На протяжении более чем десятилетней истории проект «Безопасный город» (БГ) в России тянет за собой шлейф неразрешенных до сих пор проблем и порождает новые, связанные с развитием технологий и со стимулированными этими технологиями пользовательскими запросами.

Некоторые из наиболее острых проблем БГ были рассмотрены в ходе дискуссии «Влияние ИТ на индустрию технических средств безопасности», которая прошла в рамках международной выставки MIPS/Securika 2016.

С позиций обеспечения безопасности проекты БГ, по мнению руководителя дирекции комплексной безопасности компании «Астерос» Владимира Шелепова, должны рассматриваться их участниками как задачи «верхнего уровня», а именно как задачи формирования регламентов, их согласования между ведомствами и другими заинтересованными структурами. Это означает, что в первую очередь интеграция участников проектов БГ должна происходить на организационном уровне и чем более глубокой она будет, тем проще потом техническими средствами достичь результата, который, собственно, и называется БГ.

Слабая проработка регламентов взаимодействия органов власти и ведомств, которые отвечают за те или иные аспекты в проектах БГ, вряд ли обеспечит состояние безопасности, тем более с учетом того, что и сегодняшнее взаимодействие между подрядчиками, занимающимися монтажом систем БГ, и интеграторами, занимающимися их запуском в работу в комплексе, нельзя признать глубоким, считает г-н Шелепов.

Начальник управления интеллектуальных транспортных систем центра компетенций по «Безопасному городу» компании «Техносерв» Артур Рахматуллин напомнил о разработанной в нашей стране концепции БГ, в которой учитывается участие органов власти и есть детальное описание технических средств реализации проектов. Он полагает, что если в процессе реализации реальных проектов БГ не удается достичь синергии, а, напротив, между многочисленными участниками возникают разногласия, то это скорее всего означает, что они действовали в разрез с этой концепцией.

По высказываниям других участников дискуссии можно сделать вывод, что упомянутой концепции явно недостаточно, более того, организация должного взаимодействия участников проектов БГ требует корректировки федеральных законов. Кроме того, как отметил директор по продажам компании ITV|AxxonSoft Андрей Христофоров, законодательной базы не хватает и для развивающейся (исподволь) в проектах БГ сервисной модели, например для легальной возможности передавать какому-либо концеденту в рамках проекта БГ право зарабатывать на услугах БГ с тем, чтобы тот разрабатывал готовые сервисы для заинтересованных клиентов, включая спецслужбы.

Технических инструментов для реализации проектов БГ, считает г-н Шелепов, на рынке сегодня предостаточно, много реализуется интересных НИОКР, которые проводят производители таких инструментов. Но если не будет законодательной поддержки реализации проектов БГ, эти инструменты останутся невостребованными даже при благоприятной финансовой ситуации (не говоря уже о нынешней).

Сегодня, поделился г-н Шелепов, муниципальные структуры, случается, запускают проекты БГ под давлением с федерального уровня и порой находится неформальный лидер, вокруг которого проект закручивается, т. е. позитивный опыт БГ во многом является результатом проявления доброй воли участников на местах, а не продуманной единой утвержденной стратегии.

Проекты БГ, согласно наблюдениям г-на Христофорова, неплохо стартуют и развиваются там, где, несмотря ни на что, удается наладить межведомственное взаимодействие, собрать межведомственную группу энтузиастов, в которую не из-под палки включаются, как он выразился, «недоигравшие мальчики», которые хотят получить от проекта какой-то свой, персональный профит. В целом же стимулов у городских властей на местах строить БГ, по его мнению, сегодня нет.

При отсутствии федерального финансирования при одновременном нажиме сверху власти на местах часто запускают частичные решения БГ, приносящие коммерческую прибыль (вроде фотовидеофиксации), и за их счет финансируют следующие этапы проектов.

Но эта схема, как показывает практика, применима только в больших городах (да и там не всегда срабатывает). В небольших же городах через два — три месяца доходы от фотовидеофиксации резко падают, поскольку граждане элементарно запоминают места, где установлены средства фиксации, и начинают там вести себя должным образом.

Кроме того, есть и юридические ограничения для развития проектов БГ по такому сценарию. Структура, которая берет на себя роль балансодержателя системы фотовидеофиксации, должна юридически быть связанной с властным ведомством, т. е. такую систему неправомочно создавать за деньги частных инвесторов.

В то же время, как настаивает г-н Шелепов, нельзя превращать проекты БГ в бизнесовые, поскольку следуя за выгодой бизнес может игнорировать задачи безопасности, если будет снижаться доходность от вложений в проект. Упомянутые выше (и другие не упомянутые) примеры коммерциализации решений БГ являются, как он считает, вынужденными, и к конкурсам, в которых безопасность превращается в бизнес, относятся сегодня очень требовательно.

Однако, как отметил глава представительства компании Kaba в России и СНГ Олег Никулин, наша страна пока просто не дошла до той стадии развития БГ, на которой становится ясно, как на этих проектах можно зарабатывать, не поступаясь безопасностью. Уже сегодня есть примеры успешной монетизации в рамках проектов БГ, на которых нужно учиться находить баланс частного предпринимательского и государственного интересов.

В качестве такого примера он привел сервис Яндекс.Пробки. С одной стороны, он помогает оптимизировать транспортные потоки в городе, а с другой косвенно управляет транспортом, что в городах является прерогативой муниципальных властей. С одной стороны, коммерческая компания делает полезное дело, с другой — вторгается в ведомственные функции. Грань тонкая, но находить и не переходить ее нужно.

Г-н Христофоров считает, что коммерческим структурам вполне можно поручать обслуживание технических средств в рамках БГ, оставив функции управления в руках руководства регионов, ведомств, муниципалитетов, выступающих заказчиками БГ.

Что же касается эффективности проектов БГ, то сложно оценивать ее в деньгах, поскольку цель этих проектов заключается в том, чтобы делать жизнь людей комфортнее, а главное — безопаснее. Поэтому ее, эффективность, в данном случае характеризуют в таких понятиях, как раскрываемость преступлений, сокращение ДТП, снижение смертности, предотвращение и уменьшение числа техногенных чрезвычайных ситуаций... Создание же интегрального показателя эффективности БГ — от оценки состояния дорог до оценки уровня общей культуры граждан — задача сложная, но весьма полезная. Однако ее решение, увы, дело не нынешнего дня.

Версия для печати