Сегодня проект программы «Цифровая экономика Российской Федерации», подготовленный Министерством связи и массовых коммуникаций по поручению главы правительства, можно найти в открытом доступе. Программа рассчитана на период до 2025 г. Она еще не утверждена президентом РФ и возможно будет оцениваться, критиковаться, менять свои очертания. Самое время высказывать свои мнения о документе. Они уже и высказываются. Так, на совещании рабочей группы «Честная и эффективная экономика» в рамках Общероссийского народного фронта один из экспертов заметил по поводу программы Минкомсвязи: «Экономика сначала должна быть экономной, а потом уже цифровой». В этой шутливой форме было точно сформулировано критическое отношение к документу, разделяемое большинством участников встречи. На мой взгляд, с точки зрения «экономной экономики» критику предложенного проекта можно вести как минимум по следующим пунктам.

1. В исходном определении «цифровой экономики» не обозначена собственно экономическая составляющая. «Экономический уклад, характеризующийся переходом на качественно новый уровень использования информационно-телекоммуникационных технологий» — так определена цифровая экономика в документе. Но что дает стране и людям новый, цифровой экономический уклад? Каковы конечные цели создания и использования ИТ? Казалось бы, они очевидны: рост производительности труда, экономия ресурсов, снижение себестоимости, в конечном счете — появление на рынке более дешевых и доступных товаров и услуг вместе с ростом их качества. Ради этого и внедряют новые ИТ на каждом предприятии и в каждом отдельно взятом бизнесе. Но на масштабы национальной экономики в целом эта целевая установка не перенесена: вопрос об экономической эффективности предложенной программы в документе не рассматривается и собственно экономических целевых показателей (таких, например, как ВВП или ВВП на душу населения) в нем нет.

2. Не дана оценка ресурсов, необходимых для достижения заявленных целей. Когда руководитель или собственник предприятия задумывается о внедрении новой информационной системы или о замене устаревшей техники на более производительную, один из первых вопросов, которые он себе задает: во что мне это обойдется? Второй вопрос: откуда и сколько я смогу привлечь средств без риска похоронить бизнес в долгах? Есть ли у меня реальная возможность провести столь радикальное обновление предприятия? В какие сроки? Какие шаги я могу предпринять сегодня, а какие — через год-другой? Но в программе Минкомсвязи не обозначены и не обоснованы требуемые объемы и источники финансирования. Нет указаний и на необходимые нефинансовые ресурсы. Соответственно, нет возможности оценить достижимость целей, задач, вех. Не поднята ли планка нереалистично высоко? И наоборот, не занижена ли она? Не от чего оттолкнуться, чтобы понять это.

3. Не предусмотрен баланс вложений и их экономической отдачи. Большинство отдельно взятых предприятий не могут на протяжении восьми лет вкладывать средства в новшества, не получая в течение всего этого времени отдачи от вложений. Инвестиционный проект требует затрат, но если проект успешный — затраты окупаются и предприятие выходит на дополнительную прибыль, которую можно использовать для новых вложений. Эта логика работает для любых инноваций, в том числе для выхода на новый уровень использования ИТ. Умное использование современных технологий позволяет лучше координировать работу всех звеньев предприятия, а значит — снижать издержки и потери в процессе производства товаров и услуг. ИТ помогают также более точно попадать в потребности рынка и тем самым — снижать характерные для «доцифровой» эпохи затраты на маркетинг. Чем ниже себестоимость — тем выше прибыль при тех же продажах. И тем выше продажи, если разделить полученный выигрыш с покупателем и снизить цены. В конечном счете — снова выигрыш в прибыли. Вот этот выигрыш и становится источником новых инвестиций в последующее развитие предприятия. Источник для инвестиций в следующий шаг, в достижение следующей вехи. Должна ли эта логика стать иной, когда речь заходит о национальной экономике в целом, о совокупности всех ее предприятий и рынков? Вряд ли. Но в предложенной программе — ни слова о конкретной оценке прироста ресурсов для последующих шагов за счет реализации более ранних задач и вех.

4. Не обозначена связь заявленных целей с уровнем национальной экономики в целом. Отчасти возвращаясь к первому пункту критики проекта: неясно, как именно, когда и какими путями достижение заявленных в программе целей обеспечит рост производства товаров и услуг в стране и рост их доступности для граждан. А не в этом ли цель экономики и любых ее укладов в государстве, объявившем себя социально ориентированным? Не в этом ли источник доверия и поддержки обычных людей, без которого вязнут любые инициативы сверху?

5. Обнадеживающее обстоятельство. Проектом Минкомсвязи предусмотрена система управления реализацией программы, предполагающая в том числе рассмотрение и утверждение предложений по ее изменению по ходу претворения в жизнь. Идея о том, что исходно утвержденный документ не станет догмой, что программа может и должна трансформироваться по ходу ее исполнения — оставляет надежду, что многое будет поправлено и прояснено. Особенно если удастся на деле включить в управление программой не только представителей власти, но и людей, способных заинтересованно и компетентно формулировать позицию от имени бизнеса, общества, научно-образовательных сообществ. И все мы выиграем, если будут наконец учтены предложения независимых экспертных групп и альтернативные варианты программы построения цифровой экономики в стране. Будем надеяться, что первый неумелый шаг министерства не закроет возможности научиться ходить, делая следующие шаги.

Версия для печати