Именно так министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров назвал тот самый фонд, который вызвал целый шквал критики со стороны некоторых представителей ИТ-отрасли ещё до того, как в вопросе появилась хоть какая-то ясность. Насколько можно судить, нет её и до сих пор.

А что же есть? Попробуем разобраться.

Последняя на данный момент официальная информация о фонде — стенограмма рабочей встречи Путина с Никифоровым. Вот что утверждает министр: «...необходимо выработать комплексную программу, которая позволит поддержать в том числе российских производителей программного обеспечения и шаг за шагом, год за годом выработать весь необходимый набор продуктов для — позволю себе такой термин — информационного суверенитета России, с одной стороны, и в том числе наших дружественных стран-партнёров, потому что они тоже заинтересованы в российских решениях».

Вряд ли можно не согласиться со словами министра. Сделать это действительно необходимо. Причём, ещё вчера. А лучше — позавчера.

Под поддержкой подразумеваются деньги. Причём выделяемые напрямую, что уже достаточно спорно. Программирование — это всё-таки имя прилагательное. Ставить задачу программистам (и платить им деньги) должны физики, химики, биологи, геологи, метеорологи, авиаконструкторы и т. д.

Впрочем, министра понять можно. Если ИТ-отрасль будет решено развивать именно таким образом, то сначала надо будет чем-то озадачить потенциальных заказчиков, которые тоже переживают не лучшие времена. И взаимодействовать с другими министерствами. Реализм требует признать, что до программистов дело дойдёт примерно к следующему веку. Если вообще дойдёт.

В-общем, в той ситуации, куда мы сами себя загнали, придётся всё развивать параллельно. Надеясь исключительно на Лобачевского, который как-никак наш соотечественник и российскую специфику понимал изрядно, раз смог додуматься до возможности пересечения параллельных прямых.

Итак, нашим разработчикам нужны средства, поэтому профильный министр предлагает дать им денег. И вот первая нестыковка.

На официальном сайте Счётной палаты РФ можно прочесть заметку «СП: эксперты обсудили проекты заключений Счётной палаты на госпрограммы развития внешнеэкономической деятельности и информационного сообщества, а также госпрограммы «финансового блока», в которой чёрным по белому написано следующее: «Представляя заключение контрольного органа на госпрограмму „Информационное общество (2011–2020 годы)“, начальник инспекции Счетной палаты Анжелика Задорожная выделила следующие ее недостатки. Во-первых, в этом году были снижены на 377,8 млн. руб. против соответствующий позиции федерального бюджета на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов лимиты бюджетных обязательств по реализации госпрограммы. Во-вторых, Минкомсвязи России не были исполнены бюджетные расходы в размере 38,5% от общего объема ассигнований, выделенных на ее реализацию. Это, подчеркнула представитель Счетной палаты, результат невыполнения запланированных мероприятий по созданию и развитию российского сегмента интегрированной информационной системы Таможенного союза, низкого качества организации и проведения конкурсов на заключение госконтрактов и выполнения НИОКР, а также неполного использования средств субсидий, выделенных региональным бюджетам на реализацию госпрограммы. В-третьих, по мнению Анжелики Задорожной, налицо низкое качество организации и планирования реализации госпрограммы. Так, в ходе проверки Счетной палаты установлено, что план ее реализации в 2012 году Минкомсвязи не утверждался, а в настоящее время функции координации деятельности по реализации госпрограммы не закреплены ни за одним из структурных подразделений министерства».

Иными словами, ещё недавно Минкомсвязи считало, что деньги отрасли не нужны и фактически отказалось от того, что и так выделялось. Наверное, сегодня что-то изменилось. Правда, не очень понятно, что именно.

Директор компании «Новые Облачные Технологии» Дмитрий Комиссаров, возглавлявший в 2011 г. «ПингВин Софтвер», выигравшую конкурс на разработку прототипа Национальной программной платформы, утверждает: «Результат невыполнения программы НПП — потеря трёх лет. Сегодня мы могли бы быть в качественно иной ситуации в решении проблемы импортозамещения. По крайней мере, часть из намеченных целей могли быть достигнуты. Сейчас же задачу придётся решать не только с нуля, а и в предельно сжатые сроки. И за совсем другие деньги. Также хочу заметить, что отрасли как тогда, так и сейчас нужны не столько деньги, сколько гарантии востребованности разработанных продуктов. Если у разработчиков будет уверенность, что государственные органы станут использовать отечественные решения из специального фонда алгоритмов и программ, то ресурсы на их создание найдутся».

Впрочем, некоторая чиновничья логика в этом есть. Допустим, министр понимал, что выделенных в рамках госпрограммы «Информационное общество» денег заведомо не хватит, а отвечать за отрицательный результат придётся ему. В таких условиях лучше и не начинать что-то делать.

Масштаб проекта представляется г-ну Никифорову таким: «Мы выделили по программному обеспечению около десяти наиболее критичных видов продуктов. На их разработку могут потребоваться усилия до 20 тыс. инженеров-программистов».

Конкретных сумм не называется, но понятно, что это не какие-то сотни миллионов. Счёт наверняка пойдёт на миллиарды. Что, опять же, объяснимо — деньги никогда не бывают лишними. Причём взять их планируется не из бюджета. Вот что было предложено Президенту: «... в сфере программного обеспечения, в силу того, что сегодня существует специальная льгота по НДС, лицензии на программное обеспечение облагаются по нулевой ставке, а при этом три четверти программного обеспечения, которое фактически поставляется, это зарубежное, — мы считаем, что в этих условиях возможно введение отдельного целевого сбора.

Его размер не должен превысить 10 процентов, это может быть даже некая плавающая шкала: начать с 5 процентов, потом семь, девять — по годам, посмотреть по мере потребностей рынка. Но на эти целевые средства поддержать российские компании, которые такие разработки могут делать, кто не словом, а делом зарекомендовали себя и уже имеют определённый экспортный потенциал».

Минкомсвязи сделало одно важное уточнение: «... источники финансирования фонда поддержки российского ПО не будут ущемлять интересы российских разработчиков».

Если отталкиваться от этих слов, то оптимистический сценарий может быть следующий. Целевой сбор платят поставщики зарубежного ПО и, опосредованно, его потребители. А вырученные таким образом средства идут на поддержку отечественной разработки.

Но тут вторая нестыковка. Если дела обстоят именно так, то почему не сказать об этом прямо? Зачем выдумывать какие-то специальные целевые сборы? Не проще ли ввести обычную пошлину?

Хотя и этому есть разумное объяснение. Пошлина — это уже совсем другое ведомство. Сами понимаете...

Кстати, реакция Президента на предложение Минкомсвязи довольно сдержанная и предсказуемая: «Это, мне кажется, хорошая идея. Я, разумеется, это поддержу. Надо только проработать в Правительстве, с коллегами поговорить в Минэкономразвитии, Минфине».

Ключевое слово, вероятнее всего — идея. Не готовое предложение, которого нет, а именно идея, которую ещё предстоит доработать. Но и тут снова нестыковка.

По непонятным причинам обсуждения этой идеи с представителями отрасли (теми самыми компаниями, которые «не словом, а делом зарекомендовали себя и уже имеют определённый экспортный потенциал») фактически не было. Хотя времени для этого хватало.

Собственно, именно в этом и заключается главная претензия отечественных разработчиков. Суть этого опасения уже давно сформулирована классиками отечественной фантастики: «Мы боимся, что они начнут творить здесь добро, как они его понимают!».

Хотя, не исключено, что всё значительно проще — поднятый шум говорит не о идее как таковой, а об уровне лояльности отрасли к профильному министерству, которое откровенно провалило все проекты, имеющие отношение к поддержке отечественной разработки. В такое мгновенное прозрение уже никто не верит.

Сложившуюся ситуацию комментирует президент РАСПО Александр Жмурко: «Идея целевого сбора, как всякая идея, заключает в себе и потенциально положительные, и потенциально отрицательные моменты. Всё будет зависеть от реализации. Я уверен, что если Минкомсвязи в ближайшее время приступит к активным консультациям с отраслевыми экспертными сообществами, то из этой идеи получится полезный для отрасли законопроект. Можно существенно помочь разработке, если финансировать создание перспективных отечественных продуктов за счёт отчислений с продаж лицензий на западное ПО. По крайней мере, сама необходимость поддержки отечественной разработки у меня сомнений не вызывает. А вот как это будет реализовано на практике — очень серьёзный вопрос».

Таким образом, говорить о какой-то дополнительной угрозе для отечественных компаний пока оснований нет. Идея требует доработки, и Минкомсвязи ещё не поздно инициировать её широкое обсуждение. Может быть в результате получится хороший законопроект, который действительно поможет нашей отрасли в реализации программы импортозамещения.


Версия для печати