Компания InterSystems, присутствующая на российском рынке с 1997 г., долгое время была известна у нас как поставщик постреляционной СУБД Cache (теперь представители вендора предпочитают называть ее объектной СУБД). На этой платформе отечественные разработчики создавали приложения для самых разных отраслей, в первую очередь телекоммуникационной и финансовой. Однако на прошедшей в середине сентября ежегодной конференции компании в центре внимания были медицинские информационные системы. Вряд ли это удивит тех, кто знаком с InterSystems более близко: с момента своего возникновения она активно осваивала данный сегмент, и, как следовало из выступления её исполнительного директора Джона Мак-Кормика, около 80% своего годового дохода (в 2008 г. он составил 264 млн. долл.) получает именно там.

Давая два года назад интервью нашему изданию, г-н Мак-Кормик подчеркивал, что, будучи частной, его компания может развиваться без оглядки на сиюминутные интересы инвесторов и предпочитает финансировать свои разработки из собственных прибылей, не прибегая к внешним заимствованиям. Последнее обстоятельство, несомненно, стало одним из факторов, способствующих устойчивому положению InterSystems в условиях нынешнего экономического кризиса. Другим таким фактором является преобладание в структуре доходов поступлений от услуг поддержки, которые вдвое превышают выручку от продажи лицензий. По мнению г-на Мак-Кормика, все это подтверждает высказанную кем-то мысль о том, что кризис — это такое время, когда деньги просто возвращаются к их истинным владельцам.

Продуктовая линейка компании за последние годы заметно расширилась: в ней наряду с Cache появилась интеграционная платформа Ensemble, BI-инструментарий реального времени DeepSee, система комплексной автоматизации медицинских учреждений TrakCare, купленная в 2007 г. вместе с австралийской фирмой TrakHealth, и HealthShare — платформа для построения единого в масштабах региона или даже целой страны медицинского информационного пространства. Все указанные прикладные системы базируются на объектной СУБД Cache и связующем ПО Ensemble. Это, в частности, позволяет продукту DeepSee выполнять аналитические процедуры, не загружая предварительно данные в специальное хранилище, а манипулируя ими непосредственно в высокопроизводительной БД Cache. Не удивительно, что в продуктовом разрезе более 80% выручки компании приносит именно Cache.

Столь явная фокусировка данного форума на российском рынке медицинских информационных систем (МИС) свидетельствует о том, что платежеспособный спрос на нем есть. Кроме того, как утверждает Джон Мак-Кормик, во время кризиса деньги в первую очередь можно получить от государства или при содействии его руководителей верхнего уровня, отвечающих за те или иные программы. В нашей стране, где система здравоохранения по большей части государственная, оба эти канала финансирования могут иметь решающее значение.

Вот почему с особым интересом было выслушано выступление директора департамента информатизации Министерства здравоохранения и социального развития РФ Олега Симакова, который первым делом заявил, что у его ведомства нет никаких “особых отношений” с компанией InterSystems. В настоящее время ведется выработка перспективной программы информатизации отрасли, одним из элементов которой будет изучение передового зарубежного опыта. Сделать это можно было и на данной конференции, выслушав доклад директора InterSystems по стратегическим проектам в здравоохранении Кристофера Рида, рассказавшего о продолжающемся проекте построения в Швеции национальной системы управления электронными медицинскими картами (National Patient Overview, NPO) на основе продукта HealthShare.

Следует подчеркнуть, что работы в этом направлении Швеция начала еще десять лет назад. Система должна была охватить все округа страны (их 21) с населением 9 млн. человек. Лишь в 2005 г. в четырех округах была обкатана общая ее концепция, а в 2008-м заключен контракт с исполнителями — InterSystems и шведским системным интегратором Tieto. В настоящее время система введена в продуктивную эксплуатацию в одном муниципалитете, а до конца года ею будет охвачен целый округ. В остальных округах NPO планируется развернуть в 2010—2011 гг. Система призвана обеспечить защищенный (с помощью смарт-карт) доступ ко всей медицинской информации о пациенте в любом лечебном учреждении страны независимо от того, где эта информация была получена, и от реального места ее хранения. Последнее связано с тем, что данные не собираются в единое хранилище, а извлекаются из разных источников и консолидируются только в ответ на реальный запрос. Как отметил Кристофер Рид, в данном проекте наряду с чисто технологическими пришлось решать и множество организационных и юридических проблем. В частности, законодательство Швеции запрещало обмен данными о пациентах между различными лечебными учреждениями, и для обхода этого запрета они выработали и подписали отдельный акт (Patient Data Act).

Олег Симаков сообщил, что знаком с проектом NPO, но задачи, стоящие перед Россией, где автоматизация проникла лишь в 20% медицинских учреждений, по своим масштабам не сопоставимы со шведскими. По его словам, департамент информатизации создан в Минздравсоцразвития год назад, и это пока единственная структура такого рода в госорганах федерального уровня. Среди ее многочисленных функций — координация действий министерства по вопросам создания, внедрения, развития и обеспечения функционирования ИС и БД. Кроме того, департамент будет отвечать за создание и эксплуатацию государственной информационной системы здравоохранения, социального развития, труда и защиты прав потребителей. Она призвана обеспечить достоверность и качество медицинской и управленческой информации в области здравоохранения и обязательного медицинского страхования за счет использования в качестве ее единственного источника первичных данных, собранных в электронном виде. С этой целью в ближайшие дни будет объявлен конкурс на разработку так называемого “Системного проекта”, который должен определить содержание конкретных работ, необходимых для создания указанной системы.

Сегодня сформулированы лишь основные принципы ее построения, такие как наследование данных, открытость, расширяемость, совместимость, стандартизация, унификация, сервисно-ориентированная архитектура, а также механизмы защиты персональных данных и разграничения доступа, удовлетворяющие требованиям российского законодательства. Вопросы финансирования до конца еще не прояснены, но скорее всего автоматизация самих лечебных учреждений будет обеспечиваться муниципальными бюджетами. Там, где МИС уже эксплуатируются, их предлагается оставить, а у тех организаций, информатизация которых еще только предстоит, будет две возможности: приобрести решение на коммерческом рынке или взять одно из тех, что пополнят министерский фонд алгоритмов и программ. Министерство готово покупать ПО для этого фонда, но поставщик должен удовлетворить ряд требований, важнейшими из которых являются предоставление исходных кодов и четкой технологии сопровождения и внесения изменений. Желательно также, чтобы МИС, представленные в фонд, имели средства интеграции с наиболее популярными в медицинской отрасли бухгалтерскими пакетами “1С” и “Парус”. Когда я спросил Олега Симакова, допускается ли прием в министерский фонд приложений, написанных отечественными разработчиками на коммерческих платформах, подобных HealthShare и TrakCare, он посетовал, что этот вопрос, как и ряд других, нуждается в дополнительной проработке.

Однако времени на подобные уточнения совсем не много: согласно представленному Олегом Симаковым плану, уже в следующем году предполагается запустить пилотную версию в трех субъектах РФ, в 2012-м — завершить создание системы, а в 2013-м запустить ее в промышленную эксплуатацию.

Версия для печати (без изображений)