16 июня в Москве на IV Федеральном конгрессе по электронной демократии собрались делегаты от 30 субъектов РФ, депутаты Госдумы и другие представители органов государственной власти (ОГВ).

Торжественное открытие — играет музыка гимна России и все встают. Представитель партии ЛДПР, стоящий в центре президиума, даже шевелит губами. Депутат знает слова нашего гимна, и это радует.

Ведущий конгресса Александр Айгистов, руководитель Российского агентства развития информационного общества «РАРИО», председатель президиума Общероссийского совета некоммерческих организаций, председатель оргкомитета конгресса, поднимается на трибуну и, сославшись на Википедию, зачитывает собравшимся определение «электронной демократии».

«Электронная демократия — форма демократии, характеризующаяся использованием ИКТ как основного средства для коллективных мыслительных (краудсорсинг) и административных процессов (информирования, принятия совместных решений — электронное голосование, контролирование исполнения решений ) на всех уровнях — начиная с уровня местного самоуправления и заканчивая международным».

Он отметил, что необходимо различать понятия «электронная демократия» (ЭД) и «электронное правительство» (ЭП), последнее связано повышением оперативности оказания госуслуг и повышением удобства для населения работы ОГВ.

Александр Айгистов выделил три уровня развития ЭД:

— обеспечение населения информацией о действиях ОГВ (уровень ЭД 1.0),

— внедрение систем электронного голосования и систем обратной связи. Возможность гражданам подавать свои предложения и давать оценку действиям ОГВ (уровень ЭД 2.0);

— возможность принимать участие в реализации проектов ОГВ. Например, с использованием краудсорсинга, краудфандинга и краудинвестинга (уровень ЭД 3.0).

Докладчик предложил на законодательном уровне закрепить необходимость наличия на региональных уровнях сервисов ЭД. При этом отметил важность обеспечения прозрачности и возможности исключения манипуляций при электронном голосовании.

В качестве мер обеспечения честности и прозрачности он предложил создать институт независимых наблюдателей за электронными выборами и публиковать распределение результатов голосования по временным и географическим интервалам.

Действительно, если вспомнить недавние выборы в Общественную палату, то там было много странностей. Например, кандидат, вяло набиравший по нескольку голосов в день, неожиданно получал несколько тысяч голосов за вечер. Если связать это с объявлениями в Интернете, предлагающими за деньги накрутить кандидатам количество отданных за них голосов, то выводы будут неутешительны. В конце концов трех кандидатов с гонки сняли, но и по многим другим участникам вопросы остались. И выглядели аргументированными предложения вообще аннулировать результаты выборов и провести их заново.

И никто не проводил статистический анализ распределения отданных голосов. Поэтому, как сказал Александр Айгистов, «сейчас в Общественной палате возможно сидят люди, попавшие туда нечестным путем». Конечно, статистический анализ не решит всех проблем манипуляций с голосами. Но поможет выявить хоть самые вопиющие нарушения.

Есть и другие проблемы электронного голосования. Нарушается принцип тайного голосования, — люди будут считать, что потенциально их мнение будет можно определить. А это сильно сказывается на результате — все сводится к процедуре принудительной честности, практически к социологическому опросу.

Другая проблема — низкая активность электората. Что может привести к непропорциональному влиянию радикальных элементов, а также к широкой практике покупки голосов у тех избирателей, которым «все равно».

Проблемой ЭД 2.0 является то, что чиновники часто не отвечают гражданам на их предложения. В отсутствии откликов от ОГВ граждане перестают доверять электронным системам. Да и самим органам власти.

Также Александр Айгистов призвал к созданию онлайновых краудсоветов из граждан, которые могли бы вырабатывать рекомендации муниципальным органам власти, оценивать качество региональных и муниципальных программ. А для решения проблемы нехватки денег — к развитию систем краудфандинга и краудинвестинга.

Иринчей Матханов, член Комитета Госдумы по охране здоровья, рассказал об использовании краудфандинга для развития туристического кластера в Бурятии. Здесь организации, ориентированные на туризм, например, гостиницы, турфирмы, предприятия сферы обслуживания, участвуют в финансировании республиканской программы по развитию и пропаганде туристических объектов республики в России и за рубежом. Вложенные деньги потом вернутся с увеличившимся потоком туристов. И предложил другим регионам использовать эту схему.

Екатерина Попова, председатель комитета ТПП РФ по содействию модернизации и техническому развитию экономики России, отметила необходимость дальнейшей реализации указа президента РФ № 601 от 7 мая 2012 г. «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» и выступила с предложением прировнять определенное количество (например 100 тыс.) собранных под проектом электронным путем подписей граждан к депутатскому запросу, что поможет сильней вовлечь граждан страны в законотворческую деятельность.

Сергей Седойкин, начальник отдела электронного правительства департамента информационных технологий и связи правительства РФ предложил увеличить срок публичного обсуждения законопроектов. Действительно, информация о многих законопроектах доходит до граждан только тогда, когда публичное обсуждение уже закончилось. Здесь важна и роль СМИ, особенно специализированных, которые должны информировать свой сегмент слушателей об обсуждении проектов касающихся их законов, считает он.

Кроме того, он призвал к повышению информированности госорганами граждан о совершенных ими платежах. В качестве примера о привел ситуацию, когда платеж за парковку автовладельца не проходит по техническим причинам, а гражданин об этом ничего не знает и узнает о проблеме только после блокировки его банковского счета из-за неуплаты штрафа за якобы неоплаченную парковку.

В целом конгресс прошел в деловой обстановке. Можно надеяться, что выработанные на нем рекомендации найдут отклик у законодателей и органов государственной власти, что поможет развитию электронной демократии в России.

Версия для печати (без изображений)