Отмена льгот по платежам в пенсионный и социальные фонды для части софтверных компаний ударит не только по отрасли и ее экспортному потенциалу, но и негативно отразится на совокупных поступлениях в бюджеты разного уровня и в государственные фонды. Кратковременное и совсем незначительное по масштабам России увеличение доходов пенсионного и социальных фондов с лихвой будет перекрыто сокращением налоговых платежей (прежде всего, НДФЛ). Такой вывод сделан на основе опроса софтверных компаний, проведенного экспертами ассоциации «РУССОФТ».

В подготовленных правительством предложениях предполагалась пролонгация льгот только для тех компаний, решения которых попали в государственный реестр отечественного ПО, либо услуги которых были привязаны к ПО, находящемуся в Реестре. В результате в большой степени льгот могли лишиться многие разработчики заказного программного обеспечения и центры разработки зарубежных корпораций.

Ассоциация «РУССОФТ» провела блиц-опрос, в котором приняло участие 9 компаний (6 сервисных компаний и 3 центра разработки зарубежных корпораций). Они дали собственные прогнозы изменения показателей их оборота и экспорта в случае повышения ставки отчисления в страховые и пенсионный фонды с 14% до 30%.

Итоги блиц-опроса следующие. Все опрошенные компании предполагали сокращение персонала: 5 компаний ожидали потерю от 12% до 20% штата, 2 компании — от 40% до 50%, и две — предположили закрытие своего бизнеса в России. Предполагаемые потери персонала связаны с несколькими причинами: перевод части сотрудников за рубеж; закрытие центров разработки из-за повышения цены на свои услуги и снизившейся конкурентоспособности; добровольное увольнение сотрудников из-за отсутствия возможности сохранения (или повышения) зарплаты.

Расчет показал, что при сокращении штата (в среднем на 44%), отчисления в пенсионный и страховые фонды в первый год после перехода к ставке в 30% (в настоящее время льготы предполагают 14%) возрастет суммарно на 20-25%. Формально цель Минфина будет достигнута, если думать только о пополнении государственных фондов страхования.

Однако расчеты показывают, что цена окажется слишком высокой, подчеркнули в Ассоциации.

Если смотреть только на прямые последствия для «Консолидированного бюджета и бюджетов государственных внебюджетных фондов», без учета негативного влияния на отрасль и всю экономику России, то возникнут не дополнительные доходы, а вполне ощутимые потери. При дополнительном доходе пенсионного и страховых фондов в $2 млрд. в первый год применения ставки 30% для сервисных компаний, совокупные потери бюджетов разного уровня из-за свертывания бизнеса составят $9 млрд. Следовательно, консолидированный бюджет РФ вместе с внебюджетными фондами не получит дополнительные поступления, а потеряет $7 млрд. При этом в последующие годы сокращения штата, скорее всего, продолжатся, что снизит дополнительные доходы пенсионного и социальных фондов и увеличит потери консолидированного бюджета.

Для самой отрасли последствия также будут значительными. Если бы льгот для сервисных компаний не было в 2015 г., то прямые поступления валютной выручки от продаж ПО и услуг по его разработке составили бы не $4,6 млрд. в 2015 г., а $3,7 млрд. (на $1,3 млрд. меньше).

Кроме того, все опрошенные компании предполагают, что сокращение персонала продолжится в последующие годы, а значит, дополнительные поступления в фонды будут стремиться к отрицательным значениям.

По данным «РУССОФТ», в сервисных компаниях в России (за исключением штата зарубежных центров разработки) работает не менее 70-80 тыс. профильных сотрудников. Еще не менее 5 тыс. высококлассных специалистов участвует в исследованиях и разработках, которые проводят российские центры R&D зарубежных компаний. Отмена льгот для сервисных компаний и центров R&D зарубежных компаний приведет к тому, что до 30 тыс. специалистов будут вынуждены искать новую работу. Часть из них будет сокращена, часть будет искать лучшие условия работы, часть переведена в зарубежные центры разработки. Скорее всего, большинство из них найдет новую работу, но, по крайней мере, несколько тысяч владеющих иностранными языками лучших специалистов будут трудоустроены за рубежом. Это огромные потери и для индустрии, и для экономики России в целом.

Дополнительно к потере экономики от снижения валютных поступлений и от недополучения НДФЛ, необходимо учесть деградацию технологического уровня индустрии от потери возможности трансфера технологий из компаний с зарубежным капиталом и из-за отъезда или вывода сервисными компаниями наиболее квалифицированного персонала из России за границу. К этому добавится риск прихода на российский рынок проектных разработок зарубежных конкурентов (Индия, Вьетнам, страны Восточной Европы).

Приведенные выше результаты расчетов подтверждают данные опросов, проводимых ассоциацией «РУССОФТ», в которых ежегодно участвует 120-140 софтверных предприятий. Абсолютно все показатели деятельности компаний оказались выше у тех, которые пользуются льготами. Например, по итогам 2015 г. совокупный оборот опрошенных компаний, имеющих льготы, составил $1,4 млрд., увеличившись за год на 16%. Этот же показатель у компаний, указавших, что льготами они не пользуются, снизился на 26% до $0,16 млрд.

В 2016 г. примерно 60% опрошенных компаний (как сервисных, так и разработчиков программных продуктов) указали на «Предоставление налоговых льгот (включая льготы по страховым взносам)» как меру государственной поддержки, имеющую «высокую значимость» для их бизнеса. Эта мера поддержки не значима только для 9-11% респондентов. Естественно, что для разработчиков заказного ПО значимость этой меры выше, хотя и не намного. Влияние других мер государственной поддержки оценена респондентами намного ниже.

«Стремление правительства снизить размеры трансферов Минфина в фонды социального страхования вполне понятно, но, чтобы последствия не были негативными, важно понимать особенности софтверной отрасли, а также то, какое значение она имеет для всей экономики», — отметил президент ассоциации «РУССОФТ» Валентин Макаров.

Прежде всего, чиновники, скорее всего, недооценивают то, что, не имея привязки к дорогостоящим основным фондам, софтверные компании очень оперативно реагируют на изменение ситуации. Они могут сократить штат сотрудников из-за снижения конкурентоспособности, учредить за рубежом новую компанию, которая будет платить налоги в другой стране, перевести своих специалистов в дочерние структуры, которые расположены за рубежом. Важно понимать, что софтверная отрасль еще только развивается и является для консолидированного бюджета страны и различных страховых фондов значимым источником пополнения средств лишь в перспективе. Потому нужно поддерживать ее рост, который не прекращался даже в не очень благоприятных условиях (в кризис 2009 г. и в условиях применения антироссийских санкций 2014-2015 годов). Как бы ни осуществлялись расчеты, сложно сомневаться, что софтверная отрасль обеспечила за последнее десятилетие существенный рост (на порядок) как налоговых поступлений, так и притока валюты в страну.

Можно предположить, что ограничение круга компаний, для которых планировалось сохранить льготы по страховым взносам, связано с недооценкой значимости компаний, действующих в модели разработки заказного ПО (сервисная модель бизнеса). Однако именно с нее начался выход российских софтверных компаний на зарубежные рынки, именно этот сегмент индустрии разработки ПО растет сейчас быстрее сегмента программных продуктов и дает более 60% всех зарубежных продаж ИТ-индустрии (общий объем зарубежных продаж российских ИТ-компаний из Российских офисов и с позиции своих зарубежных филиалов составил в 2015 г. $6,7 млрд).

Опыт работы на зарубежных заказчиков помогает создавать впоследствии собственные тиражируемые решения. Значительная часть стартапов в области ИТ создана бывшими сотрудниками сервисных компаний или центров разработки зарубежных корпораций в России. Они осуществляют прямой трансфер технологий в новые компании и переносят в них свой бесценный опыт корпоративного управления, управления качеством и проектной деятельностью. Россия не продает дешевую рабочую силу в рамках сервисной модели, поскольку зарплата российских программистов в среднем выше, чем в конкурирующих с ней странах. При высоких затратах на персонал, отечественные компании специализируются в нише сложных наукоемких проектов.

Возможно, недооценка сервисной модели связана с незнанием того, что такие компании, как HP и IBM, являются в большой степени сервисными, а мировым лидером по предоставлению ИТ-услуг является не Индия, а США.

Ассоциация «РУССОФТ», понимая серьезность проблемы с наполнением пенсионного и социальных фондов, предложила другое ее решение — лучшее администрирование процесса предоставления льгот и проверку соответствия требований, предъявляемых к их получателям. Эти меры скорее приведут к достижению поставленных целей, чем отмена льгот для части компаний.

Эксперты ассоциации определили, что льготами пользуется большое количество компаний, которые к софтверной отрасли не относятся. По информации Минкомсвязи, которая базируется на данных ФНС, в 2014 г. льготой пользовалось 2172 организации. По данным «РУССОФТ», в России не менее 3200 софтверных компаний, но вряд ли более 3500, а льготы из них имеет 40-45% (так показывают результаты опроса в последние годы), а это не более 1575. По данным ФНС, совокупная выручка компаний, пользовавшихся льготой по итогам 2014 г. составила ₽666 млрд. (или $17,5 млрд). По данным РУССОФТ, совокупный оборот софтверных компаний России достиг в 2014 г. примерно $12 млрд.

Кроме того, если судить по налогу на доход физических лиц, выплаченному аккредитованными при Минкомсвязи компаниями, который составил ₽23 млрд. (ставка 13%, а средняя зарплата разработчика ПО составляла в России около ₽70 тыс. в мес.), то получится, что в компаниях, имеющих льготы, работает 210 тыс. чел. По данным «РУССОФТ», профильных сотрудников российских софтверных компаний, работающих в офисах в России, в 2015 г. было не более 120 тыс.

Ассоциация «РУССОФТ» как отраслевая саморегулируемая организация, готова помочь в администрировании процесса предоставления льгот, поскольку заинтересована в том, чтобы компании, не относящиеся к софтверным, не пользовались льготами и не дискредитировали тем самым такую важную меру поддержки высокотехнологичной отрасли.

Пресс-релиз

Версия для печати