Россия отказалась присоединиться к странам ВТО, заключившим расширенное соглашение о снижении торговых пошлин на ИТ-продукты. Таким образом, наше государство ещё раз продемонстрировало своё желание защитить в том числе и отечественных разработчиков ПО.

Но будет ли этого достаточно? Сможет ли отечественный ИТ-бизнес предоставить пользователям адекватные замены импортным программным решениям? Какую роль в этом процессе может играть свободное ПО?

О позитивном влиянии сохранения пошлин на прежнем уровне участники рынка говорят, скорее, скептически. Так, президент и генеральный конструктор «НТЦ ИТ РОСА» Владимир Рубанов утверждает: «Думаю, здесь идет речь, прежде всего, о пошлинах на оборудование. На программное обеспечение большого влияния это не окажет. В целом же, конечно, пошлины на готовую продукцию помогают защитить местных производителей и стимулируют сдвиг цепочки добавленной стоимости в отечественный контур».

Директор по продукту «МойОфис» для бизнес-сегмента Евгений Фенюшин также осторожен в своих прогнозах: «Так или иначе все страны оказывают протекционизм локальным разработчикам. Это позволяет развивать локальные решения и обеспечить независимость от других стран. В большинстве стран мира, таких как США, Бразилия, Китай, власти страны активно используют политику поддержки национальных производителей при госзакупках. Торговые пошлины — это одна из мер, которая поможет российским компаниям конкурировать с зарубежными продуктами на локальном рынке. Насколько значительна эта мотивация сама по себе, сказать сложно. На мой взгляд, она необходима в совокупности с другими организационными и законодательными мероприятиями для формирования зрелого ИТ-рынка в России».

И президент РАСПО Сергей Буш уверен, что этот фактор не имеет решающего значения. Его точка зрения такова: «Отказ снизить пошлины означает только то, что всё остаётся как есть. То есть, от этой меры вообще ничего не изменится. С экономической точки зрения отечественные свободные решения и так предпочтительней западных проприетарных. Но почему-то это им не особенно помогает в продвижении на российском рынке».

Руководитель направления по работе с партнерами ОАО «НПО РусБИТех» Михаил Орешин уверен, что отказ от снижения пошлин хоть в ближайшей, хоть в долгосрочной перспективе никак не влияет на отказ заказчиков от использования зарубежного ПО. И причины этого не носят ни экономического, ни технологического характера.

Он утверждает: «Разработчики и пользователи никак не связаны цепочками типа „товар — деньги — товар“, поскольку во всех ведомствах (даже в РАН, где введено ФАНО) существует посредник, осуществляющий функции заказчика и принимающий решение о закупках независимо от того, нужно ли это ПО или нет. Только очень наивные люди могут разделять популярную в 1990-е точку зрения, согласно которой нужное ПО обязательно будет пользоваться спросом. Как только совокупная стоимость системного и прикладного ПО снижается (а уже тем более если отсутствует регулярное лицензионное отчисление) заказчикам по определенным причинам не выгодно приобретение такого ПО. Если говорить кратко, то коррупция и бюрократия нивелируют эффект от манипуляций с пошлинами».

Таким образом, все опрошенные эксперты считают, что сохранение пошлин на существующем уровне вряд ли улучшит ситуацию с импортозамещением. Вероятнее всего, нынешнее положение вещей будет попросту заморожено, что никак нельзя признать хорошим результатом.

Впрочем, нельзя исключать, что государство в данном случае проявляет заботу о потребителе и опасается ставить слишком строгие барьеры для импорта, пока бизнес не подготовит полноценную замену западным решениям. Иными словами, страна попросту не готова к тотальному импортозамещению ПО. И государство с этим, по большому счёту, ничего поделать не может — разработкой ПО у нас занимается не оно, а частный бизнес.

Насколько же велик потенциальный объём импортозамещения ПО? Способна ли наша отрасль хотя бы теоретически решить такую амбициозную задачу?

Вот что говорит по этому поводу президент НП «Руссофт» Валентин Макаров: «Российские компании уже сейчас способны выпускать конкурентоспособную продукцию, о чем свидетельствуют их успехи на мировом рынке. Для ряда секторов ПО наши компании могли бы заменить импортное ПО, но этому препятствует современная практика закупок и разница в маркетинговых бюджетах российских и иностранных компаний. Но отечественные разработчики не могут прямо сейчас представить адекватную замену ПО для всех сегментов рынка. В ряде сегментов, особенно применимых для критических областей, необходимо заниматься ростом их конкурентоспособности, например, за счет субсидий на НИОКР. И всем необходимо помнить, что замена импортного ИТ-решения может быть устойчивой только в случае, если российское решение не будет ограничиваться российским рынком (очень небольшим по мировым меркам), а будет стремиться к масштабированию на мировом рынке, что крайне необходимо для повышения его качества и конкурентоспособности».

Владимир Рубанов настроен вполне оптимистично. В том числе и потому, что в настоящее время нет никакой необходимости создавать программный продукт «с нуля». «Ряд российских компаний не только выпускают „полноценную замену“, но уже стали мировыми лидерами в своих сегментах. Конечно, на это им потребовались десятки лет, но сейчас за счет использования в качестве базовых блоков-полуфабрикатов международных открытых компонентов возможно создавать отечественное ПО с высоким уровнем санкционной устойчивости за гораздо более короткий срок и с использованием меньших ресурсов», — считает он.

С ним соглашается Евгений Фенюшин: «На российском рынке работает много компаний, выпускающих качественные продукты. Это не только известные всем „1С“, ABBYY, „Лаборатория Касперского“. В каталоге АРПП „Отечественный софт“ присутствует более 80 компаний, и их количество постоянно растет. Определенная настороженность на рынке относительно российского ПО присутствует, в основном, в связи с превалирующим опытом эксплуатации зарубежного ПО. Однако в последние годы, отчасти благодаря введенным против России санкциям, на рынке стали заметны активно развивающиеся российские продукты в самых разных отраслях».

Генеральный директор ООО «Фриматик» (Барнаул) Денис Газукин смело утверждает, что Россия является одним из мировых лидеров по производству ПО: «Мы несомненно можем составить серьезную конкуренцию иностранным продуктам. Проблема в том, что ПО, которое производится сейчас в России, по большей части распространяется от имени иностранных компаний. И даже чисто российские продуктовые компании стремятся стать иностранными юридическими лицами. Нам нужно развивать отечественные бренды и трансформировать имидж России из сегмента рабочей силы в сегмент качественного конечного продукта».

Причём он убеждён, что нет смысла даже стараться заменить все ПО на отечественное: «Нам нужно плотно работать внутри мирового сообщества и развивать свои сильные стороны, а вот заменять на отечественное надо в первую очередь ПО стратегического назначения. И такого ПО немало: обеспечение органов власти, силовых структур, энергетики, связи. Причем заменять надо начиная с операционных систем и офисных пакетов и кончая ПО маршрутизаторов».

Иными словами, ситуация в отрасли на сегодняшний день такова: есть отдельные конкурентоспособные продукты и есть потенциал для роста. Однако до реализации всего потенциала дело так и не доходит. Можно ли продолжать надеяться на «невидимую руку рынка» или она слишком слаба для такой работы?

О текущем состоянии отечественного ИТ-рынка рассказывает Валентин Макаров: «По результатам нашего ежегодного исследования можно сказать, что российский ИТ-рынок переживает падение, если говорить о его количественных показателях в иностранной валюте. С другой стороны, внутри этого рынка идет серьезная трансформация, бизнес переходит из одних сегментов в другие, которые не только не падают по объемам, но и растут».

Денис Газукин также считает, что в настоящее время уместней говорить не о спаде или подъёме, а именно о трансформации. Причём не в пользу отечественного пользователя. «Сейчас мы наблюдаем эпоху перемен в ИТ-отрасли. Причем видны разнонаправленные факторы. С одной стороны, компании-разработчики, работающие на западные рынки и имеющие валютные контракты и рублевые расходы, прекрасно себя чувствуют. С другой стороны, есть ощутимый спад заказов со стороны российских компаний. Мы наблюдаем государственную инициативу по импортозамещению ПО, но в реальных контрактах и цифрах это еще почти не выражено. Если эта инициатива наберет обороты, то при прочих равных условиях мы будем наблюдать рост локального рынка разработки», — полагает он.

Евгений Фенюшин настроен по отношению к отечественному рынку более оптимистично: «Если провести анализ рынка в рублях, то ситуация не столь страшная, как кажется на первый взгляд. Рынок растет и это дает большие преимущества российским компаниям, готовым устанавливать и фиксировать цены на свои продукты и услуги в рублях. Думаю, в ближайшие годы мы увидим смену фаворитов, эффективно работающих в новых условиях российской экономики».

Также не следует забывать про один из возможных путей импортозамещения — вместо создания собственных продуктов «с нуля» можно использовать свободные решения, адаптируя их к условиям отечественного рынка. Подобный подход позволит сэкономить как средства, так и время. О этом говорит Сергей Буш: «Падение рынка неизбежно, оно уже существенное и будет продолжаться. Трансформация же требует времени. Думаю на дистанции одного-трех лет мы увидим динамику и масштабы этой трансформации, приведение ИТ-рынка РФ в соответствие с экономическими реалиями. Причём именно СПО может и должно стать палочкой-выручалочкой в ИТ-секторе. В других секторах такой зрелой возможности пока не существует в принципе. В этом глобальная уникальность ИТ-рынка».

Если же смотреть на вопрос с сугубо практической точки зрения, то Михаил Орешин обращает внимание на следующее: «Я не вижу зависимости изменений рынка от таких факторов, как пошлины на зарубежное ПО. Заказчики, требующие такие решения, будут покупать их вне зависимости от изменения цены в пределах плюс—минус „мерседес“. А компании, оценивающие свои возможности, будут экономить в любом случае. Думаю, закупка прикладного ПО останется без изменений, однако могут измениться расходы на системное ПО».

Таким образом, напрашивается вывод о том, что специфика нынешней кризисной ситуации заключается не столько в падении рынка, сколько в изменении его структуры. Поэтому его успешное преодоление требует точного понимания направления трансформации, в том числе и в области государственного заказа.

Своими соображениями на этот счёт делится Валентин Макаров: «На мой взгляд, для государства было бы логично ограничиться импортозамещением в критических сферах применения, от которых напрямую зависит информационная безопасность и технологическая независимость. Причем действовать надо прежде всего за счет стимулирования (и принуждения) госпотребителей, которые уже будут вынуждены организовывать процесс поддержки и конкуренции среди производителей».

Денис Газукин считает, что явные претенденты на замену: операционные системы, офисные пакеты, системы проектирования, базы данных. Причём из перечисленного скорее всего серьезные инвестиции потребуются в разработку российской операционной системы.

Евгений Фенюшин смотрит на вещи более обобщённо: «Фактически на рынке будут востребованы все решения, использование которых несет риски для бизнеса в связи санкционной политикой в отношении России. Несмотря на сложность создания подобных продуктов, на мой взгляд, наличие гарантированного спроса может быть неплохим и достаточным стимулом их развития».

Сергей Буш отмечает следующие направления: «Будут востребованы такие решения, как SuiteCRM (на базе SugarCRM CE), которые могут обеспечить в режиме „единого окна“ массовое снижение лицензионных выплат по всему стеку прикладного ПО, а не только прямую замену соответствующей проприетарной системы. Также надо смотреть на инфраструктурные решения типа Open Stack».

А вот Михаил Орешин утверждает, что каких-то серьёзных изменений в области системного ПО вряд ли стоит ожидать: «Ничего нового создаваться и приобретаться не будет. Отношение к системному ПО будет определяться разработчиками прикладного ПО. Под что будут поставлять, то и будут закупать заказчики».

Тем не менее, все эти прогнозы запросто могут оказаться «гаданием на кофейной гуще», поскольку до сих пор непонятна позиция главного заказчика — государства. Разговоров о необходимости импортозамещения много, но пути его практической реализации пока неизвестны. Не исключено, что окончательного решения на этот счёт не принято. Что, в свою очередь, даёт экспертному сообществу возможность как-то повлиять на процесс.

Валентин Макаров считает, что для успешного импортозамещения необходимо прежде всего стимулирование потребителя, выделение ему средств и назначение сроков для импортозамещения в критических сферах применения. При этом нужно выделить только критические применения, иначе не хватит ресурсов. Раздача же средств производителям без гарантии приобретения его продукции (а эта гарантия может быть обеспечена только госфинансированием) чревата рисками потери денег и темпа.

Достаточно внятная позиция на этот счёт у Владимира Рубанова: «Хорошо быть богатым и здоровым — в идеале государство не должно никак вмешиваться, и пусть отечественные производители в честной схватке с мировыми конгломератами одерживают победу за победой на отечественном и вообще мировом рынке исключительно за счет качества своей продукции, более мощного маркетинга, программ обучения и т. п. Я не шучу, именно к этому нужно стремиться. Но реальность наша такова, что сейчас в „песочнице“ российского рынка в отряде российских ребят в основном „пятилетки“, тогда как у команды гостей хорошо обученные школьники. Если воспитательница в лице государства совсем не будет вмешиваться, то при всем героизме наших ребят исход такой игры известен — песочницу придется переименовать латинскими буквами. А вот если дать им вместе (именно вместе) „повариться“ под правильным присмотром, то через какое-то время наши детки смогут потягаться со старшими зарубежными товарищами и без всякой помощи».

Он предлагает не только решать тактические задачи, но и думать о завтрашнем дне: «Важно не путать технологическую независимость и импортозамещение с международной изоляцией. Создание технологически независимых продуктов можно и нужно вести в международном контексте, ведь санкционная устойчивость получаемых решений — лишь промежуточная стадия на пути к увеличению степени влияния России в мировой экосистеме ПО и созданию экспортно-пригодной продукции».

Интересно, что эксперты не рассматривают выделение государственных средств на разработку в качестве эффективного метода реализации программы импортозамещения. Михаил Орешин утверждает: «Государственный протекционизм нужен только в вопросах стандартизации. Например, форматов или интерфейсов. В таких условиях разработчики прикладного ПО будут, действительно, ориентироваться на экономическую составляющую и портировать свои приложения на то системное ПО, которое планирует закупать заказчик».

Если рассматривать импортозамещение как переход на СПО, то и тут поддержка государства не станет определяющим фактором в долгосрочной перспективе. Сергей Буш говорит: «Думаю что переход на СПО возможен и без государственного протекционизма. И он уже происходит. Но тут есть два важных момента. Во-первых, никто от господдержки и госзаказа отказываться не будет. Если „сигнал“ был, то определённые ресурсы компаний на получение этой поддержки будут тратится. Во-вторых, время. Если нужно быстро, то без поддержки это сделать непросто».

Иными словами, господдержка позволит осуществить программу импортозамещения быстрее. В современных условиях это крайне важно.

Вот что думает по этому поводу Денис Газукин: «Я уверен, что без государственной поддержки практически невозможно создать современную индустрию. В качестве яркого примера можно посмотреть историю создания Кремниевой долины в США. Ведь на протяжении многих лет именно военные бюджеты создали целую индустрию. Государство должно иметь глобальный стратегический план по развитию ИТ-отрасли. Я вижу ИТ-отрасль как основу современного мира, и это будет только развиваться. Нашему правительству нужно понимать, какой именно фундамент мы сейчас закладываем. Нам нужно усиливать образовательные программы в ИТ-сфере и всячески защищать и поддерживать отечественного производителя ПО. Так поддерживать, чтобы мы не только могли сделать импортозамещение в РФ, но и заменили аналогичное ПО во многих странах в мире. Благо в России собран хороший потенциал в этой сфере».

Версия для печати (без изображений)