В конце августа в Москве состоялся круглый стол на тему “Инновации: кто выиграет (и проиграет) гонку за статус новых мировых лидеров?”. Мероприятие открыло серию публичных обсуждений под общим названием “Открытые инновации: открытые дискуссии”, которые пройдут в преддверии московского международного форума инновационного развития “Открытые инновации” (31 октября — 3 ноября 2012 г.).

Наверное, нетрудно догадаться, что от подобных мероприятий не стоит ждать каких-то откровений. В целом участники дискуссии — представители оргкомитета форума (Московское правительство и так называемые институты развития: РВК, Роснано, фонд “Сколково”, Внешэкономбанк и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере) говорили о необходимости интеграции России в мировую инновационную среду.

Общее мнение отчасти резюмировал заместитель министра экономического развития Олег Фомичев, которого ведущий мероприятия представил ни много ни мало как одного из главных дизайнеров инновационного развития страны. В его понимании отличительной особенностью российской национальной инновационной системы является тот факт, что о ней можно очень много говорить, высказывая противоположные точки зрения, которые зачастую могут оказаться одновременно справедливы.

Как считает г-н Фомичев, в глобальную инновационную систему Россия пока что включена только на уровне конкретных людей, физически сидящих, скажем, в Москве, но работающих на зарубежные компании. А должно произойти также включение на уровне институтов развития (в том числе государственных) и корпораций, когда отечественные компании будут на равных участвовать в глобальных альянсах в качестве их полноправных членов (поставщиков комплектующих, создателей интеллектуальной собственности и пр.).

По убеждению г-на Фомичева, для страны с амбициями (каковой Россия и является) технологии — это вопрос не столько работоспособности, сколько выживания. Когда мы говорим о нашей территории, о протяженности границ, о демографической ситуации и национальной безопасности (которая без современных технологий практически невозможна), мы понимаем, что вызовы перед Россией стоят гораздо боле серьезные, чем перед 90% других стран. Те могут позволить себе развивать один-два сектора и периодически переключаться с одной отрасли на другую. Мы — нет. Поэтому Россия, по мнению чиновника, обречена развивать широкий круг отраслей и технологий, что крайне усложняет инновационную политику: мы не можем отказаться от ряда приоритетов, вкладываясь только в проекты, демонстрирующие очевидные результаты. И в этом смысле созданные в стране институты развития не только стимулируют стартапы, но и поддерживают (и это очень важная составляющая) инновации в уже существующих секторах. Помимо прочего это обеспечивает еще и стабильность экономической системы, в том числе социальную. В нашей стране множество “старопромышленных” отраслей, из которых невозможно одномоментно убрать всю рабочую силу и закрыть предприятия. (Более того, может, это и не нужно; не исключено, что современные технологии вдохнут новую жизнь в считавшиеся отжившими отрасли.)

Вопрос о том, насколько оправдана эта стратегия и насколько эффективны институты развития, пока остается открытым и для самого г-на Фомичева. (Третий день предстоящего форума даже будет посвящен анализу ситуации, включающему международную экспертизу и аудит.) В целом чиновник склоняется к мысли о том, что инновационные системы за три года не выстраиваются и готовые конкурентноспособные продукты за это время на мировой рынок не выводятся — результатов стоит подождать. При этом г-н Фомичев признает, что в современной глобальной инновационной системе все определяет скорость: если ты хочешь удержаться на переднем крае или хотя бы не отстать совсем, ты должен постоянно (чуть ли не раз в полгода) выводить на рынок новые продукты и технологии. Без конкурентной кооперации, с нуля, не основываясь на разработках широкого круга фирм и предприятий по всему миру, сделать это невозможно. Таково серьезное ограничение, объективно существующее для догоняющих стран, в том числе для России. Во многих отраслях мы вынуждены опираться на множество защищенных патентами зарубежных технологий. Соответственно нам ничего не остается, как становиться глобальным игроком, полностью встраиваясь в цепочку добавленной стоимости. В противном случае из хайтек-гонки мы выпадаем. (Путь Китая, с его дешевой рабочей силой, отсутствием социальных гарантий и двумя десятилетиями наплевательского отношения к зарубежной интеллектуальной собственности, для России также неприемлем.)

Говоря о финансовой составляющей инновационного процесса, г-н Фомичев заявил, что сейчас в России примерно 65% средств, затраченных на исследования и разработки, выделяется государством. Впрочем, в эту статистику включены расходы на фундаментальную науку; отдельных же данных по так называемым прикладным инновациям в Минэкономразвития нет.

Так или иначе, г-н Фомичев уверен, что интеграции нашей страны в глобальную инновационную экосистему предстоящий форум сможет поспособствовать. Именно этим и объясняется произошедший “ребрендинг” существовавшего ранее “Роснанофорума”. Курировавшее его Роснано осознанно привлекло к организации мероприятия другие институты развития, чтобы расширить повестку дня и сделать форум более полезным.

Версия для печати (без изображений)