21 апреля в Москве прошел Форум безопасного Интернета. На нем выступила глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина, которой интернет-сообщество уже обязано рядом хорошо известных неоднозначных законодательных инициатив.

По ее уверению, на рассмотрении в Госдуме сейчас находится 16 законопроектов, связанных с информационным пространством и Интернетом. К пяти из них прямое отношение имеет возглавляемый ею комитет. В отношении остальных она высказалась в том смысле, что это, как правило, попытки слуг народа отреагировать на существующие проблемы, причем попытки не всегда удачные.

В контексте форума г-жа Мизулина остановилась на трех наиболее важных в ее понимании моментах. В первую очередь она затронула тему отсутствия внятного определения того, что же конкретно считать детской порнографией (в контексте ведения реестра так называемых черных списков неблагонадежных сайтов это крайне важно). В ее понимании, России срочно нужен закон с соответствующей юридически значимой формулировкой, который также введет уголовную ответственность за хранение детского порно — даже без цели его сбыта или распространения. В возглавляемом г-жой Мизулиной комитете проект такого закона уже есть, но его принятие сильно задерживается. Ранее он продвигался в рамках общего пакета так называемого антипедофильского законодательства, которое некоторое время назад было принято, но за исключением как раз этого момента. Именно он вызвал наибольшие споры, а на самом деле, как считает г-жа Мизулина, — наибольшее сопротивление. По ее мнению, адекватных причин этому нет, потому что законопроект подготовлен в соответствии с международными стандартами. При этом она отдает должное своим зарубежным коллегам, в том числе из США, где существует очень хорошая и проработанная практика того, как выявлять и определять детскую порнографию. В частности в этой стране действует государственная программа “Невинные образы”, позволившая создать гигантскую картотеку детских порнообразов, благодаря которой уже не возникает вопросов, относится ли то или иное изображение к данной категории. (Например, соответствующая анимация или ролики с загримированными под несовершеннолетних взрослыми.) И соответственно дополнительная экспертиза здесь уже не требуется.

По убеждению г-жи Мизулиной, для того чтобы и мы в России смогли создать подобную картотеку (доступную, разумеется, не всем), нам как раз и требуется определение детской порнографии, соответствующее реалиям и международным стандартам. По ее мнению, после этого так нелюбимые всеми черные списки сайтов уже не понадобятся, поскольку все случаи нарушений можно будет очень оперативно выявлять и наказывать. Для сведения, в США и юридическое, и физическое лицо, разместившее в Сети или даже просто хранящее у себя детское порно, по словам г-жи Мизулиной, облагается штрафом в 250 тыс. долл. За повторные нарушения — 300 тыс. Она понимает, что это очень серьезно, но это работает. Более того, как показывает опыт других стран, никакие другие меры, кроме жестоких, в данном вопросе изменить ситуацию не в состоянии. Мы пока еще от этого далеки. Поэтому суровый закон нужно принимать срочно.

Вторая тема, волнующая комитет по вопросам семьи, — это безопасность школьных сайтов. Г-жа Мизулина указывает на то, что у нас в стране примерно 44 тыс. школ; все они в той или иной степени компьютеризированы. Мониторинг, проведенный недавно комитетом, выявил, что в Рунете сейчас примерно 12 тыс. школьных сайтов, и большая их часть вынуждена размещаться на бесплатных хостингах (проблема недостаточного финансирования), которые зарабатывают на рекламе. Соответственно на некоторых школьных сайтах сейчас вполне можно найти рекламу, например, средств увеличения некоторых частей тела и пр. По уверению г-жи Мизулиной, ее комитет надеется на то, что даже без законодательной инициативы в России удастся создать единого хостинг-провайдера, который будет предоставлять школам услуги без риска попадания на веб-страницы посторонней информации.

Третья тема — безопасный мобильный Интернет. Можно защитить школьные сайты, но где гарантия, что школьники выйдут не туда, куда нужно, через мобильные гаджеты. По убеждению г-жи Мизулиной, во многом здесь ответственность лежит на операторах связи. По ее мнению, если сим-карта покупается для ребенка (операторы должны этим интересоваться), то порядок оказания услуг обязан быть несколько иным. Г-жа Мизулина даже считает, что проработка данного вопроса позволит в том числе популяризировать услуги предоставления именно детского мобильного Интернета и развивать эту сферу. Она рассчитывает на помощь и содействие операторов связи. В противном случае ее комитет будет вынужден выйти с соответствующей законодательной инициативой, которая жестко обяжет операторов заниматься этим в принудительном порядке.

В контексте всего вышесказанного, наверное стоит попытаться в цифрах описать размеры того бедствия, с которым г-жа Мизулина ведет столь активную борьбу. Соответствующую статистику на форуме предоставил его организатор — Лига безопасного Интернета. По данным, приведенным председателем правления Лиги Константином Малофеевым, в прошлом году правоохранительными органами России было возбуждено 1506 уголовных дел по факту размещения в Интернете материалов с детским порно (в 953 из них использованы сведения, собранные так называемыми кибердружинниками, действующими под эгидой Лиги).

Г-н Малофеев отмечает, что рынок зачастую идет навстречу энтузиастам очистки Сети — правовые меры принуждения требуются не всегда. В прошлом году в добровольном порядке (после обращения с просьбой) была удалена детско-порнографическая информация с 14 754 серверов (реклама наркотиков — с 359 серверов, призывы к суициду — со 105 серверов).

В целом, по данным Лиги (и надо полагать, благодаря усилиям законодателей и самой Лиги), в нашей стране за последнее время наметился позитивный тренд. Доля России как хостера детского порно снизилась в прошлом году до 13%. В 2011 г. она составляла 29%, и в этом плане страна делила пальму первенства с США и Таиландом. Правда и сейчас наши позиции все еще весьма заметны на мировой арене — мы занимаем 3-е место (после США и Нидерландов). По мнению г-на Малофеева, если в Соединенных Штатах и Голландии такая ситуация связана с чрезмерной развращенностью местных нравов, то Россия здесь выступает в первую очередь как поставщик, а не потребитель. “Мы все еще очень терпимо относимся к этому злу”, — посетовал он.

Что касается проблемы посещения детьми взрослых сайтов, то в данном вопросе частичную ответственность за существующее положение вещей г-н Малофеев склонен перекладывать на родителей. Лига недавно провела исследование “Юный интернет-пользователь” (за 2013 г.), опросив 8 888 детей (средний возраст 13,8 года). Его результаты вкратце выглядят следующим образом. 82,5% детей выходят в Сеть из дома, но в присутствии родителей — только 9%. Лишь 21,5% родителей объяснили детям, на какие сайты ходить можно, а на какие не стоит. (30% детей выходить в Сеть запрещено вовсе). При этом 58,3% детей посещают любые сайты бесконтрольно. У г-на Малофеева последний факт вызывает крайнюю озабоченность — подобная статистика способна обесценить любые усилия Лиги.

Версия для печати (без изображений)