результативных среди других государственных ИТ-инициатив, представляя собой по сути реформу управления ИТ на федеральном уровне США. Наиболее яркой инициативой Вивека Кундры, считает Кирилл Корнильев, стал проект www.data.gov, в рамках которого в течение 2010 г. было опубликовано в открытом доступе свыше 250 тыс. наборов данных разных органов федеральной власти США. Эта инициатива стала одним из шагов реализации политики американских госорганов, направленной на раскрытие своей информации для всего общества.

О ситуации в России на сегодняшний день рассказал заместитель руководителя Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестра) РФ Сергей Сапельников. Наши госучреждения только начинают переходить к реализации Федерального закона № 210 “Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг”.

Сейчас в стране насчитывается свыше 23 тыс. муниципалитетов. Недавно среди них был проведен опрос с целью выяснить, какими из современных технологий они пользуются в своей работе. Результаты его показали, что только 40% муниципалитетов оснащены вообще какими-либо ИТ-средствами. Так, в среднем в муниципалитетах насчитывается 40 ПК на 100 человек, а доступ в Интернет в Москве имеют 26,9% органов муниципальной власти, в Санкт-Петербурге — 22%, в остальных регионах — всего 4,5%. Причем в России имеется 636 тыс. км оптоволоконных линий (их доля в обеспечении интернет-доступа составляет 27%), тогда как в США — 2000 тыс. км (95%).

Как рассказал Сергей Сапельников, сегодня средний муниципальный отдел федерального органа исполнительной власти выглядит следующим образом: 10–20 сотрудников, на которых приходится 10 ПК и три телефонных аппарата, интернет-соединение со скоростью 256 кбит/c, ИТ-специалист приходит один раз в месяц. И таких отделов по всей стране насчитывается свыше 30 тыс. В муниципалитете городского округа ситуация несколько иная (там на 40–50 сотрудников приходится 5 телефонных аппаратов, 8–15 ПК и один-два постоянных ИТ-специалиста, которые, правда, всегда перегружены работой), но их число на всю страну невелико — всего 4316.

Такая ситуация, по мнению г-на Сапельникова, предоставляет огромное поле для использования облачных технологий. Несомненно, наши государственные органы уже оказывают ряд услуг электронным образом, но их число существенно колеблется по регионам. Там, где проникновение Интернета больше (Москва, Санкт-Петербург и другие города-миллионники), доля электронных услуг тоже больше и соответственно больше потенциал для проникновения облачных технологий. При этом само государство выступает в двух ипостасях: с одной стороны, это крупнейший потребитель всевозможных облачных сервисов, а с другой — поставщик необходимых услуг, от которых граждане не могут отказаться. “Сегодня есть государственные сервисы, которые просто тяготеют к облачной модели, — пояснил Сергей Сапельников. — По всей стране работают десятки тысяч органов власти со схожими бизнес-процессами, они реализуют сервисы, выполняемые по одному и тому же сценарию, например процедура получения разрешения на строительство. Облако в данном случае централизует операции, позволяет достичь повторяемости, а не инвестировать тысячи раз в одно и то же”.

Вместе с тем одной из главных причин, препятствующих использованию госорганами облачных технологий, Сергей Сапельников называет технологическую неготовность государства, в первую очередь отсутствие высокоскоростных каналов связи. Бюджет, выделяемый Министерством финансов на развитие ИКТ, не позволяет госструктурам иметь доступ в Интернет со скоростью выше 256 кбит/с. Наличие в стране “продвинутых” регионов, таких как Татарстан, где широко распространены оптоволоконные линии связи, не решает проблему в целом, поэтому роль государства в решении данного вопроса огромна. “Пока государство не создаст базовую инфраструктуру, предпосылок для массового движения в облака у нас в масштабе страны не будет”, — сказал он.

Эту же мысль поддерживает и заместитель председателя Центрального банка РФ Михаил Сенаторов, подчеркивая, что реальная инфраструктура связи, необходимая для интернет-доступа, в России развита очень слабо и соответственно доступ в Интернет для всех граждан России невозможен. По его мнению, в стране сегодня возникает расслоение общества по возможности получения информационных услуг. В результате в России складывается определенный пояс — Москва, Санкт-Петербург, города-миллионники и города, которые находятся вдоль магистральных линий систем связи — там граждане имеют возможность доступа к информации. Всем остальным жителям электронные услуги как не были доступны, так и в ближайшем будущем не будут.

Подобная ситуация поднимает закономерный вопрос: стоит ли ждать, когда все граждане страны будут готовы к электронному обществу или нужно уже сейчас внедрять государственные электронные услуги? “Конечно, ждать не надо, — уверен г-н Сенаторов. — Необходимо постепенно реализовывать эти услуги и предоставлять их тем, кто уже может ими воспользоваться. И таких людей у нас немало — по разным оценкам, они составляют от 40 до 60% всего населения страны”.

При этом Михаил Сенаторов отметил, что внедрение новых технологий в общество не происходит одномоментно, так что было бы неправильно уже сегодня перевести все государственные услуги только в электронный вид. В таком случае не все граждане смогут получить к ним доступ, хотя причины могут быть самыми разными — отсутствие доступа в Интернет, компьютера или навыков работы на нём. Поэтому необходимо сочетание как новых электронных каналов предоставления услуг, так и традиционных, которые, несомненно, должны быть централизованы и соответствующим образом выстроены.

Что же касается вопроса централизации схожих сервисов, о чем говорил Сергей Сапельников, то Михаил Сенаторов также считает, что технологии для одних и тех же задач необходимо унифицировать, однако заниматься унификацией сверху — задача бесполезная: “Унифицировать надо только тогда, когда создан уже некий базис, когда услуга уже доступна. Надо дать возможность каждому ведомству и региону переходить на электронные услуги по тем видам, которые они в состоянии осуществить, а уже потом их объединять и выстраивать иной порядок работы. Если сейчас заниматься структурой услуг, то мы забудем о пользователе”.

Еще на один важный аспект применимости облачных технологий в госсекторе указал директор Центра дополнительного профессионального образования Института точной механики и вычислительной техники им. Лебедева РАН Евгений Колесников, который видит главную проблему не в инфраструктуре или самих облачных технологиях, а в отсутствии сервисного подхода у государственных органов. “Классическая система позволяет реализовывать разные вещи, а облачная — только сервисы, — сказал он. — Причем облако гораздо более требовательно к сервисам, которые должны обладать необходимым уровнем простоты, чтобы быть применимыми в массовом порядке. Но сегодня у нас в государственном секторе нет ни сервисов как таковых, ни образованных людей, которые понимают, что такое сервисы и могут формировать их. Всё это создает удручающую картину”.

Причину такого положения дел г-н Колесников видит в нечеловеколюбивой природе самого государства, тогда как сервис должен быть ориентирован на пользователей. “Поэтому, прежде чем уйти в облака, государство должно сначала повернуться лицом к тем, кому оно хочет предоставлять сервисы. Будет на них спрос — появится и облако”, — убежден он. В подтверждение этой точки зрения Сергей Сапельников сообщил, что самый “продвинутый” российский государственный ресурс www.gosuslugi.ru посещает всего 30 тыс. человек в день, тогда как для аналогичных сервисов в США и Европе данный показатель исчисляется миллионами.

А вот заместитель директора департамента бюджетной политики и методологии Министерства финансов РФ Елена Чернякова полагает, что главным препятствием распространению облачных технологий в госсекторе является то, что органы власти сегодня не умеют общаться между собой, причем ни в облаке, ни без него. “Когда мы научимся общаться, выгоду получат и бизнес, и граждане”, — подчеркнула она. Правда, чтобы обмениваться информационными ресурсами, госучреждениям необходимо сначала создать единые классификаторы и реестры. На сегодняшний день эта задача еще далека от решения.

И наконец, участники конференции выразили обеспокоенность вопросами безопасности, связанными с переходом в облака. Так, по словам начальника отдела по защите информации Федерального агентства по управлению государственным имуществом Сергея Трофимова, несмотря на то что переход к облачным вычислениям приносит несомненную выгоду, позволяя экономить на временных и финансовых затратах, нельзя в угоду эффективности приносить в жертву вопросы безопасности. Государство обладает информационными ресурсами, которые являются критически важными для обеспечения его деятельности. Это относится не только к специальным секретным системам или системам, где обрабатывается конфиденциальная информация, но и к системам общественного пользования. Сегодня затраты на безопасность составляют 10–15% от стоимости создания и эксплуатации информационных систем, но повторное решение вопросов безопасности при переходе в облако, а потом при стандартизации и унификации сервисов существенно увеличат эту величину. Поэтому может получиться так, что переход в облака не принесет никакого экономического эффекта, полагает г-н Трофимов.

С точки же зрения Михаила Сенаторова, обеспечить защиту информации в одной точке проще и выгоднее, чем в нескольких, однако централизация создает систему менее устойчивую, чем децентрализованная модель. Поэтому к решению вопроса безопасности надо подходить очень серьезно, анализируя, где можно выиграть, а где — проиграть.

В целом же все участники дискуссии сошлись во мнении, что внедрение облачных технологий в деятельность госучреждений — путь правильный, и отказываться от него нельзя.

Версия для печати (без изображений)