НовостиОбзорыСобытияIT@WorkРеклама
Государство и ИТ:

Блог

ЕРРП: где остальные заявки?

Продолжаем следить за ходом формирование Единого реестра российских программ (см. предыдущий пост – Первые три члена Единого реестра российских программ (ЕРРП))

Напомню ход процесса.

12 января Минкомсвязи сообщило о получении "с начала года" более 100 заявков.
22 января были опубликованы 26 зарегистрированных заявок (обратите внимание: "получение" и "регистрация" – это два разных этапа, на процесс регистрации отводится 10 рабочих дней)
1 февраля первые три продукта получили статус "достоин быть в Реестре" (23 – в статусе "зарегистрированные заявки")
3 января число зарегистрированных увеличилось до 36-ти, правда, почему у новых заявок поле "дата регистрации" вовсе не заполнено, и есть еще странная запись под названием "тест".



Но вот вопрос: что же стало с остальными из "более 100"? Куда они делись?

По этому поводу я написал запрос в пресс-службу МКС



И получил через пару дней такое ответ.



Итак, фирксируем: есть некоторый "закрытый процесс" от подачи до регистрации, длительностью в 10 рабочих (!) дней. Кто подавал и каковы причины отказов в регистрации – не известны.

Отсев на 1-м этапе составил более 74%. На мой взгляд, многовато.

По поводу того, как будет реализовываться "открытость" работы Экспертного совета, ответа от МКС не получено.

Кроме того, по теме появился еще такой пост в ECM-Фейсбук-группе:



Хочу обратить внимание, что никаких "заявочных документов" (а как раз в них содержится информация о том, насколько заявленные продукты соответствуют требованиям, в том числе по поводу наличия "иностранных агентов") в открытом доступе не публикуются. Об этом заблаговременно позаботились в Правительстве, про закрытость этой информации сказано в явном виде в утвержденных ими правилах.

О том же, что требования Реестр по определению "5-го пункта" будут легко обходиться с помощью "прокладок" (перерегистрация компания, использование  промежуточных юрлиц) говорилось еще летом 2014 года, причем говорила об этом Наталья Касперская в Госдуме, приводя конкретные зарубежные примеры (в частности, Китая). Все это было заранее известно, что мы и будет, наверняка, наблюдать на данном конкретном примере.

Еще у меня состоял частный обмен мнениями по теме как раз определения национальной принадлежности "заявителей со специалистом-юристом. Он высказал такое мнение:

Безусловно, существует некоторое количество путей обхода установленных
законом ограничений на включение в Реестр и на государственные закупки.
Однако, похоже, во всех случаях обход таких ограничений приводит к
увеличению доли прибыли, оставляемой правообладателями в России. Таким
образом, требования, связанные с Реестром отечественного ПО прямо (при
соблюдении требований закона) или косвенно (при обходе таких требований)
приводят к локализации расходов на разработку ПО в России. А это явный
плюс
.

Мне лично не очень понятно, как "увеличение цепочки" приводит к "повышению того, что остается на разработку". По моим расчетам, все ровно наоборот.

Увеличение цепочки, приводит к увеличение "накладных расходов" на поддержку цепочки (нужно создать "прокладки", нужно их поддерживать). Эти расходы выполняются за счет как раз российской составляющей. Вспоминаем "закон сохранения" – если где-то прибыло, то где-то – убыло. Убыло как раз из денег, которые идут на поддерждку реальной деятельности российской составляющей разработки ПО.

Вывод (который был сформулирован давно – модель процесса была известна давно): формирование Реестр ведется за счет российских разработчиков, увеличивая их "накладные расходы".