Российское подразделение SAP приступает к локализации логистической платформы для учета требований отечественной транспортной отрасли. Запланированный объем инвестиций на этот год составит несколько миллионов евро, и для SAP это второй по размеру капиталовложений проект локализации в России (на первом месте — решения для банковского сектора). Его реализацию будет выполнять центр SAP в Сколково совместно с клиентами компании.

Наталья Парменова, заместитель генерального директора SAP СНГ, объяснила этот шаг уверенностью в том, что ИТ помогут предприятиям сократить расходы на логистику и перевозку грузов: “Поэтому одной из первых в лаборатории SAP в Сколково была создана группа по ИТ-обеспечению логистических процессов. Мы хотим пригласить клиентов к участию в этом проекте, чтобы учитывать их мнение и вести совместную разработку”.

По словам Родиона Шустера, руководителя центра экспертизы транспортной логистики SAP Labs Сколково, речь идет о локализации платформы SAP Transportation Management (TM) и дополнительного функционала для управления складской логистикой, отслеживания грузов, диспетчеризации и т. д. Он отметил, что в России транспортные затраты достигают 20% от ВВП, в то время как в США и Западной Европе — 8,6% и 7,8%, соответственно, а скорость грузовых перевозок у нас более чем в четыре раза ниже, чем в США. “Грамотный подход к распределению активов, точная бухгалтерия и выбор оптимальных маршрутов могут сократить транспортные расходы на величину до 30%”, — считает Родион Шустер.

Проект локализации начнется 1 октября и будет разбит на отдельные функциональные блоки, независимые друг от друга. Каждый этап продлится ровно три месяца. Таким образом, предполагается, что первые результаты появятся в январе 2014-го. После этого каждые три месяца будут выпускаться обновления и расширения.

Важную роль в этом проекте будет играть управляющий совет, в который войдут разработчики из Германии, ответственные за локализацию из России и представители компаний-заказчиков, которые захотят принять участие в этом проекте. “Они получат уникальную возможность влиять на направления разработки для того, чтобы результаты удовлетворяли их требованиям, — объяснил Родион Шустер. — Мы постараемся найти некоторый общий знаменатель между их подходами и лучшими процессами на рынке, и в рамках нашей разработки переведем их в техническую форму”.

Более конкретно о том, что предполагается сделать в ходе локализации рассказал эксперт SAP СНГ Алексей Захаров: “Работа началась полтора года назад, в результате разработаны архитектура, выделены процессы, которые покроют основные потребности российских заказчиков, определены точки улучшения текущей ситуации и создан прототип системы”.

По словам Алексея Захарова, главными особенностями российской транспортной отрасли являются огромные расстояния, преимущественное использование железнодорожного транспорта (80% грузоперевозок приходится на железные дороги) и сильное отставание от Запада с точки зрения управления железнодорожными перевозками.

Для первого трехмесячного этапа выбраны три процесса внешней транспортировки: планирование и исполнение отгрузки; сверка счетов перевозчиков, в основном с РЖД; монитор диспетчера для слежения за транспортом. Кроме того, будут локализованы и процессы управления внутризаводской логистикой. При этом в качестве основы будут использоваться системы SAP TM для управления транспортировкой, SAP Yard Management для управления внутренней логистикой и SAP EM для слежения за транспортом. Эти продукты могут использоваться с другими бизнес-системами как самой SAP, так и других производителей.

Алексей Захаров подчеркнул, что SAP привлекает к локализации своих партнеров, одни из которых помогают в постановке задачи, поскольку хорошо знают рынок, другие добавляют решения для интеграции специализированного транспортного оборудования, а третьи принимают участие в самой разработке. Кроме того, предполагается сотрудничать с информационным кластером Сколково, где работают несколько стартапов, создающих продукты для расширения решений SAP.

Мнения компаний-заказчиков по поводу этого начинания SAP разошлись. Одни его одобрили, так как надеются получить единое решение, интегрированное с остальными системами SAP, что позволит сократить трудоемкость и затраты внедрения и эксплуатации.

Но другие считают, что эта разработка не имеет особых преимуществ по сравнению с системами, которые уже имеются в России и решают те же задачи. “Получается, что SAP идет по пути, который прошли другие компании, обслуживающие транспорт. Хотелось, чтобы мощь SAP была использована шире, например для оптимизации всей транспортной цепочки для горнодобывающих и металлургических предприятий”, — сказал представитель “Новолипецкого металлургического комбината”.

Однако участники дискуссии отметили, что оптимизация зависит не только от информационных систем, но и от РЖД. “Но в РЖД не очень заинтересованы в открытии данных о перевозках и инфраструктуре. А как можно оптимизировать перевозки без информации от РЖД? Кроме того, оптимизация возможна только тогда, когда нет дефицита. А пока еще на некоторых направлениях не хватает пропускной способности и локомотивов, и у перевозчика есть лишь два варианта — либо едем туда, либо не едем. Так что пока непонятно, насколько оптимизационные процессы применимы к нашей железнодорожной действительности, — констатировал представитель компании “Металлоинвест”. — Кроме того, сначала нужно понять, какой экономический эффект будет давать транспортное решение SAP, и сопоставить его с ценой этого решения. Неясно также, сколько будет стоить обслуживание решения и почем будут данные от РЖД. Но мы заинтересованная сторона, хотим посмотреть первые результаты, а потом будем решать”.

Судя по выступлению представителя РЖД, пока нет особой надежды на то, что у перевозчиков в ближайшей перспективе появится возможность оптимизации: “Что касается информации, то мы готовы предоставить практически всё. Но в отличие от Западной Европы, где можно проехать десятью разными способами, у нас мало вариантов выбора маршрута. Поэтому вся оптимизация с точки зрения РЖД, заключается в том, чтобы пропихнуть по железнодорожной сети как можно больше груза. К тому же при той тарифной политике, которая существует в нашей стране, мы не имеем возможности предоставлять дополнительные услуги, например по гарантированному времени доставки груза. У нас тариф зависит только от расстояния. Поэтому я думаю, что выбор оптимизационной стратегии для участников процесса транспортной логистики на данный момент — неразрешимая задача. Нет ни возможности повлиять на тариф, ни способа гибко выбирать маршрут”.

Версия для печати (без изображений)