Такой вывод можно сделать из подготовленного Минфином проекта «Основные направления налоговой политики на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов» (www.minfin.ru/common/upload/library/2015/05/main/Proekt_Osnovnykh_napravleniy.pdf), который руководитель ведомства Антон Силуанов представил на парламентских слушаниях в Госдуме 2 июня. Основные тезисы документа — стабилизация налоговой политики (в том числе отсутствие принципиальный новшеств), мораторий на рост налоговой нагрузки, предоставление льгот для малого бизнеса и инвесторов. Тема введения каких-то налогов на приобретаемые через Интернет в зарубежных онлайновых магазинов продуктов, в том числе информационных (программные приложения, видео- и аудио-продукция, игры и пр.) в документе никак не обозначена, что фактически означает, что данный вопрос на ближайшие годы снят с повестки дня.

Напомним, что в мае, в преддверии обсуждения налоговой стратегии страны, раздавались голоса (в том числе со стороны Минфина) о возможности и даже необходимости распространить практику взимания НДС на зарубежных продавцов и внести соответствующие поправки в Налоговый кодекс. Отметим, что эта идея была в какой-то мере поддержана и представителями российского интернет-бизнеса, которые мотивировали свою позицию тем, что это позволит уравнять конкурентные возможности отечественных поставщиков (которые платят налоги в России) и зарубежных. Однако сейчас данная проблема представлена в «Основных направлениях» в достаточно обтекаемой формулировке:

«В целях приведения в соответствие с международной практикой порядка применения НДС по телекоммуникационным услугам предполагается с участием бизнес-сообщества продолжить рассмотрение вопросов, касающихся необходимости внесения изменений в Кодекс, определяющих лиц, обязанных уплачивать НДС и устанавливающих элементы обложения налогом указанных услуг».

В уже появившихся комментариях по этой теме эксперты говорят, что Минфин не решился на этот шаг, потому что ведомство не хотело идти на обострение отношений с зарубежными контрагентами (в том числе опасаясь ответных санкций), а также возбуждать российскую общественность в сложной экономической ситуации (налоги пришлось бы фактически платить населению в виде повышения цен на конечную продукцию). Но причины взвешенной позиции Минфина видятся совсем в другом: введение подобного налога на зарубежные юридические лица в принципе противоречило бы международному праву, более того, такой механизм был бы в принципе нереализуем, поскольку все подобные торговые операции проводятся вне юрисдикции России. С таким же успехом можно было бы хотеть получить налог с продаж в магазине в глубинке Африки, страна может взимать что-то только при ввозе продукта через границу с конкретного физического лица, то есть действовать в переделах своей юрисдикции. За продажу же товаров на своей территории зарубежные компании платят налоги в своих странах.

Именно об этом говорится и в комментариях официальных лиц Минфина, в которых отмечается, что проблема трансграничных операций является международной и может решаться только совместными усилиями разных стран. В частности, уже этой осенью Организация экономического сотрудничества и развития планирует опубликовать свои рекомендации по данной проблематике.

Версия для печати