— Нам не нравится слово «импортозамещение».

— Мы живем в другой реальности, в глобализованном мире, мире без границ.

— СПО не привязано к государствам. Мы международный проект.

Такие заявления из зала прозвучали на февральской конференции разработчиков и пользователей свободно распространяемой СУБД PostgreSQL. Сидящие в президиуме представители органов власти и лидеры ИТ-индустрии постарались объяснить свою позицию и объяснить, для чего они пришли на круглый стол конференции, для чего им нужно СПО, выяснить, какие существуют проблемы и рассказать, что они намереваются сделать.

«Когда мы говорим „постиндустриальное общество“, надо понимать, что геополитические интересы стран никуда не делись. Не надо думать, что все в порыве единой любви слились в едином пространстве. Как была конкуренция между странами, так она и идет. Часто — нечестная конкуренция. И если какая-то страна смогла продвинуть свои технологии, то она будет это использовать. Против, в том числе, системообразующих предприятий других стран», — ответила генеральный директор InfoWatch Наталья Касперская. И рассказала, что тема импортозамещения актуальна и в Европе. Например, в Германии. Где идет «дойчезация» и сейчас только и говорят — «дойчеклауд», «дойчесофт». И в тендерах прямо пишут «немецкий», при том, что Германия член ЕС.

«К сожалению, системообразующие предприятия не всегда сами побегут на ту дорожку, куда надо бежать. Они будут ждать, когда грянет гром. А потом они уже не смогут ничего сделать. Поэтому приходится их как-то сверху уговаривать. То, что сейчас делается — это мягкое регулирование. И то не на все. Мне не нравится, что в реестре российского ПО не прописали железо», — добавила г-жа Касперская. Она проиллюстрировала свою мысль, указав, что в железе есть встроенное низкоуровневое ПО которое, например, может просто выключить сервер: «Современные серверы HP поставляются клиенту с опцией обязательного периодического прохождения технического обслуживания. Чтобы его пройти, нужно получить ключ, который выдается удаленно по Интернету. Если компания разработчик ключ не дает, то у вас на глазах ваш сервер превращается в груду железа».

О том, как минимизировать такие риски рассказал вице-президент ОАО «Ростелеком» Александр Цейтлин: «Мы начали импортозамещение с оборудования. У нас жесткие требования. Нужно, чтобы оборудование, которое мы покупаем, было оптимальным по соотношению цена-качество. Как минимум выше среднего уровня по качеству и ниже среднего уровня по цене. Российское оборудование — это где софт разработан российскими компаниями и право на софт принадлежит российским компаниям. И не важно, на каком заводе производились микросхемы и где проводилась сборка. На сегодняшний день мы не можем перейти на отечественное оборудование только по одной линейке — по мощным магистральным маршрутизаторам. Несколько компаний делают такие маршрутизаторы. В апреле первые образцы должны прийти к нам в лабораторию на тестирование. Рассчитываю, что к концу 2016 г. появятся первые образцы, которые можно будет ставить на магистральный уровень столь крупной сети, как наша».

О том, что госкомпании заинтересованы в развитии российской ИТ-индустрии, рассказал старший вице-президент группы ВТБ Дмитрий Назипов. Он отметил необходимость обеспечения конкурентоспособности российской продукции, прежде всего по цене, а также рассказал о проблемах, с которыми столкнулись банки, попавшие под санкции: «У них появились ограничения на возможности покупки западных программных и аппаратных средств, они слетели с поддержки, были исключены из App Store и Google Play, их электронные подписи отозвали из https, то есть они столкнулись с действительно серьезной блокадой».

«Импортозамещение — это очень просто. Надо взять и сделать», — считает заместитель директора по техническому развитию ФГУП НИИ «Восход» Дмитрий Старовойтов. Он рассказал об их опыте перевода одного из наших министерств на СПО и отечественное ПО. Причем перевод проводился и на отечественное железо — серверы Эльбрус. «Нас много пугали, но это реальное железо и оно работает. На текущий момент все это реализовано в форме макета, но в этом году планируется перевести в боевую систему», — добавил г-н Старовойтов.

«Государство идет навстречу. Но многое зависит от сообщества разработчиков. Очень важно, чтобы вы тоже пошли навстречу. Недостаточно сделать хороший продукт, надо еще его упаковать и научиться продавать», — отметил советник Президента Герман Клименко. На проблемы создаваемых экосистем указывали и другие докладчики. В частности, на слабое развитие партнерских сетей. И существует проблема монопоставщиков отечественного ПО. Для нормального тендера нужно несколько конкурирующих вендоров, чтобы не зависеть от одного разработчика, который сможет диктовать цены.

«Послушал, послушал и прямо сгорбился от той степени ответственности, которая пала на меня и нашу компанию», — пошутил выступивший от сообщества разработчиков генеральный директор компании «Постгрес Профессиональный» Олег Бартунов. «Мы уже сейчас готовы поддержать наших заказчиков, — продолжил он. — Хорошо, что государство продолжает линию на импортозамещение, так как в прошлом году мы часто слышали от заказчиков, что эта мода пройдет и все вернется обратно. После последних поручений мы видим, что пересидеть не удастся».

Олег Бартунов отметил проблему нехватки квалифицированных программистов. Огромное количество университетов преподает СУБД Oracle. Но преподают его как «черный ящик». Обучают, как им пользоваться, но не преподают технологии баз данных.

На проблемы образования указала и Наталья Касперская: «Западные компании инвестировали огромную кучу деньжищ в отечественные вузы. Они создали кафедры, подкафедры, свои отдельные представительства. А мы не можем с ними конкурировать. У нас маленькие компании. Нужен какой-то шаг со стороны Минобразования. Нужно вносить отечественные средства в образовательные программы. Если мы не можем это сделать снизу, так как у нас нет ресурсов, давайте это делать сверху. Мы готовы писать программы. И пусть обычные преподаватели читают наши курсы».

Отвечая на вопрос из зала, приведенный в начале заметки, она отметила, что существуют разные подходы к импортозамещению. Есть крупные системообразующие предприятия, для которых это актуально. «И есть торговцы шаурмой. Зачем им импортозамещаться?».

Впрочем, импротозамещаться иногда имеет смысл и «торговцам шаурмой». По экономическим соображениям. Если СПО обойдется дешевле. По словам Брюса Момжана, сооснователя глобальной команды разработчиков PostgreSQL, по этой причине многие выбирают СУБД PostgreSQL, а не Oracle, даже в США.

«Мы говорим о необходимости поддержки именно российского ПО, будь то проприетарное или открытое, — сказал министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров. — На деньги российских налогоплательщиков надо приобретать российское ПО. Соответствующие поправки были внесены в федеральное законодательство. Заработал реестр отечественного ПО».

При этом он отметил, что российский ИТ-рынок составляет менее процента мирового. Поэтому необходимо продолжать международное сотрудничество: «Импортозамещение здесь не очень подходит. Давайте пользоваться словом диверсификация. Нужно добиться такого состояния рынка, чтобы доля одной компании, доля одной страны, представляющая игроков рынка, не превышала 50 процентов. Монопольное положение игроков, в том числе монопольное положение игроков на рынке СУБД, прямо этому препятствует».

Мысль, бесспорно здравая. О том, что нам нужно не импортозамещение, а импортонезависимость, мы уже писали. Хорошо, что эту точку зрения теперь разделяют и представители государства.

Министр привел конкретные примеры такой диверсификации в России: работы по переходу на PostgreSQL в новой версии СМЭВ и «Почты России». Так что процесс идет. С другой стороны, рано судить об эффективности заработавшего с начала года закона. На прошлой неделе был первый тендер на закупку офисных программных приложений в госсекторе в Волгограде. Он разочаровал отечественных разработчиков: заказчик заявил, что покупает иностранное ПО, так как в реестре российского ПО аналогов нет.

Впрочем, если «мягкое» регулирование работать не будет, ничто не мешает принять другие меры. Причем государство задумывается и о стимулировании перехода на российский софт компаний с преимущественно государственным участием. А это еще больший рынок. Прямо приказать коммерческим структурам, хоть и с госучастием, нельзя, но можно их заинтересовать.

«Нужно сформировать что-то вроде фонда развития информационных технологий и такая инициатива должна найти отражение в плане правительства в части стабильного и устойчивого развития экономики. В рамках такого фонда будут сосредоточены определенные источники финансирования. Из него можно было бы предоставлять гранты государственным заказчикам и госкомпаниям для финансового стимулирования опытных этапов, создания макетов с точки зрения диверсификации программных продуктов. Такие вещи надо поощрять, в том числе финансово», — предложил Николай Никифоров.

Версия для печати (без изображений)