“Нужно сделать так, чтобы из кризиса мы вышли более умными, обогащенными новыми идеями и планами”, — заявил в своем выступлении на недавнем форуме компании SAS заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, академик РАН Абел Аганбегян. Встреченный аудиторией с огромным интересом, этот доклад лишний раз показал, что при всем могуществе современных инструментов бизнес-анализа в экстремальных ситуациях как никогда востребована личная точка зрения опытного и квалифицированного эксперта.

Заявив о том, что наша страна в своей современной истории знавала и более тяжелые кризисы, и призвав не драматизировать нынешнюю ситуацию сверх меры, Абел Аганбегян тем не менее усомнился в доминирующей у российских властей уверенности в том, что мы задеты этим бедствием в меньшей степени, нежели США и другие развитые страны. Ведь если в этих странах объем фондового рынка снизился в два раза, то в России произошло его четырехкратное падение. В нашей стране, к счастью, есть большая “подушка безопасности”, однако выделяемые из нее средства на поддержку отечественных предприятий и банков (5,9 трлн. руб.) составляют 13,6% ВВП, в то время как в США — это 5%, а в Европейском Союзе — 10% ВВП. Российский ЦБ долгое время концентрировал усилия на борьбе с инфляцией и ограничивал объем денежной массы. Это привело к тому, что наши предприятия чересчур активно брали кредиты в зарубежных банках, причем немалая их часть (около 160 млрд. долл.) носит краткосрочный характер, а значит, погасить их будет крайне тяжело.

По мнению г-на Аганбегяна, в отличие от дефолта 1998 г. последствия нынешнего кризиса будут очень тяжелыми, а выход из него более мучительным с депрессией и стагнацией. Нижняя точка придется на лето 2009 г., после чего непростые времена продлятся еще года два. Уже в 2008 г. рост ВВП составит 6,8% вместо планировавшегося 7,8%, инфляция 14% (вместо 11%), инвестиции увеличатся всего на 10% (в прошлом году на 21%). В следующем году рост ВВП не превысит 5%, причем в промышленности он составит 3%, а в добывающих отраслях вполне вероятно снижение: уже в нынешнем году добыча нефти сократится на 5%.

Что же делать? Разумеется, болезнь носит общемировой характер, и реформирование мировой финансовой системы, время от времени порождающей “раздувание пузырей”, как считает академик, неизбежно произойдет. А компаниям нужно подумать о сокращении затрат. Впрочем, как заметил г-н Аганбегян, обычно, не мудрствуя лукаво, начинают с увольнения людей: Сбербанк уже объявил о предстоящем в течение ближайших нескольких лет сокращении 70 тыс. из 270 тыс. работающих там сегодня сотрудников. По мнению академика, в нашей стране некоторые предприятия могут довольно безболезненно уволить половину штатного состава.

Еще одна рекомендация: пересмотреть портфель своих продуктов и услуг, избавиться от тех, что не пользуются спросом, и усилить маркетинг остальных. Полезно бывает провести децентрализацию, выделив ряд направлений бизнеса и пустив их в “автономное плавание”: сама экономическая среда произведет естественный отбор. Компаниям, проводившим разумную стратегию и не попавшим в кредитную ловушку, самое время использовать финансовые ресурсы на покупку подешевевших активов своих конкурентов.

Коснувшись того, какие продукты и услуги наиболее востребованы в период кризиса, академик Аганбегян к радости многих игроков ИТ-рынка отметил, в частности, что особым спросом в такие времена пользуются консультации.

Версия для печати (без изображений)