Средства массовой информации еще не успели как следует прокомментировать слова Владимира Путина на совещании 30 марта с членами правительства в Ново-Огарево о необходимости перехода госкомпаний на российское ПО уже в этом году, как Федеральная таможенная служба приступила к выполнению задания президента страны. Конечно, то, что конференция ФТС «О проблемах импортозамещения в таможенных органах и новых разработках в сфере информационно-коммуникационных технологий» состоялась на следующий день — совпадение, но отнюдь не случайное. Ведомство понимало, куда «дует ветер» и куда им нужно двигаться и без дополнительных указаний сверху. И неожиданностью для собравшихся были разве что конкретные указанные сроки перехода.

Общесистемное ПО

Впрочем, «ветер дует» уже давно. Еще год назад на конференции «Таможенные информационные технологии: преимущества и перспективы» мы поинтересовались у представителей ведомства об импортозамещении в общесистемном ПО. Ответ был: «Cвободное ПО требует больших усилий по сопровождению. Мы не имеем возможности его использовать. Нам нужны надежные решения и хорошая поддержка. Этим требованиям отвечает западное проприетарное ПО».

Фактическая ситуация изменилась мало. Согласно приведенным на конференции цифрам — импортозависимость оборудования и технологий, применяемых в общесистемном ПО, в таможенных органах составляет 99%.

Но отношение к этому изменилось. Заявлено, что ФТС будет тестировать и выбирать российские разработки, причем указывались такие системы, как Аstra Linux, «Альт Линукс», OC MCBC 5.0, ОС «Заря» и «Роса».

На повторно поставленный нами вопрос начальник Главного управления информационных технологий ФТС России Дмитрий Данилин ответил, что служба готова использовать общесистемное ПО на базе Linuх, что специалистов стало больше. А если не будет хватать — их быстро научат в Российской таможенной академии, где уже давно готовят специалистов по ИТ на кафедре информатики и информационных таможенных технологий. «Мы будем обязаны использовать ПО из списка Минкомсвязи. И мы будем вынуждены уже в этом году переходить от его тестирования к использованию. Но основной переход состоится в 2017 г.», — сказал Дмитрий Данилин.

Типы импортозамещения

Начальник Центрального информационно-технического таможенного управления ФТС России Алексей Тимофеев объяснил, как понимать задачу импортозамещения в условиях санкций в области высокотехнологичных товаров, и перечислил возможные типы импортозамещения:

1. «прямое» замещение импортных товаров на товары российского производителя;

2. «прямое расширенное» замещение — то же самое, но на товары Евразийского экономического союза;

3. замещение импортных товаров из стран, проводящих санкционную политику в отношении России«

4. локализация производства высокотехнологичной продукции и ее сертификация в России (OEM-партнерство);

5. замещение импортных товаров из стран, не проводящих по отношению к России санкционную политику, например, Китая.

6. замещение импортных товаров на свободно распространяемые товары или продукты с открытым кодом.

При этом он отметил, что в условиях сжатых сроков, поставленных президентом РФ, предпочтительным выглядит четвертый вариант — локализация производства. И предложил не забывать про шестой вариант — использование свободного ПО.

Системы управления базами данных

Особое внимание на конференции было уделено системам управления базами данных. Нет, компания Oracle, чья СУБД сейчас используется в ФТС, не отказала в поддержке, но резко повысила стоимость сопровождения. Так что вопрос перехода на другие СУБД стал актуальным и без всякой программы импортозамещения.

На конференции выступили поставщики трех СУБД, которые хотят занять место Oracle в информационных системах ФТС. Каждый из них доказывал свои преимущества.

Заместитель генерального директора ООО «Постгресс Профессиональный» Иван Панченко указал, что российская СУБД Progress Pro создана на базе свободной SQL-СУБД Progress, поддерживаемой открытым сообществом, в котором ведущую роль играют российские разработчики. В 2007 г. были опубликованы результаты тестов этой СУБД, показавшие ее производительность на уровне 85% от производительности Oracle. СУБД Progress успешно используется зарубежными государственными органами, такими как французские Национальный фонд семейных пособий (CNAF) и Национальная метеослужба Франции. Progress Pro входит в Единый реестр российского ПО.

Директор по продажам ООО «Тимекс Рус» Руслан Мельников предложил в качестве замены южнокорейскую СУБД Tibero, которая уже тестировалась ФТС. Плюсом системы является ее практически полная совместимость с Oracle. Поэтому специалистам по Oracle, работающим в ФТС, даже не придется переучиваться. Еще один плюс — Tibero была выбрана в качестве СУБД для Национальной системы платежных карт (НСПК).

Третья альтернатива Oracle — СУБД «ЛИНТЕР». Основное ее достоинство, как считает представивший систему Роман Баркалов — это полностью российская разработка. Докладчик вспоминал 188-ФЗ от 29 июня 2015 г. и особо отметил, что их СУБД не просто полностью не зависит от иностранных государств, но и удовлетворяет всем российским требованиям в области безопасности.

Импортозамещение телекоммуникационного оборудования

«В 1990-е доля импортного оборудования в таких отраслях, как телекоммуникации и связь, являющихся стратегическими, достигла 90%. Этот запредельный для национальной безопасности уровень, к сожалению, сохраняется и сейчас», — заявил на конференции Алексей Тебекин, проректор Российской таможенной академии по научной работе.

У ФТС уже есть проблемы с западными вендорами, возникшие после введения санкций. «В конце 2014 г. Сisco, предварительно спросив, будем ли мы использовать их оборудование в военных целях и получив естественный ответ — нет, т. к. мы гражданское министерство, отказало нам в обслуживании своих устройств. Приходится пока обходиться своими силами», — сказал Дмитрий Данилин.

При этом он отметил, что отечественных коммутаторов и маршрутизаторов большой емкости просто физически нет. «Либо они есть, но выпущенные китайцами с наклейкой типа „Родничок“. Это нам не подходит. Мы ждем действительно российскую разработку», — пояснил он, добавив, что сейчас ФТС тестирует только российские коммутаторы и маршрутизаторы малой емкости.

Нельзя сказать, что в плане импортозамещения ничего не делается. Об этом свидетельствует и созданный реестр российского ПО, и отдельные достижения в создании национальной платежной системы. Есть и обнадеживающие цифры ФТС — импортозависимость оборудования и технологий, применяемых в таможенных органах в программных и технических средствах защиты информации, составляет всего 8%. Однако в целом процесс идет очень медленно и требует постоянного подталкивания с самого верха, что, видимо хорошо понимают в руководстве страны.

Послесловие

В день проведения конференции на сайте Центрального информационно-технического таможенного управления появилось сообщение: «В связи со сбоем аппаратно-технических средств Главного центра обработки данных ФТС России с 31.03.2016 в таможенных органах, непосредственно подчиненных ФТС России, отсутствует техническая возможность совершения таможенных операций, связанных с помещением товаров под таможенную процедуру. Ведутся восстановительные работы».

«С 12 часов 31 марта в результате сбоя в работе электронной системы декларирования российской таможни полностью парализована экспортная деятельность российских предприятий, направляющих свои грузы в Китай. Причины технической неисправности не известны» — сообщило издание «Южный Китай — Особый взгляд».

Проблемы коснулись таможенных управлений «по всей стране». Сроки окончания восстановительных работ переносились несколько раз. На момент публикации данной статьи они решены не были.

Впрочем санкции, о чем поспешили сообщить некоторые информационные агентства, здесь, скорее всего, не причем. Ведь как заявил Дмитрий Данилин, «сейчас основная причина нештатных ситуаций (более 50 %) — сбои в прикладном программном обеспечении. Это не из-за санкций. Причина — постоянно дорабатывающееся ПО, которое было создано в интересах ФТС».

Версия для печати (без изображений)