Как известно, Россия уже давно занимает одно из первых мест в мире по темпам снижения уровня пиратства. Немалая заслуга в этом принадлежит Некоммерческому партнерству поставщиков программных продуктов (НП ППП), создание которого позволило решить ряд практических вопросов, связанных с защитой прав производителей и поставщиков ПО. Важными событиями в жизни НП ППП являются общие собрания борцов с компьютерным пиратством в канале продаж. Они проводятся два раза в год. При этом обсуждаются наиболее острые проблемы, рассматриваются результаты работы по предотвращению распространения компьютерного пиратства, принимаются новые члены, решаются организационные вопросы и т. д.

Очередное собрание НП ППП (ныне его членами являются 306 компаний из более чем 60 регионов России, из Белоруссии, Украины, Казахстана, Молдавии и Эстонии) состоялось в марте этого года. Выступая перед собравшимися, директор некоммерческого партнерства Дмитрий Соколов и его заместитель Анна Лавринова продемонстрировали 64 слайда. На одном из них был запечатлён рабочий момент встречи Владимира Путина с представителями российского компьютерного бизнеса в рамках состоявшегося 17 февраля в Технопарке новосибирского Академгородка совещания о повышении эффективности государственного управления с использованием ИТ. Среди этих представителей был и президент НП ППП Борис Нуралиев, который, естественно, поделился с собравшимися своими впечатлениями об этом совещании. Среди прочего он отметил, что данное совещание длилось около трех часов и проходило в формате круглого стола. От ИТ-индустрии в нем участвовали также Наталья Касперская (Infowatch), Владимир Баласанян (ЭОС), Сергей Баландюк (“Элар”), Николай Комлев (АП КИТ) и Валентин Макаров (РУССОФТ).

Круг обсуждавшихся вопросов был очень широк:

  • льготы по налогу на прибыль и на тарифы страховых взносов;
  • поддержка отечественных компаний путем софинансирования патентования ими своей продукции за рубежом;
  • возможность приоритета отечественного ПО и информационных технологий в ходе госзакупок;
  • раскрытие информации инфраструктурными монополиями, госкомпаниями и компаниями с государственным участием о доле используемых ими российских программных продуктов;
  • назначение в каждом ведомстве и регионе ответственного (куратора) за внедрение ИТ;
  • возможность соглашения с налоговой инспекцией об обязательстве компании поддерживать стоимость чистых активов не ниже размера уставного капитала в течение 3—5 лет независимо от размера убытка без применения каких-либо санкций со стороны налоговой инспекции;
  • господдержка подготовки ИТ-кадров, в том числе через подготовку типового набора документов для открытия и функционирования базовых кафедр в вузах;
  • поддержка софтверных компаний, выпускающих тиражные решения для российского рынка (через изменение Федерального закона 212-ФЗ);
  • развитие облачных технологий (стандарты, регламенты, изменения в законодательстве, решение вопросов ИБ);
  • необходимость поэтапного запрета использования бумажного документооборота;
  • необходимость изменений в трудовом кодексе и других законах с целью легитимизации новых удаленных форм работы сотрудников;
  • поддержка высокотехнологичного экспорта;
  • усиление публичности конкурсных торгов (нужно, в частности, заранее публиковать заявки на услуги, публиковать результаты работ).

В принципе по каждому из перечисленных выше вопросов можно написать отдельную заметку. Но лучше дождаться практических результатов этой встречи. Ведь не зря же говорят: “Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается”.

В то же время известно, что слова, произнесенные первыми лицами государства, имеют в нашей стране очень большой вес. Мы уже цитировали следующее высказывание премьер-министра, произнесенное во время совещания в Новосибирске: “…считаю, что конкурентному отечественному программному продукту должен отдаваться приоритет и в ходе госзакупок”. Посмотрим, в поправки к какому закону эти слова выльются.

Версия для печати (без изображений)