Ленты информационных агентств приносят все новые сообщения, свидетельствующие о развитии кризисных явлений в экономике вообще и ИТ-отрасли в частности. Компании сокращают расходы, увольняют персонал, реструктуризируются и даже банкротятся, причем под удар попадают не только непрофильные бизнес-направления и рассчитанные на перспективу исследовательские проекты, но порою и сборочные заводы в “дорогих” с точки зрения налогов и социальной ответственности работодателей перед наемными работниками странах. Чтобы представить развитие ситуации в России, мы провели очередной опрос читателей PC Week/RE. В числе наших респондентов оказались представители сегмента СМБ (56,2%), госорганизаций (28,7%) и крупного бизнеса (15,1%).

Теперь уже очевидно, что в недавнем прошлом один из самых перспективных, а сегодня нестабильный российский рынок вынуждает и руководителей российских структур думать прежде всего о сохранении бизнеса. В связи с этим неудивительно, что 80,8% наших респондентов (см. диаграмму 1) среди основных мер по противостоянию кризису назвали сокращение уровня издержек. Не удивляет и сама цифра с учетом того, что всего два месяца назад по результатам другого нашего опроса 43,6% компаний ещё не ощущали никаких проявлений кризиса на себе, а 30,7% респондентов заявили тогда, что только присматриваются к ситуации, но ничего не предпринимают. Сегодня таких “ничего не предпринимающих” только 1,8%!

Каким же образом компании намереваются сокращать свои издержки? В результатах опроса вполне равномерно представлен весь основной набор инструментов (см. диаграмму 2). Однако мы ожидали, что цифры будут несколько выше, поскольку в данном случае, казалось бы, целесообразно использовать все возможные способы и каждый мог отметить “галочкой” несколько пунктов в опросной форме. Тем не менее большинство наших респондентов, похоже, ограничивается пока лишь отдельными мерами. При этом оптимизацией бизнес-процессов занялись далеко не все компании — только чуть больше половины. На фоне публичной констатации того факта, что в условиях растущего рынка многие российские предприятия не слишком задумывались о своей эффективности и нередко даже не прописывали свои бизнес-процессы, полученный результат заставляет призадуматься. Впрочем, тут можно усмотреть и положительный момент: если бы процент занявшихся оптимизацией был выше, очевидно, увеличился бы и процент тех, кто сообщил о сокращении части персонала. Пока таковых оказалось 37,9% (в ноябрьском опросе было 14,9%) — цифра и так высока, хотя и не позволяет судить о масштабах увольнений.

Практически половина участников опроса (50,4%) к мерам по выживанию отнесла и активизацию поиска новых клиентов и рынков сбыта. Правда, при этом только 23,2% усиливают маркетинговую и PR-деятельность, поэтому вполне логично предположить, что во многих структурах задачу расширения клиентуры возлагают главным образом на отделы продаж. Интересно, что такой инструмент привлечения покупателей и заказчиков, как снижение цены на продукты или услуги, готовы использовать очень немногие структуры (9,4%), а некоторые (6,7%) даже повышают цены на свою продукцию. Таким образом, на настоящий момент уровень цен, судя по ответам наших респондентов, в целом измениться не должен, что представляется вполне закономерным явлением: никто не хочет отпугивать потенциальных клиентов повышением цен, но и снижение не всегда возможно, а если и возможно, то рассматривается как крайняя мера.

Ответы на вопрос относительно того, на какую категорию потребителей компании ориентируются в первую очередь, неожиданностей не принесли (см. диаграмму 3). Как и следовало ожидать, наиболее приоритетными заказчиками остаются структуры с государственным финансированием (36,1%). С некоторым отставанием и почти в ногу идут частные потребители (22,9%) и крупные коммерческие предприятия (21,1%). А вот малый и средний бизнес, вокруг которого в последние годы было много шума (по крайней мере практически все крупнейшие ИТ-компании успели заявить о включении сегмента СМБ в число приоритетных направлений развития своего бизнеса), в кризисных условиях, очевидно, потерял свою потребительскую привлекательность. И тут удивляться нечему — малые предприятия и до кризиса были наиболее уязвимым звеном в российской коммерческой среде, а уж теперь то…

Как бы то ни было, в общем настрое наших респондентов позитивные нотки пока явно преобладают над негативными (см. диаграмму 4). Хотя почти треть из них не взялась прогнозировать последствия кризиса для себя (и это вполне понятная позиция в условиях нынешней неопределенности), многие указали, что рассчитывают выйти из кризиса с упорядоченными бизнес-процессами и внутренней структурой (37,1%), усиленными рыночными позициями (21,4%), ослабленной кадровой проблемой (20,5%). Только 16,5% респондентов считают, что их компании утратят былое положение на рынке, и еще 19,2% прогнозируют “откат к практике прошлых лет”. Что выбравшие этот вариант ответа имели в виду, можно только догадываться (вариантов не так мало), но на данный момент важнее, пожалуй, то, что процент ответивших подобным образом сравнительно невелик. Будем следить за развитием событий…

Версия для печати (без изображений)