2 марта в Москве прошёл Глобальный инвестиционный финансовый форум (GIFF 2009), собравший около трёхсот участников. Интерес к нему в период финансового кризиса достаточно очевиден. Впервые за многие годы я увидел, что в большом конференц-зале не хватило мест и люди вначале слушали пленарные доклады стоя вдоль стен. Затем в конце зала поставили пять дополнительных рядов кресел, и проблема была решена.

О кризисе написано и сказано очень много, и трудно услышать что-то новое. Наверное, участников форума привлекли известные имена выступавших, позиция которых имеет важное значение для финансовой политики страны. Но ни Аркадий Дворкович, помощник президента РФ, ни Алексей Кудрин, заместитель председателя правительства РФ, ничего особо нового не сказали. Г-н Дворкович говорил о необходимости повышении в первую очередь эффективности экономики и органов власти. (Я, например, оцениваю эффективность власти по времени прохождения в ней различных документов. По сравнению с советской бюрократией эффективность нынешней упала в три раза, ровно во столько же раз выросло и число самих чиновников. Так что резерв здесь громадный.) Важными условиями выхода из кризиса он назвал доверие населения к действиям государства и открытость государства для диалога с обществом, выработку совместных решений. Последнее пока явно относится к благим пожеланиям.

Большую часть своего выступления г-н Кудрин посвятил анализу экономической ситуации в США, дефицит бюджета которого достигнет в этом году 1750 млрд. долл. (более 12% ВВП). Рост кредитов в США за последние 18 лет вдвое превышал рост ВВП, поэтому сейчас мы наблюдаем коррекцию. Выход из кризиса связывается им с оживлением частного спроса и на его стимулирование должны быть нацелены меры, предпринимаемые государством. Для этого министра выход США из кризиса на фоне имеющихся в обществе серьёзных упрёков в том, что не вкладывались деньги в развитие отечественной промышленности и инфраструктуры, вопрос принципиальный, поскольку чем хуже ситуация в США, тем больше аргументов в пользу его полной несостоятельности. “Сегодня мы живём в интересное время, будет о чём вспомнить потом” — философски заметил он.

Уильям Роуз, президент и генеральный директор Ситибанка и заместитель председателя правления Citigroup, в основном оправдывался, рассказывая о том, что за полгода до кризиса он говорил о кризисе на встрече финансистов в Сингапуре, опубликовал предупреждающую статью в FT, но все были в состоянии эйфории и проигнорировали его предупреждение. Сейчас ВВП США упал на 6,2%, безработица составляет 7,6% и к концу года может достичь 9% — это худший результат за 30 лет. По его мнению, на предыдущей встрече “Большой двадцатки” (G20) были сформулированы важные принципы, которые состоят в умном регулировании деятельности финансовых органов. Теперь на следующих заседаниях эта риторика должна привести к реальным действиям. Он напомнил, что такие организации, как ВТО и Всемирный банк, появились в ответ на Великую американскую депрессию.

Самым примечательным оказалось выступление экономиста Ричарда Ку, советника в офисе премьер-министра Японии, занимающегося анализом кризисных явлений. Нас долго убеждали, что случившийся кризис уникальный и ничего подобного ранее не было. Разумеется он уникален по своей глобальности, но г-н Ку убедительно показал, что в 90-х годах Япония пережила очень похожий кризис, произошедший из-за спекулятивного роста цен на коммерческую недвижимость, когда цены на неё упали на 87%. Страна выходила из этого кризиса 15 лет, не допустив при этом падения ВВП. Сейчас в плане Барака Обамы учтён этот опыт Японии. США из-за кризиса уже потеряли 10 трлн. долл. Нынешняя ситуация определяется тем, что нет живых активов, так как не осталось потока наличности — деньги уходят на оплату кредитов, а новые кредиты в такой ситуации никто не берёт. Образовалась пробка. В таких случаях должно вмешиваться государство, которое в это время может заниматься инфраструктурными проектами, правительство должно тратить деньги, давать госзаказ в частный сектор, подписать общественный договор с населением. Дефицит госбюджета может длиться достаточно долго, повышение налогов в этой ситуации не поможет. По поводу адекватности планов Обамы г-н Ку высказал два опасения: во-первых, он очень сомневается, что США удастся сократить бюджетный дефицит в два раза в 2015 г. до 550 млрд. долл. и за два года выйти из рецессии, а, во-вторых, чтобы реализовать план Обамы, необходимо сначала отобрать нужные проекты. Поскольку все проекты имеют весьма разное значение для разных штатов страны, то согласование потребует времени и вряд ли план Обамы начнёт действовать в ближайшие десять месяцев. За это время важно не допустить коллапса экономики.

Наиболее интересным был доклад СЕО ИД “Комерсантъ” Дмитрия Кудрявцева о том, каким образом будут развиваться медиа-технологии и технологии коммуникаций — то, что придёт на смену сегодняшним медийным средствам. Поскольку нынешней опорной точкой в среде распространения информации является компьютер, читатель пока привязан к нему. Далее, по прогнозу г-на Кудрявцева, будет происходить “утолщение” каналов передачи данных. Их пропускная способность сейчас удваивается приблизительно за три года. Сами узлы сети утолщаются с точки зрения хранения и обработки данных. Появляются новые системы передачи данных, которые не привязаны к конкретному местоположению. В течение ближайших двадцати лет мы будем находиться в полностью однородном поле. При этом медийное поле будет независимо от компьютеров, а субъектом будет человек, потребитель и производитель информации, перемещение которого будет менять конфигурацию Сети, так как за ним будут перемещаться и все его информационные профили. С точки зрения инвестиций — в этой среде уже начинается громадный виток борьбы за рынок конечных устройств. Последние десятилетия пользователь приспосабливался к информационной среде — изучал компьютер, различные приложения и т. п. Сейчас ситуация меняется — будет идти борьба за пользователя, чтобы тому в новой среде было комфортно. Отменится физический носитель, разные CD, DVD, Blu-Ray останутся только в профессиональной сфере. Проще потратить деньги на развитие среды, чем на производство носителей. Полное отслеживание местоположения человека в этой среде потребует полного изменения законодательства — поскольку в любой момент у человека должна быть как возможность идентификации (финансовой, юридической и медийной), так и полной анонимности. Отсюда наиболее интересные вложения — в софт, который позволит это делать. Должно быть изменено и банковское законодательство России, не позволяющее платежи в такой среде. Масс-медиа будет заменён носителем, который мы сейчас не знаем, но свойства его примерно понятны.

В целом же, как мне кажется, GIFF 2009 недоставало хоть какой-либо полемики, поскольку основные докладчики были, так скажем, из одного лагеря.

Звучащие в прессе радикальные утверждения, что текущий кризис обещает изменить структуру мировой экономики и чуть ли не приведёт к краху капитализма, заведомо не оправдаются. Я согласен с мнением, что в лучшем случае этот финансовый механизм будет на совещаниях G20 всего лишь несколько подновлён. Разумеется, в условиях исчерпания сырьевых ресурсов отказ от капитализма и общества потребления неизбежен, но произойдет это, походе, даже не в этом веке.

Если вспомнить историю, то первый серьёзный кризис (кризис перепроизводства), охвативший всё Средиземноморье, случился на Крите в VIII веке до н. э., т. е. 2700 лет тому назад. Тогда меньше других стран пострадала Спарта, в которой были жёсткие ограничения на ввоз предметов роскоши. Сейчас бы это назвали опасным финансовым изоляционизмом. Приходится констатировать, что за эти годы в сфере борьбы с кризисами человечество мало чему научилось.

Версия для печати (без изображений)