Этот вопрос стал одним из ключевых предметов дискуссии на состоявшейся 4 декабря очередной Всероссийской конференции “Информационные технологии в энергетике”. Организатор мероприятия компания AHConferences во второй раз собрала руководителей бизнес- и ИТ-подразделений крупнейших предприятий отрасли, чтобы они могли не только ознакомиться с опытом создания корпоративной ИТ-архитектуры и ИТ-стратегии, но и в живом разговоре обсудить наиболее волнующие их проблемы, особенно связанные с нынешней кризисной ситуацией.

Рассказывая о перспективах развития энергетики на ближайшие годы, генеральный директор компании “СБСистем” (КЭС-Холдинг) Денис Кириенко выделил несколько трендов, которые, с его точки зрения, позволят повысить значимость ИТ в данной отрасли. Ссылаясь на прогнозы аналитиков, он в первую очередь отметил, что в 2014—2015 гг. зарплата сотрудников в российской энергетике сравняется с европейской. Кризис, естественно, несколько повлиял на эту тенденцию роста, но она, тем не менее, остается в силе. Однако при этом производительность труда у нас не соответствует европейской, порой отставая до трех раз. К примеру, если ту же станцию по выработке электроэнергии у нас обслуживает около 800 человек, то в Европе — всего 250. И здесь, по мнению Дениса Кириенко, для ИТ открываются большие перспективы, поскольку российской энергетике потребуются эффективные ИТ-инструменты для управления.

Второй тренд говорит о том, что к 2014 г. российские цены на электроэнергию также могут сравняться с европейскими, что может существенным образом повлиять на конкурентоспособность отрасли. Чтобы избежать этого, необходимо оптимизировать деятельность отечественных энергетических компаний, что, как считает Денис Кириенко, также повысит спрос на ИТ.

Среди других факторов, которые могут повлиять на развитие ИТ, он выделил проблемы со строительством новых станций. После реформы РАО ЕЭС летом этого года все генерирующие компании вынуждены делать серьезные инвестиции в строительство, и поэтому на них не мог не сказаться финансовый кризис, который повлек за собой замедление темпов, а порой и вообще остановку строительных проектов. Существенно и то, что в Европе сейчас строительство мощностей обходится дешевле, чем в России. Причины просты: дороговизна оборудования для новых станций у нас обусловлена таможенными пошлинами и расходами на транспортировку, а кроме того, нужны дополнительные затраты на обучение персонала.

Таким образом, все эти обстоятельства говорят о том, что роль ИТ в будущем должна только возрасти. “Энергетика отрасль интересная, — подчеркнул Денис Кириенко. — Кризис по ней ударил не так сильно, как по другим отраслям. И сегодня, я надеюсь, роль ИТ повысится, а ИТ-руководители смогут не только укрепить свой авторитет, но и помочь усовершенствовать бизнес-процессы и повысить эффективность деятельности всей компании”.

Однако, по мнению большинства участников конференции, дела в сфере ИТ в энергетической отрасли складываются не так радужно. К их большому сожалению в настоящее время ИТ-отделы по сути занимают место вспомогательного технического подразделения, обслуживающего бизнес, а их руководители находятся в подчинении либо у заместителя генерального директора по развитию, либо у зама по финансам, а иногда даже у замдиректора по сбыту, т. е. во втором уровне иерархии. Как отметил Денис Кириенко, сегодня ИТ лишь позволяют собирать информацию, которая предоставляется менеджерам и другим людям, принимающим решения. “Но реально в глазах обычных сотрудников мы являемся теми, кто отвечает за мышки с ковриками, то есть за то, что они видят у себя на рабочем столе”, — констатировал он.

Еще более резкую оценку дал генеральный директор компании “Стек” Александр Копылов, который считает, что ИТ всегда являются следствием и все попытки поставить их впереди производства или бизнес-процесса ни к чему хорошему не приводят: “Своим сотрудникам я говорю очень просто — мы сфера обслуживания, мальчики и девочки по вызову. ИТ ни за что реально не отвечают, кроме как создают иллюзию в головах топ-менеджеров, что они получают надежную информацию из одной большой красной кнопки”.

В качестве рецепта для выхода из сложившейся ситуации был предложен набор средств, который, как представляется, получает огласку практически на каждом мероприятии с участием ИТ-директоров в последние годы. Это и умение CIO вести разговор на языке бизнеса, и необходимость возложить на себя больше ответственности, и способность “воевать” за ресурсы внутри компании, объем которых обычно ограничен.

Кроме того, по мнению Дениса Кириенко, в условиях кризиса руководители ИТ-департаментов должны научиться устанавливать партнерство с бизнесом, чтобы иметь возможность пользоваться его ресурсами, добиваться большей гибкости в процедурах закупки, заключать рамочные контракты, проводить переговоры с вендорами, которые могут финансировать закупку своего же оборудования или программных продуктов. “И вообще ИТ-руководитель должен понимать, откуда он может взять деньги. Я считаю, что сейчас не разбираться в экономике означает ставить крест на своих ИТ-проектах”, — подчеркнул он.

Вместе с тем у такого подхода нашлись и противники. Так, Александр Копылов считает, что необходимо обязательно учитывать аффилированность ИТ-структур по отношению к бизнесу. По его мнению, они далеко не всегда предлагают эффективное решение. Более того, он полагает, что нельзя навязывать бизнесу свою точку зрения: “Я не должен объяснять бухгалтеру или экономисту, почему нужно считать или делать именно таким образом. Наоборот, это они должны объяснить мне свой техпроцесс. И вообще когда бизнес не готов к автоматизации, он не всегда воспринимает предлагаемые ему решения”.

Так что, как видно, сегодня нет полного взаимопонимания не только между бизнесом и ИТ, но и между самими ИТ-руководителями.

Версия для печати (без изображений)